Wednesday, June 28, 2006; 11:00 AM

Обозреватель бизнес-редакции Washington Post Стивен Перлстайн отвечал в онлайне на вопросы читателей о российской энергетической отрасли и инвестициях в Россию. Он пишет, что новоиспеченные инвесторы российского энергогиганта компании 'Роснефть' будут не единственными, кто поддался на российский соблазн.

Журналист Washington Post Стивен Мафсон (Steven Mufson) также рассказал об IPO 'Роснефти' во вчерашней статье 'Российское предложение акций - мутная смесь нефти и политики'.

О Перлстайне: Стивен Перлстайн пишет для Washington Post о бизнесе и экономике. За годы, проведенные в журналистике, он побывал на редакторских должностях в The Post и в журнале Inc. Он основатель и редактор либерального ежемесячника The Boston Observer. Свою журналистскую карьеру он начинал в двух газетах Нью-Гэмпшира - Concord Monitor и Foster's Daily Democrat. Перлстайн также работал репортером на телевидении и в Конгрессе.

____________________________________________________________

Александрия (Вирджиния): Вам не кажется, что то, что Россия распродает свои ресурсы, вредит ее демократическим движениям? Мне известно немного случаев, чтобы золотая лихорадка пробуждала лучшее в людях.

Стивен Перлстайн: В данный момент, это им не помогает. Поскольку деньги контролируются Кремлем и его тщательно отобранными союзниками, и они используют эти деньги, чтобы укрепить нынешнюю структуру политической власти, это замедляет естественное развитие, когда увеличение богатства и демократия идут рука об руку. Сейчас существует очень авторитетная литература, в которой говорится о том, что в первые годы экономического развития разрыв в доходах становится очень большим, а потом сокращается. Но сейчас совершенно другое дело, поскольку политические олигархи одновременно являются экономическими.

___________________________

Арлингтон (Вирджиния): Мне довелось дважды пожить в бывшем Советском Союзе (в Москве и Казахстане), и меня постоянно шокировал размах коррупции и то, что так мало денег, накопленных олигархами, инвестируется обратно в экономику - особенно, в технологии и инфраструктуру. Прошло шесть лет с моего возвращения - интересно, что-то изменилось или все по-прежнему?

Стивен Перлстайн: Одно из изменений - в том, что многие из крупнейших олигархов разгромлены или уехали из страны вместе с деньгами, из страха, что Путин разгромит и их. Теперь такая ситуация, что Путин пытается поднять знамя борьбы с коррупцией, потому что он изменяет правила игры - экономические и политические - в пользу своих людей и не хочет допустить, чтобы деньги ушли от них (получающих их 'легально') к другим. В конце концов, если контролируешь крупные энергетические компании, и можешь использовать их деньги на любые нужды, то тебе не нужно чтобы другие приближались к системе. Вся система - В ТЕБЕ.

_________________________

Спрингфилд (Вирджиния): Насколько безопасно инвестировать в Россию? Постоянно слышишь истории о том, как компании фиктивно перерегистрируют свой бизнес и свою недвижимость на другие имена, а затем продают собственность, чтобы очистить банковские счета. Насколько плохо обстоит дело с коррупцией, насколько сильна власть закона?

Стивен Перлстайн: По-моему, совсем не безопасно. Посмотрите, 'Роснефть' выходит на биржу только потому, что инвесторы считают, что это беспроигрышное дело. И на первый взгляд все выглядит отлично. Зачем инвестировать в какую-то другую компанию, которая должна биться на свободном рынке за ресурсы, людей и капитал, когда можно вложить деньги в 'Роснефть' или 'Газпром', зная, что власть сделает все ради экономической силы и успеха этой компании? Если вы аморальный инвестор - а это свойство инвесторов - то для вас это неплохая сделка. Проблема в том, что та же самая экономическая и политическая олигархия, которая готова расправиться с любым конкурентом или местным населением, если оно встанет на их пути, может так же расправиться с миноритарными инвесторами. И им будет нечего делать, потому что судебная система в кармане у Путина и его людей. Единственная прибыль, которую они позволят получить иностранным инвесторам, будет минимумом, необходимым для того, чтобы привлечь новый поток денег тех, у кого короткая память или кто игнорирует очевидные сигналы. Все, что за рамками этой необходимости, они откачают себе, что с их стороны вполне рационально.

