Как известно, лучший экспромт - хорошо подготовленный экспромт. Поэтому скорость и согласованность, с которой была создана так называемая антикризисная коалиция, удивила не только Президента. Такая организованность могла бы вызвать даже восхищение, если бы не одно странное обстоятельство. Уж слишком проукраинские лозунги провозглашались ее создателями и слишком одиозным оказался состав тех, кто был в первых рядах поздравлявших. В одной компании оказались и персона нон грата в Украине, депутат Госдумы, Константин Затулин, и не менее интересная персона Виктора Медведчука. А вице-спикер российского парламента Владимир Жириновский, отметился целым интервью в газете 'Комсомольская правда'. В котором, с присущей ему экспрессивностью, в очередной раз расселил украинцев согласно их убеждениям. 'Украина должна разделиться!' - безапелляционно заявил Вольфович. При этом той части населения, которая ориентируется на украинскую государственность, выделены для жительства почему-то только пять областей, а из остальной части, по его мнению: 'можно будет сделать три федеральных округа: Киевский, Харьковский и Одесский'. Все это, конечно, можно рассматривать как шутки штатного госдумовского шута, но не стоит забывать о том, что шуты в политической традиции Европы, часто выражали то, что их хозяева не могли высказать вслух по соображениям дипломатического характера. Но параллельно щелканью этого словесного кнута Жириновского, от которого млеют некоторые зарегистрированные в Украине СМИ, идеологи братской не забыли показать еще и пряник. Учитывая позорные уроки прямого информационного давления, бесперспективность торговых войн для обеих сторон, стратеги северо-восточного соседа продолжают искать более приемлемые пути и подходы к независимым сердцам украинцев. И, к сожалению, находят их, как ни парадоксально, именно в той среде, которая причисляет себя к государственной власти и должна обеспечивать суверенитет государства.

Один из таких подходов довольно подробно и красноречиво описан в любопытной статье российского политолога Валерия Соловьева 'Цель новой стратегии'. Напечатано в журнале 'Политический класс' 16 апреля 2006 года. Целью этой стратегии пряника, по словам автора, является 'формирование общего (не единого!) российско-украинского государства'. Только союз с Россией, по мнению автора, 'принесет гражданам Украины членство в государстве, говорящем с Европой на равных. В новом сообществе украинцы будут равноправными уважаемыми гражданами, а не третьесортным населением и рабочим скотом, как в Европе. Создается ощущение, что автор или сам застрял во времени и пространстве на просторах СССР, или сознательно умалчивает тот факт, что положение собственного народа в России мало чем отличается от того же рабочего скота. Отсюда, по-видимому, и его уверенность в том, что его новая стратегия найдет немало сторонников и в нашей стране.

'На Украине у нее много потенциальных сторонников, чья энергия и усилия тратились в последние 15 лет, в общем, бесцельно или не находили выхода. Если Россия откроет им новый горизонт, то у этих людей появится мощный стимул, глобальная цель и подлинно историческое оправдание своей политической деятельности'.

Именно на этих людей, по мнению автора, должна ориентироваться новая российская стратегия. В то же время автора очень заботит тот факт, что питомцы российской селекции еще не до конца вызрели и постоянно нуждаются в присмотре. 'Пророссийски настроенная часть украинского общества и восточные элиты сами по себе не обладают достаточной морально-психологической силой и способностью к подлинно историческому творчеству. Для этого им нужен внешний стимул'.

В этой связи становится ясно, что слишком легкое согласие достигнутое между компанией 'Мишки Квакина' и 'верными тимуровцами' при помощи всеядного 'дедушки Мороза', удалось лишь потому, что всех их объединяет особый тип коллабарционистского сознания, который культивировался в Украине на протяжении последних трех столетий. Результатом этой селекции и стало появление в стране многочисленной армии тех, кто оценивает мир только через отраженный свет потускневших кремлевских звезд. Но этот недостаток в значительной мере компенсируется высоким уровнем агрессии и ненависти по отношению к стране, в которой они живут. До какой же степени самоуничижения и одновременно наглости надо дойти, чтобы, имея такие характеристики, всем этим симоненкам и ветренкам говорить с государственной трибуны и от имени украинского народа. Но, так или иначе, другого человеческого материала, для того, чтобы донести 'до украинского массового сознания фундаментальную дилемму будущего: быть третьесортной страной в Европе или равноправным участником нового центра силы', у кремлевских стратегов пока нет. Отсюда растут ноги у украинской политической беспринципности. Лозунги социалистов о строительстве Европы в Украине и показной дрейф Партии регионов в сторону демократизации имеют один и тот же идеологический источник. 'Россия должна не избегать 'оранжевой отравы' - ценностей демократии, а наоборот, активно продвигать их на внутренний украинский рынок. Если не менее 40% населения Украины (не только русские, но и часть украинцев) считают русский язык родным, то требование равноправия языков приобретает глубоко демократический характер. Языки должны быть поставлены в равные условия, а граждане Украины сами выберут тот, который для них важнее, нужнее и роднее. Нет никакой прямой связи между языком и национальной независимостью'. Особенно если вспомнить слова Людмилы Путиной, о том, что Россия заканчивается там, где заканчивается русский язык.

