Среднеазиатский регион располагает значительными сырьевыми ресурсами, имеющими не только региональное, но и глобальное значение. Основные природные богатства - нефть и газ, но также и уран.

Поэтому значение Средней Азии в глобальной политике и экономике будет только возрастать. . . Как таковой, среднеазиатский регион включает в себя шесть государств. Однако, его ядро составляют пять бывших советских республик, и именно они являются предметом настоящего доклада.

Этническая мозаика

Все страны этого региона объединяет господство ислама и этническая неоднородность. На практике это означает, что границы каждой из них не соответствуют этническим границам. В связи с этим Средняя Азия характеризуется высоким уровнем угрозы этнических конфликтов. Тем более что все страны региона, хотя и с различной интенсивностью, стремятся к строительству национальных государств.

Эти процессы не везде идут одинаково. Так, например, в официальной идеологии Казахстана пропагандируется идея государства 'для всех'. Однако, проводимая языковая политика и критерии подбора кадров в административно-бюрократическом аппарате сильно расходятся с этими декларациями.

Ислам

Независимо от того, что ислам однозначно доминирует среди всех конфессий региона, он играет неодинаковую роль в каждом из государств. Проблема заключается не только в численности мусульман, но и во влиянии религии на жизнь общества и государственную власть. Попытка исламской революции имела место только в Таджикистане и закончилась неудачей.

Иначе дело обстоит в Узбекистане, где ислам играет особую роль. В этом государстве есть регионы, в которых религиозные лидеры имеют большее влияние, чем государственная власть. В целом, угроза распространения радикального ислама остается актуальной, и в первую очередь это касается Узбекистана.

Власть

Во всех странах региона власть склоняется в сторону авторитаризма. Однако ситуация заметно различается по странам. Так, Туркмения пошла путем, граничащим с тоталитаризмом. В свою очередь, в Узбекистане можно говорить о тотальном политическом контроле и жестких преследованиях исламских радикалов. Иначе ситуация выглядит в Казахстане, власти которого декларируют приверженность западным стандартам в политике и экономике, а в Таджикистане власть слишком слаба, чтобы вмешиваться в жизнь общин и граждан. Это приводит к тому, что в некоторых случаях они существуют как бы параллельно. Подобные процессы в Киргизии привели в марте 2005 г. к революции тюльпанов и смене правящей команды. Это стало переломным моментом в развитии остальных государств региона - прежде всего, Узбекистана, где из опасений перед повторением киргизского сценария начала проводиться более жесткая внутренняя политика.

Разделительные линии

Возникшие после распада СССР государства Средней Азии больше разделяет, чем объединяет. Характерно, что здесь нет ни одной чисто региональной организации, а те, членами которых они являются - СНГ или ШОС - возникли по инициативе субъектов, находящихся за рамками региона. Главную роль в этих структурах играет Россия.

При такой ситуации можно ожидать обострения борьбы за лидерство в регионе. В настоящее время имеется два претендента на роль лидера - Казахстан и Узбекистан. Первый является более западным. Он имеет более развитую экономику и значительные энергетические ресурсы, пользующиеся огромным спросом на мировых рынках.

Иначе дело обстоит с Узбекистаном, геополитический потенциал которого является более восточным. Он не только располагает большим демографическим потенциалом (почти 50% населения всего региона), но еще и является государством, по среднеазиатским меркам, относительно однородным этнически.

Геополитический квадрат

В настоящее время весь среднеазиатский регион является скорее объектом игры мировых держав, чем субъектом. Огромный интерес к нему проявляют Россия, США, исламский мир и Китай. В будущем он может стать центром геополитического соперничества между этими четырьмя силами.

Не исключено, что в игру вступит и Европейский Союз, все более заинтересованный в этом регионе, и тогда 'геополитический квадрат' превратится в 'геополитическую звезду'. В настоящее время проблема ЕС заключается в том, что, будучи уже сейчас заинтересованным в экономическом и политическом присутствии в регионе, он не располагает достаточными возможностями для того, чтобы стать серьезным игроком на этом пространстве.

Структура интересов

Целью США в Средней Азии является:

- установление контроля над добычей и транспортировкой нефти и газа из бассейна Каспийского моря;

- контроль над стратегическими месторождениями урана;

- создание условий для возможной сырьевой блокады Китая;

- усиление своего военного присутствия с целью создания инструмента давления на Китай, Иран, а в будущем - также Индию и получение плацдарма для возможной военной операции против Ирана.

К стратегическим интересам России относятся:

- максимальный контроль над транзитом среднеазиатских нефти и газа, чтобы они не стали альтернативой российскому сырью;

- сохранение своего присутствия в регионе, чтобы не допустить его исламизации, чреватой проникновением исламских радикалов в Россию;

- недопущение усиления позиций США в регионе путем т.н. экспорта демократии;

- блокирование возможности превращения Китая в доминирующую силу в регионе.

Наконец, Китай. Среди его целей:

- получение возможности участия в эксплуатации среднеазиатских нефтяных и газовых месторождений;

- изменение направления экспорта нефти и газа с запада на восток;

- обеспечение своего военного присутствия в регионе и

- участие в строительстве новых транспортных путей.

Что касается мусульманских стран, то их интересует, прежде всего, возможность создания нового мусульманского государства в Ферганской долине.

Позиция России в регионе

В конце 1990-х годов Россия явно проигрывала США в борьбе за влияние в Средней Азии. Лидеры этого региона видели в Америке главного инвестора. Однако, постепенно они убеждались в том, что такое партнерство не гарантирует 'вечной дружбы' с правящими элитами. В результате, начали возрастать шансы России на восстановление своих позиций в регионе. Выражением этого было требование Узбекистана ликвидировать американские военные базы в этой стране. Однако, пока преждевременно говорить об окончательном переломе негативных для России тенденций.

Угрозой российским интересам в особенности является двойная лояльность постсоветских лидеров. Пример тому - Казахстан. В России с неудовольствием была воспринята договоренность о поставках казахского газа Грузии, которая лишила Москву важного инструмента давления на Тбилиси.

Еще большие опасения в России вызывает возможность поставок казахской нефти в Европу по трубопроводу Баку - Тбилиси - Джейхан. Москва боится не только конкуренции на европейском рынке, но и того, что часть европейских нефтеперерабатывающих предприятий будет переоборудована на казахскую нефть, что сделает технически невозможной переработку российской нефти, отличающейся по качеству от каспийской.

Наконец, Москва с огромной обеспокоенностью наблюдает за действиями США в Средней Азии, которые, по ее мнению, нацелены на создание новой межгосударственной региональной организации под американским протекторатом.

Ситуацию осложняет отсутствие согласия среди российских элит по вопросу о направлениях внешней политики. Часть политиков из окружения президента Путина (т.н. петербургские либералы) выступают за стратегическое партнерство с Западом. В свою очередь, т.н. чекисты, т.е. клан, связанный с силовыми структурами, ставят на партнерство с Китаем и Индией, возвращаясь к концепции треугольника Москва - Дели - Пекин, выдвинутой бывшим премьер-министром России Евгением Примаковым во время операции НАТО в Югославии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.