А от нас не требуется читать им лекции о том, как управлять их экономикой. Но мы должны сказать собственным инвесторам, что, если у них возникнет проблема, то никто не придет им на помощь и не спасет их инвестиции. И, более того, мы должны сказать своим банкам и крупным финансовым институтам, чтобы они не давали кредиты российским фирмам или инвесторам, вкладывающим капитал в российские фирмы - по крайней мере, в государственные депозиты. Более того, они должны располагать большим капиталом для подстраховки своих российских инвестиций. Вполне реален риск потерять их, как это было после краха рубля в 1998 г.

___________________________

Александрия (Вирджиния): Господин Перлстайн, как вы объясните то, что адвокатская контора Джеймса Бейкера III Baker Botts расхваливает свою победу над ЮКОСом, подавшим иск о банкротстве на сумму 28 млрд. долларов, в Федеральном суде по банкротствам в Хьюстоне, как 'эпохальную победу' правосудия над Ходорковским, Лебедевым и Невзлиным, основным владельцами ЮКОСа, и то, что теперь она представляет российское министерство энергетики и министерство финансов в процессе против Коалиции американских акционеров по делу о так называемой экспроприации путем национализации 'Юганска', основного актива ЮКОСа? Неужели Вы настолько наивны, что полагаете, будто Джеймс Бейкер III не посоветовался с сильными мира сего с Пенсильвания-авеню, 1600 [адрес Белого Дома - прим. пер.] и не заручился их одобрением, прежде, чем приступил к делу об экспроприации принадлежавших американским акционерам акций компании, бывшей жемчужиной российского нефтяного бизнеса?

То, что между сильными мира сего (из Кремля и Белого Дома) была 'договоренность' стало ясно после того, как Ходорковскому не удалось продать свой контрольный пакет акций 'Юкоса' американским нефтяным компаниям ExxonMobil и ChevronTexaco. Представьте себе, что бы было, если бы американские нефтяные магнаты стали владельцами крупнейшей, самой прибыльной нефтяной компании России, жемчужины ее нефтяного сектора. Реакция Кремля оправданна и по сути, американское правительство в конечном счете ее поддержало. Я бы еще добавил, что американские нефтяные компании получили бы долю контроля над российской внутренней и внешней энергетической политикой и ЦЕНАМИ.

Настал момент истины, господин Перлстайн. ЮКОС был приобретен в результате мошеннических приватизационных схем (кредиты в обмен на акции) с отмыванием денег в наших банках (вы ведь не забыли о скандале конца 1990-х с Bank of New York?) за смешную сумму в 310 млн. долларов. Эти деньги были отобраны у бывшей компартии под личным контролем Бориса Ельцина и, видимо, негласном попустительстве Уильяма Клинтона или, точнее, Альберта Гора и Строуба Тэлбота.

Вы говорите о 30 млрд. долларов, захваченных по сфабрикованному налоговому делу? Нет, дорогой господин Перлстайн, эти обвинения не были сфабрикованы. Президент Путин - не бессовестный брокер, которым Вы его пытаетесь изобразить. Нужно еще раз изучить эти офшорные убежища для отмывания денег, где в надежные руки Ходороковского и партнера Лебедева Невзлина, находящегося сегодня под защитой Израиля, было передано примерно 48 млрд. долларов.

IPO 'Роснефти' по 'Юганску' - это запоздалый момент истины. Это безопасная инвестиция, такая же безопасная, как та, которую клиент Джеймса Бейкера III ConocoPhillips сделает в крупнейшее месторождение 'Газпрома', если останется в его шорт-листе. Славу и деньги получают те, кто знает, чем кончится игра.

