С того самого дня в 1998 г., когда "большая семерка" промышленно развитых демократических стран распахнула свои двери для России и превратилась в "восьмерку", несчастье было неизбежно. Россия не отвечала требованиям ни по развитию, ни по демократии. Принятие Москвы было скорее жестом, рассчитанным на поощрение демократического процесса. Сегодняшняя печальная реальность заключается в том, что хотя Россия и стала чуть побогаче, благодаря высоким ценам на нефть, демократии в ней еще меньше, чем во время ее вступления в "восьмерку". Могут ли остальные члены сделать что-то по этому поводу сейчас, когда в клубе председательствует Владимир Путин?

Могут, но немного. Во-первых, российский президент снискал популярность в своей стране, повернув вспять демократический процесс, создав искусственные политические партии для укрепления своей власти, вернув большинство телеканалов под контроль государства и недавно приняв закон, ограничивающий деятельность неправительственных организаций (НПО). Он не выказывает особого уважения к независимости бывших советских республик, а ныне соседей России, таких, как Украина и Грузия. Он вызывает беспокойство в Европе, используя контроль над поставками нефти и газа для сохранения своего влияния в регионе. Однако и им, и США, нужна его помощь для того, чтобы как можно скорее убедить Иран отказаться от ядерных амбиций.

Ирония в том, что Путин сделал энергетическую безопасность главным вопросом повестки дня "восьмерки" в этом году и отметил это, прекратив поставки газа на Украину в первый день нового года. Теперь Евросоюз рассматривает Россию как источник энергетической небезопасности и активизирует усилия по выработке давно требовавшейся общей энергетической политики, включая трансграничные связи и хранилища, а также ищет другие источники, чтобы уравновесить излишнюю зависимость от подконтрольного Кремлю "Газпрома".

Однако, будучи потребителями энергоносителей, европейцы не очень-то могут влиять на Россию, своего главного поставщика, и Путин прекрасно это знает. Они могут навести порядок только в собственном доме. Могут призывать его наконец-то ратифицировать энергетическую хартию, которая предоставит независимым (и центрально-азиатским) производителям свободный доступ к трубопроводам "Газпрома", но последний все равно будет контролировать краны.

Единственное, что другие члены "восьмерки" могут сделать, - это даровать или отнять международный престиж, к которому стремится Путин, председательствуя в организации. Исключать его или отказываться от посещения июньского саммита [так в тексте. На самом деле саммит пройдет в июле - прим. пер.] в Санкт-Петербурге уже слишком поздно. Это лишь вызовет его недовольство, но не заставит пересмотреть политику. Зато вся "семерка" может использовать ту же площадку, чтобы публично объяснить, почему они обеспокоены отходом России от демократии, причем объяснить как печально, так и гневно. То же самое касается поведения Москвы в отношении ее соседей.

Что же до "большой восьмерки", с Россией в качестве председателя это уже не демократический клуб. Что подчеркивает абсурдность исключения Китая и подлинно демократической Индии. Чем скорее они будут приняты, тем лучше. С Путиным в роли председателя "восьмерка" никак не может претендовать на эксклюзивность.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.