Содержание механизмов реализации этой новой стратегии настолько совпадает и с программными положениями Партии регионов и ее сателлитов по 'антикризисной' коалиции, что в комментариях не нуждаются.

'Культурную стратегию надо тесно увязать с принципом федерализма и решительного повышения самостоятельности регионов Украины.Россия должна помочь Украине реализовать эти прогрессивные принципы. Украина - слишком большая страна со слишком глубокими историко- культурными и политическими различиями между регионами, чтобы успешно функционировать как унитарное государство. Украинские области должны не просто получить больше самостоятельности в решении вопросов собственного развития, они должны составить федерацию.'

'Выступать против федерализации - значит выступать против демократии и гражданского общества, бороться за федерализацию - строить демократию и гражданское общество.

Против федерализации и, значит, против демократии будет выступать население менее развитых (читай: западных) областей, субсидируемых Востоком.

Если же западные области наотрез выступят против федерализации Украины, то они окажутся главным источником и очагом сепаратизма в молодом государстве. Традиционное представление о Востоке и Центре Украины как потенциально сепаратистской ее части, а о Западе и Киеве как гарантии ее территориальной целостности будет перевернуто с ног на голову. В результате федерализации культурный и политический баланс на Украине радикально изменится.

Возможность такого сдвига теоретически открывается в рамках парламентской республики'.

Комментарии, как говорится, излишни. Осуществлять этот иезуитский план, наш стратегический партнер и верный друг предлагает с помощью механизмов, которые будут наверное интересны не только СБУ, но могут быть взяты на вооружение аналитиками из Министерства культуры.

'Российский парламент может принять закон 'О поддержке демократии на Украине', рассматривающий развитие ситуации в соседнем государстве сквозь призму поддержки и развития в нем демократии.

Ее задача - сформулировать и навязать новую политическую и культурную повестку Украине. А здесь решающим аргументом оказываются массированное информационное воздействие и культурное преобладание.

Частные российские экономические субъекты могут рассчитывать на государственную поддержку только в том случае, если они реализуют на Украине культурные интересы. Проще говоря, купил металлургический комбинат - купи украинскую газету, а еще лучше - телеканал.

Средние инвесторы должны выплачивать культурные взносы, за счет которых будут финансироваться система грантов русскоязычным СМИ на Украине, поддержка культурных и гражданских инициатив украинского общества, развитие образовательных программ.

Вполне реально в кратчайшие сроки покрыть Украину сетью пророссийских коммуникаций и институтов, перекоммутировать украинское общество с западного направления на восточное.

В то же время, условием допуска любого украинского бизнеса на территорию России должен стать тест на его демократичность: его отношение к равноправию языков, свободе культурной конкуренции и федерализации.

Да, предложенная политика финансово затратна. Впрочем, если направить на это дело дополнительную прибыль Газпрома, тогда получится, что украинцы сами профинансируют новую стратегию России'.

Цитируя перлы этой циничной инструкции по выживанию России как государства, не перестаешь удивляться не столько наглости заграничных идеологов и безнаказанности местных исполнителей, сколько близорукости и нерешительности власти, которая считает себя украинской. Неужели до сих пор не ясно, в каком качестве нужны украинцы стране, которой пророчат демографическое опустошение? Не в качестве ли все того же пушечного мяса и костей под фундаментами ее городов?

И если ради решения этих приоритетных для России задач она готова идти 'на любые уступки экономического и политического свойства', то видимо не все так сладко на кисельных берегах молочных рек. И причины того интереса, который проявляет к нам страна, претендующая на звание Великой, вызваны не в последнюю очередь тем, что все ее величие, без украинской территории и украинского интеллектуального потенциала, будет величием того самого первого парня на деревне с одним домом.

N116, вiвторок, 18 липня 2006

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.