Кейрон фон Герке-Томпсон (Karon von Gerhke-Thompson)

Стивен Перлстайн: Да, это впечатляет. . . Но посмотрите, никто, включая меня, не говорит, что Ходорковский был святым. Да, изначально он украл компанию у российского народа. И, может быть, как-то, путем юридических процедур, должен был вернуть стоимость народной нефти в общественное пользование. Но если страна дает добро на публичное предложение акций глобальным инвесторам, то нужно оценить пользу такого шага и пользу, которую приносят надежные источники иностранных инвестиций. В данном случае такой оценки не было. Ходорковского отправили в Сибирь, компанию ренационализировали, а инвесторы - российские и зарубежные - не получили никакой компенсации.

Я не могу поговорить с Baker Botts, хотя уверен, что Вы правы, говоря, что они не могли не использовать тайных каналов, если это принесло выгоду фирме или ее клиентам.

________________________________

Вашингтон (округ Колумбия): Если Путин и его политика производят такое удручающее впечатление, почему он так популярен? И, кстати, каковы альтернативы? Коммунисты? Жириновский?

Стивен Перлстайн: Поймите меня правильно. Я не предлагаю вмешиваться во внутренние дела России. Я считаю, что мы должны максимально затруднить ненадежной стране возможность за счет международных финансовых операций пользоваться ресурсами мирового финансового рынка, который действует по определенным правилам. Россия эти правила не соблюдает. И пока она не начнет их соблюдать, мы должны сделать так, чтобы ей было труднее залезать в карманы наших инвесторов.

_______________________

Фэрфакс (штат Вирджиния): Насколько это IPO позволяет судить о репутации самой Лондонской биржи? Насколько тщательно ее специалисты проверяли эту компанию?

Стивен Перлстайн: Насколько я понимаю, она пока не включила акции 'Роснефти' в листинг. Проверка еще идет. И у меня нет сомнений, что ответ Лондонской биржи, да и всех американских бирж, должен быть отрицательным.

_______________________

Вашингтон (округ Колумбия): Три месяца назад я побывал в Москве и Мурманске и лично убедился в том, насколько Россия еще далека от статуса великой экономической державы. Для решения проблем, связанных с коррупцией, отсутствием работоспособных банковских и правовых институтов и упадком инфраструктуры понадобится много лет, как бы ни лицемерил Путин, пытаясь убедить мир, что это не так.

Стивен Перлстайн: Спасибо за свидетельство очевидца.

_______________________

Арлингтон (штат Вирджиния): Г-н Пирлстайн,

Согласен с вашим мнением о том, что люди, решившие вложить капиталы в эту российскую нефтяную компанию, проявляют безрассудное легковерие. Однако, что касается геополитического и стратегического уровня, Каспаров прав в теории, но на практике Россия очевидно получит все необходимые инвестиции для обеспечения поставок нефти и газа странам, у которых выработалась 'наркозависимость' от этого сырья. По добыче нефти Россия идет почти вровень с Саудовской Аравией, а ее запасы природного газа - крупнейшие в мире. На долю этой страны уже приходится треть углеводородного топлива, потребляемого Европой и Японией: одно это станет рычагом для инвестиций, призванных обеспечить бесперебойность поставок. Если оставить за скобками геополитические и стратегические вопросы, Россия выглядит особенно привлекательно в роли потенциального поставщика ископаемого топлива: хотя ее добыча, возможно, уже достигла максимальных объемов, внутри страны потребление этого сырья вряд ли сильно увеличится, если увеличится вообще - так что немалую долю добываемых энергоносителей можно будет пустить на экспорт. Вспомним: ожидается, что за ближайшие 50 лет население России сократиться на 22%.

