Вашингтон. Несмотря на исторический характер первого со времен Исламской революции 1979 года прямого письма иранского президента американскому президенту, позиция Тегерана фундаментально не смягчилась - пока. Иран по-прежнему хочет расширить свою ядерную программу.

Но это письмо могло бы открыть путь к мирному разрешению иранской ядерной проблемы.

Мы предлагаем, чтобы Совет Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН) принял резолюцию на основе главы 6 Хартии ООН, которая призывает все заинтересованные стороны разрешать свои разногласия мирными средствами. В настоящее время Соединенные Штаты настаивают на принятии СБ ООН резолюции на основе главы 7, которая санкционирует применение экономических санкций или военной силы. Китай и Россия выступили против резолюции на основе главы 7.

Резолюция на основе главы 6 позволила бы Международному агентству по атомной энергии (МАГАТЭ) создать команду специальных инспекторов, которая получила бы широкий доступ к расследованию деятельности Ирана в ядерной области. В эту команду вошли бы международные ядерные специалисты, главным образом из МАГАТЭ.

Важно отметить, что команда дополнила бы - но не заменила - роль МАГАТЭ и в выполнении своей миссии руководствовалась бы статьей 12 Положения о МАГАТЭ, которая предусматривает специальные инспекции при необходимости решать вопросы соблюдения требований. Если команда специальных инспекторов выявит запрещенную ядерную деятельность, СБ ООН в таком случае будет иметь более сильные, чем сегодня, основания для того, чтобы изучить возможность принудительных мер.

Нынешний процесс в СБ ООН удерживает иранскую ядерную проблему в состоянии постоянного кипения. Резолюция на основе главы 6 могла бы снять давление до того, как эта проблема выльется в ненужную и дорогостоящую войну, тогда как от Ирана будут по-прежнему требовать соблюдения обязательств по ядерной безопасности.

С какой стати Ирану сотрудничать с этими специальными инспекторами?

Во-первых, хотя Иран, возможно, хочет сохранения неопределенности ситуации, чтобы его ядерная программа казалась более внушительной, чем она есть на самом деле, Тегеран выиграет больше, если откроется для более назойливых инспекций. Постоянный представитель Ирана в ООН Джавад Зариф (Javad Zarif) недавно заявил, что Иран согласен разрешить "назойливые инспекции" своих ядерных объектов и "ограничить обогащение ядерных материалов, чтобы они были пригодны для выработки электроэнергии на атомных реакторах, но не для использования в ядерных боеприпасах".

Во-вторых, специальные инспекции могли бы предоставить Ирану возможность получить заключение о том, что он "здоров" в ядерном смысле. Если Иран станет возражать против таких инспекций, будет казаться, что он обструкционист.

Иран стремится к легитимности и хочет стать крупной державой в зоне Персидского залива и на Большом Ближнем Востоке. Соединенные Штаты и их союзники хотят помешать Ирану приобрести ядерное оружие. Россия и Китай, а также и Европейский Союз (ЕС) хотят также продолжать вести бизнес с Ираном.

Если ли способ удовлетворить эти разные интересы?

Хотя в качестве первого шага следует уменьшить неопределенность в отношении ядерной программы Ирана и заставить Иран соблюдать обязательства по безопасности, принятые им при подписании Договора о нераспространении ядерного оружия, важно также принять меры к снижению озабоченности Ирана вопросами собственной безопасности и экономики.

Вот тут-то Россия может сыграть свою особую роль. Выступая в качестве посредника Соединенных Штатов, Москва могла бы внушить Тегерану, что нынешняя неоднозначная ситуация ведет к войне. России следует внушить Ирану настоятельную необходимость немедленно свернуть его деятельность по обогащению урана и разрешить команде специальных инспекторов доступ к его ядерным объектам, чтобы сделать обоснованный вывод относительно ядерной программы Ирана.

В качестве необходимого добавочного стимула России следует также предложить начать многосторонний диалог с участием, как минимум, Ирана, России и ЕС. Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива тоже будут иметь побудительные мотивы к тому, чтобы присоединиться к этому диалогу. Соединенные Штаты могут поначалу отказаться от участия в нем, но должны быть готовы к тому, чтобы в него включиться, когда станет казаться, что Иран серьезно относится к идее заключения соглашения.

В ходе этого диалога можно будет обсудить широкую повестку, включающую гарантии безопасности и помощь в экономическом развитии Ирана. Что касается сроков, России, которая в настоящее время является председателем Группы Восьми (G-8) ведущих промышленных стран мира, следует планировать созыв форума по Ирану до саммита G-8 в Санкт-Петербурге нынешним летом.

Россия и Соединенные Штаты в последние 15 лет демонстрируют, что совместная работа может обеспечить более высокую безопасность для всех заинтересованных сторон.

Чарльз Фергюсон является специалистом по науке и технике в американском Совете по международным отношениям. Виктор Мизин, российский специалист по контролю над вооружениями и нераспространению ядерного оружия, работает по обмену в Центре Генри Стимсона (Henry L. Stimson Center)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.