Конечно, Путин, который, после службы в КГБ защитил в Петербургском горном институте диссертацию под названием 'К созданию российской транснациональной энергетической компании' [так в тексте. Название диссертации Путина - 'Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений (на примере Санкт-Петербурга и Ленинградской области)' - прим. пер.], намерен воспользоваться этим к выгоде своей страны. Главная идея его диссертации - Россия должна использовать свои гигантские запасы энергоносителей для получения геостратегических преимуществ. На мой взгляд, у него не возникнет проблем с воплощением этой идеи в жизнь, поскольку ископаемое топливо имеет огромную энергетическую ценность, и мир приобрел зависимость от этого сырья. Вы согласны?

Стивен Перлстайн: Понимаете, если российские власти стремятся национализировать энергетические активы страны и управлять ими в рамках одной государственной нефтяной компании, они не являются в этом смысле первопроходцами. Именно так поступило большинство стран Ближнего Востока, Мексика, Венесуэла. Однако в основном (с Венесуэлой вопрос пока неясен) эти страны и компании соблюдают международные правила ведения бизнеса, в том числе связанные с выполнением контрактных обязательств, беспристрастным арбитражем при урегулировании споров и др. Если Россия хочет действовать по этому образцу, ради бога - но нельзя экспроприировать уже вложенные капиталы и всячески демонстрировать, что она и в будущем намерена вести себя своевольно и капризно.

Вопрос, конечно непростой, но стоит помнить: России ее клиенты нужны не меньше, чем российские энергоресурсы - этим потребителям. Иметь дело с вероломным партнером в конечном итоге всегда невыгодно.

_______________________

Чикаго: В большинстве случаев Россия ведет себя как рационально мыслящий рыночный игрок, стремящийся увеличить свою долю рынка, и в, общем и целом, использует полученные капиталы для увеличения добычи. Потом она вдруг выкидывает трюк вроде прекращения поставок газа на Украину, и, возможно, в Грузию, от которого Западную Европу охватывает тревога. Поскольку и 'Роснефть' и 'Газпром' контролируются Кремлем, думаю, можно предположить, что они руководствуются одними и теми же мотивами.

Мой вопрос звучит так: как отделить ее экономические задачи от политических - они, похоже, время от времени вступают в противоречие друг с другом? Насколько Россия готова использовать свои поставки энергоносителей во внешнеполитических целях?

Я согласен с Макфолом. Ходорковский приобрел 'ЮКОС' за счет преступной деятельности, и вообще среди первых олигархов он был одним из наиболее склонных к насильственным методам. На самом деле проблема состоит в том, что любители снимать сливки с природных богатств России не переведутся в этой стране еще лет сто.

Стивен Перлстайн: Да, это действительно серьезная проблема, и, наверно, пройдет не один десяток лет, прежде чем в России сложится благоприятный деловой климат для долгосрочных иностранных инвестиций. Потому-то, включая российские компании в листинги наших бирж, и принимая страну в 'большую восьмерку' или ВТО, мы торопим события. Россия для этого еще не созрела.

Вы, конечно, можете спросить, почему я не говорю того же самого о Китае. Но, хотя отчасти в этой стране существуют те же проблемы, - отсутствие демократии, существенное вмешательство государства в экономику, всепроникающая коррупция - ситуация в Китае, на мой взгляд, реально отличается от российской. Китай быстро продвигается в правильном направлении, признает существование многих из этих проблем и старается их решить. А конкретнее - государство там не составляет заговор совместно с дружками политических лидеров для экспроприации активов, принадлежащих иностранцам. И причина этого проста: возможность участия в деятельности международных рынков, товарных и финансовых, для Китая настолько важна, что это им невыгодно даже в краткосрочной перспективе.

_______________________

Фэрфакс (штат Вирджиния): Спасибо за ответ на мой вопрос насчет Лондонской биржи. Теперь я хочу спросить: что говорит это IPO о поведении таких корпораций, как J.P. Morgan Chase, Morgan Stanley, ABN AMRO Rothschild, Dresdner Kleinwort Wasserstein и Goldman Sachs?

Стивен Перлстайн: Оно говорит о том, что эти компании ведут себя аморально. Оно говорит о том, что они думают о собственной выгоде, а не инвесторах, чьи интересы они должны представлять. Становится очевидным, что они стоят на страже интересов эмитентов, а не инвесторов. Они возразят, что выполнили свой долг, заявив об имеющихся рисках, и теперь пусть их оценивает рынок. Я же считаю, что в бизнесе должны существовать некие минимальные стандарты, и если страна этим стандартам не соответствует, такие корпорации не должны освящать подобные IPO своим добрым именем. Именно так все обстояло прежде, и именно поэтому за названием Morgan или Goldman стояло нечто большее, чем высокие прибыли их собственных менеджеров и инвесторов. А теперь эти названия попросту предупреждают: 'Покупатели, остерегайтесь!'

_______________________

Александрия (штат Вирджиния): В России происходит настоящий бум на рынке недвижимости. По-вашему, это 'мыльный пузырь', или еще существует возможность заработать на российской недвижимости прибыль?

Стивен Перлстайн: Не стану утверждать, что знаком с ситуацией. Этот бум очевидно отражает рост благосостояния в стране и процесс урбанизации, и в этом случае он имеет под собой реальные основания. Однако, вероятно, речь идет и о притоке на этот рынок спекулятивных капиталов, как российских, так и зарубежных, а такое не может не вызывать тревогу.

_______________________

Арлингтон (штат Вирджиния): Помнится, наш президент заглянул Путину в душу и счел, что он - человек прямой и надежный?

Стивен Перлстайн: Это зависит от того, как вы определяете понятие 'надежный'.

_______________________

Вашингтон (округ Колумбия): Следует ли нам предостерегать инвесторов и от вложения капиталов на Украине, где судебную власть контролируют олигархические кланы? А как насчет Грузии: там в парламент спокойно избираются люди, о которых достоверно известно, что они - боссы организованной преступности? Возникает ощущение, что ваша якобы 'рациональная' оценка ситуации в России - лишь прикрытие все той же старомодной русофобии, от которой в нашем городе, похоже, никак не избавятся.

Стивен Перлстайн: Никакой русофобии здесь нет. То, что вы рассказываете об Украине и Грузии, вероятно, дает основания остерегаться этих рынков. Вот только не припомню, чтобы компании из этих стран размещали на Лондонской бирже акции на 10 миллиардов долларов.

_______________________

Бетесда (штат Мэриленд): Что вы скажете о прочности рубля? Я заметил, что уже несколько лет инфляция в России исчисляется двузначной цифрой - означает ли это, что финансовая ситуация неблагоприятна, и рубль может рухнуть, как в конце девяностых, или же его можно считать устойчивой валютой с учетом нынешнего бума на сырьевом рынке и роста золотовалютных резервов страны?

Стивен Перлстайн: Рубль неустойчив. Ситуация в точности напоминает 1998 г.

_______________________

Арлингтон (Вирджиния): Но по большей части (я имею в виду, что по Венесуэле еще не все ясно до конца) эти страны и компании действуют в соответствии с мировыми правилами ведения бизнеса: выполняют контракты, не препятствуют объективному разрешению споров и т.п.

Согласен, что именно так и оно и было, но было оно так только лишь потому, что существовали альтернативные поставщики, причем зачастую более одного, которые удовлетворяли спрос стран, которые к тому же тогда далеко не так крепко сидели на энергетической игле. А сейчас мы видим, что Россия, Венесуэла, Иран и им подобные страны, имеющие энергоносители и экспортирующие их, в той или иной степени используют этот фактор, чтобы получить от других то, что им нужно. Надеюсь, что у них ничего с этим не выйдет, а не выйдет только в том случае, если весь мир (то есть мы) сможет избежать необходимости покупать их энергетическую продукцию. Надеюсь, что Вы правы.

Стивен Перлстайн: Соглашусь.

____________________

Арлингтон (Вирджиния) : Уважаемый господин Пирлстайн, хотя я согласен с тем, что Вы говорите относительно недостаточной организации управления в российских компаниях, мне кажется, что Вы слишком активно смешиваете политику с бизнесом. Те, кто собирается вложиться в 'Роснефть' на ее IPO, считают, что на этой компании можно сделать деньги, и они, скорее всего, правы, даже несмотря на высказывания, которые Вы приводите (хотя, конечно, чтобы знать наверняка, надо подождать год и затем поглядеть, как изменится цена их акций). Так что Ваше утверждение о легковерности [инвесторов] небесспорно. Что касается Вашего предложения 'заставить' 'Роснефть' отозвать свое размещение, на это довольно-таки нетривиальное действо было бы очень интересно посмотреть. На базе таких же доводов - и с таким же успехом - Вы могли бы потребовать 'заставить' и другие компании, например, из Китая, стран Латинской Америки и т.п. вообще не выходить на биржу с открытыми размещениями. Лично мне было бы интересно увидеть реакцию на подобные предложения. Не уверена, что с подобной затеей Вы бы много чего добились.

Надя.

PS. Сразу хочу добавить, что я русская, живу в Вашингтоне, и, хотя меня устраивает отнюдь не все из того, что сейчас происходит в России, я постоянно поражаюсь тому, с какими крайностями по отношению к ней приходится встречаться в обществе и в американской прессе. Когда начинаешь говорить с бизнесменами, на самом деле работающими в России, слышишь совершено другое.

Стивен Перлстайн: Знаете, у меня есть немало знакомых юристов и предпринимателей, которые многого добились в России. Однако между инвестициями в такой, например, хеджевый фонд, как Hermitage, и предложением акций на открытой бирже, где их будут покупать рядовые инвесторы, есть некая разница. Также есть разница и в том, кому давать в долг деньги: выдать миллиард долларов американской корпорации или миллиард долларов - а ведь это деньги вкладчиков, застрахованные правительством Соединенных Штатов - какому-то фонду, который вложит их в акции 'Газпрома'. Должна же быть какая-то 'золотая середина' между принципиальным отказом от допуска России к любым видам западного капитала - чего, кстати, я и не предлагаю - и ограничением видов капитала, которые могут свободно туда перемещаться.

____________________

Вашингтон (округ Колумбия): Не то чтобы я во всем стою за Россию - в том, что Путин строит капиталистическую систему 'для государства и для своих', причем совершенно непрозрачно (в том смысле, что есть игра, но нет четких правил), нет, по-моему, ничего хорошего. Однако в случае с 'Роснефтью' дело, как ни грустно, в том, что, каким бы плохим там ни был менеджмент и как бы определенные политические решения ни шли вразрез с интересами акционеров, надо взглянуть в глаза реальности: у компании столько нефти, что, с учетом нынешнего спроса на нее, прибыль гарантирована с любом случае - если только Сечин, Путин и весь их 'кружок имени КГБ' не потеряет власть вдруг и сразу. Так что, это все-таки плохое вложение денег?

Стивен Перлстайн: Оно превратится в плохое, если начнется сокращение рынков, и они найдут способ, как обойти интересы миноритарных акционеров. А если Вы думаете, что они выше этого, что они этого не сделают, потому что руководствуются некими западными понятиями типа справедливости и законности, значит, просто недостаточно внимательно на них смотрите. Они растопчут Вас без малейших колебаний. А если бы Вы были в России и стояли бы у них на пути, Вас послали бы в Сибирь, в лагерь. Причем в буквальном смысле этого слова.

____________________

Вашингтон (округ Колумбия: несколько недель назад видел интервью Дэвида Ремника (David Remnik, журналист, писатель - прим. перев.) с Чарли Роузом (Charlie Rose, популярный американский телеведущий - прим. пер.). У них тогда развернулась дискуссия, каким путем Путин попытается 'легализовать' богатства, скопленные им за время пребывания у власти. Поговаривают, что эта цифра может превышать 12 миллиардов долларов. У Вас есть какие-нибудь мысли по этому поводу?

Стивен Перлстайн: Все, что говорит Дэвид Ремник, звучит достаточно разумно.

____________________

Вашингтон (округ Колумбия): В своей колонке Вы писали, что в информации о 'Роснефти' изложены как риски, с которыми придется жить потенциальным инвесторам, так и возможности, которые перед ними откроются. Разве это не признак повышения прозрачности? В вопросе об инвестициях в Россию 'за' неизменно высказывается даже Билл Браудер (Browder), хотя у него и проблемы с визой. В результате этого IPO и энергетический сектор России, и страна вообще, в еще большей мере интегрируются в систему западных норм. США должны развивать отношения с Россией по множеству вопросов: поощрять ее к демократическому и экономическому развитию на условиях самой России, работать с ней по Ирану, продолжать успешное партнерство по контролю над ядерными материалами и обеспечивать, с точки зрения долгосрочной перспективы, дальнейшее взаимодействие в надежном и достаточном энергообеспечении всего мира. А после чтения Вашей статьи остается впечатление, что Штаты (как, впрочем, и всегда) слишком навязывают себя всем остальным.

Стивен Перлстайн: Мне показалось, что я достаточно ясно высказал свою точку зрения: я не хочу навязывать России наши взгляды на что бы то ни было. Они идут трудным путем, потому что для развития им пришлось свернуть с коммунистического пути. Может быть, тот путь, которым они идут сейчас, и правилен, не знаю. Но другой вопрос, что кое-кто считает, что мы должны позволить этой стране - стране с неправильной экономикой и деловой системой - уже сейчас пользоваться всем тем, что дают глобальные финансовые рынки. Чувствуете разницу?

____________________

Вена, штат Вирджиния: Что хуже - вкладывать деньги в российскую нефтяную компанию или в китайский банк?

Стивен Перлстайн: В российскую нефтяную компанию. И, кстати, Вы знаете хоть один китайский банк, акциями которого торговали бы на Лондонской или Нью-йоркской фондовой бирже?

____________________

Вашингтон (округ Колумбия): Хочу поздравить Ваших коллег Питера Бейкера (Peter Baker) и Сьюзен Гласснер (Susan Glassner) с тем ,что им удалось написать такую отличную книгу, как 'Восход Кремля' ("Kremlin Rising"). Я не работаю в Washington Post и не знаю ни одного автора, ни другого. Знаю только, что книга действительно отличная.

Стивен Перлстайн: Я обязательно передам им Ваше поздравление.

____________________

Вашингтон (округ Колумбия): О российском энергетическом секторе говорят всякое. Я бы выделил статью, которая вышла в Moscow Times около месяца назад, в которой, как и во многих нынешних журналистских репортажах, высказывается мнение о том, что Кремль всерьез собирается национализировать сахалинские предприятия по производству сжиженного газа. Если бы это оказалось правдой, подобный шаг совершенно уничтожил бы все оставшееся доверие к прямым иностранным инвестициям на российском рынке. Меня же беспокоит другое: в общем картина складывается гораздо более серьезная - централизация контроля над любым сектором экономики, в котором создается прибавочная стоимость. Сегодня гражданский сектор экономики в России практически полностью занимается перераспределением существующих богатств. Или, может быть, я не прав, что вижу тревожную тенденцию централизации производственных решений?

Стивен Перлстайн: Вы совершенно правы. Что касается сахалинских проектов, и первого, и второго, то я именно их имел в виду в своей сегодняшней статье, когда говорил, что государство просто говорит, что теперь оно будет управлять предприятиями, которые изначально создавались на паритетной основе.

____________________

Вашингтон (округ Колумбия): Кто-то из Ваших коллег ранее отмечал, что в России стремительно растут цены на недвижимость. Мне кажется, очень важно учитывать, что это спекулятивный рост, он практически полностью сконцентрирован в Москве (Санкт-Петербург тоже на себе это немного почувствовал), а его движущая сила - потрясающая степень сосредоточения всего богатства России в одном-единственном городе. Недвижимость же за пределами этих двух крупнейших городов продается практически за бесценок.

Стивен Перлстайн: Спасибо. Это ценная информация.

____________________

Вашингтон (округ Колумбия): Я слышал, что Вы говорили о 'Роснефти'. А что Вы скажете о перспективах вложений в 'Лук Ойл' (так в тексте - прим. пер.) или в 'Сургутнефтегаз'? Эти две компании за последние годы принесли огромные прибыли.

Стивен Перлстайн: Еще раз повторяю: если Путин и компания могут в любой момент отобрать у Вас эти прибыли - а они могут, - то что удерживает Вас от мысли, что они это в конце концов сделают? Потому что они хорошие? Потому что у них и так всего достаточно, чтобы хорошо пожить? Или, может быть, потому что они так любят иностранцев? А, может, хватит заниматься ерундой? Единственная причина, по которой они не крадут сейчас - они боятся, что не увидят Ваших денег в будущем. При этом, поскольку сейчас на них дождем сыплются нефтедоллары, для них это, может быть, уже и не важно. Главное - они не верят в закон. Вложения в 'Лукойл' и другие подобные компании именно потому и выглядят столь привлекательно, что в данный момент пренебрежение к закону играет на руку Вам. Но это палка о двух концах, и другой ее конец вполне может когда-нибудь ударить и по Вас.

____________________

Вашингтон (округ Колумбия): Мой вопрос возник после прочтения Вашей сегодняшней статьи, и состоит он в следующем: а кто, собственно, в американском деловом сообществе призывает прямо сегодня принимать Россию в ВТО? Не только в подавляющем большинстве материалов СМИ, которые мне довелось увидеть, но и в большей части писем, направляемых в адрес властей различными бизнес-ассоциациями и депутатами Конгресса - сплошь требования к Администрации целенаправленно занять более жесткую позицию и не уступать ни по одному вопросу, от интеллектуальной собственности и злоупотреблений продовольственными санитарными правилами до усиления влияния государственных компаний, которое, как видно, сейчас уже выходит далеко за пределы российского энергетического сектора. Я не знаю ни одной достаточно представительной ассоциации, за исключением, пожалуй, довольно узких групп компаний, которые уже там работают, которая открыто занимала бы пророссийскую позицию.

Стивен Перлстайн: Этот 'целенаправленный' подход занимают отдельные отрасли, у которых свои специфические интересы, касающиеся, например, соблюдения прав на интеллектуальную собственность. Однако в нашей стране еще много таких, кто действительно считает, что, если не использовать каждую вновь возникающую возможность либерализовать торговлю и не идти вперед, то это все равно что откатываться назад, а любой шаг назад только подстегнет активность тех, кто принципиально настроен против свободы торговли. Они также утверждают, что Россия будет вести себя более прилично, если и ее пригласить 'к нашему шалашу'. Отсюда и те самые правильные слова о необходимости соблюдать осторожность (и они будут раздаваться и дальше, пока им не надоело). Однако слова-то правильные, но неглубокие, и те, кто их говорит, в корень проблемы не смотрят. А дело в том, что [Россия] - страна с нерыночной экономикой, и она еще не готова к настоящему выходу в мир.

____________________

Стивен Перлстайн: Ну все, народ, хватит на сегодня. До следующей недели.

Примечание редактора: модераторы сайта washingtonpost.com оставляют за собой право регулировать ход дискуссии в рубрике Live Online и выбирают для публикации только наиболее уместные вопросы; гости и участники конференции имеют право отказаться отвечать на вопросы. Сайт washingtonpost.com не отвечает за содержание публикаций, авторами которых являются третьи стороны.

____________________________________________________________

Стивен Перлстайн: Открытая подписка на акции российских энергетических компаний - ловушка для простофиль ("The Washington Post", США)

Стивен Мафсон: Российское предложение акций - мутная смесь нефти и политики ("The Washington Post", США)

Стивен Перлстайн: Вернем Аляску России - там ей самое место! ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.