Для проведения саммита 'большой восьмерки', как сообщалось в прессе, президент Путин нанял лондонскую пиар-фирму, один из главных экспертов которой - бывший 'исследователь', ранее работавший на Тони Блэра.

На одной из пресс-конференций, когда мировые лидеры отвечали на вопросы журналистов, после того, как Блэр мягко посоветовал России вести себя более прилично, Путин ответил ему намеком на лорда Леви. Надо сказать, что у всякого возникли бы сомнения в том, что Путин вообще когда-либо слышал раньше о лорде Леви, так что здесь чувствуется рука лондонской пиар-фирмы. Пиарщики - это такие люди, что с них не только станется такое устроить: наверняка сейчас кто-нибудь из них в Сохо, или где они там привыкли пить и развлекаться, еще и хвастает этим.

Многие полагают, что Путин завершил саммит с самыми лучшими результатами из всех лидеров 'большой восьмерки'. С точки зрения экономики России практически нечего предложить миру, кроме нефти и газа, данных ей провидением, но никак не трудом народа; огромная часть ее мужского населения либо умирает к шестидесяти годам, либо - практически в любом возрасте - пьет; Россия беднее, чем любая другая из стран-членов 'восьмерки' - но саммит закончился хорошо не для кого-нибудь, а для Путина.

С одной стороны, понятно почему. Президенты Буш и Ширак, а также премьер-министр Блэр не могут идти на повторные выборы и просто 'доживают свой срок'. Как, собственно говоря, и Путин. Но разница все же есть. Дело в том, что в России, согласно результатам опросов общественного мнения - если, конечно, в них есть хоть доля правды - Путин чудовищно популярен, в то время как, судя по опросам, другие лидеры в своих странах чудовищно непопулярны. Газета Le Monde в своей редакционной статье заключила, что Путину удалось извлечь максимум выгоды из мероприятия, которое для него с начала и до конца было не чем иным, как une operation de relations publiques.

Ладно, пусть французы выступили лучше нас на Чемпионате мира по футболу, но саммит 'большой восьмерки' выиграла команда Англии по пиару. По крайней мере, в компании вам скажут именно так. Кто знает - вполне может быть, что Путин и сам кое на что способен. Очень возможно, что он прочел какую-нибудь справку из своего посольства в Лондоне, где были собраны все на свете сплетни о лорде Леви - а заодно, может быть, и о Джоне Прескотте (John Prescott, заместитель премьер-министра Великобритании. Речь идет об инцидентах, в которых был замешан Дж. Прескотт: удар в лицо одного из избирателей (2001), супружеская измена (2002-2004), наем квартиры для себя и своей любовницы в Лондоне за государственные деньги (2004), неоднократное агрессивное сексуальное поведение в отношении членов Лейбористской партии женского пола - прим. перев.). Но в любом случае народ видит, что это был триумф пиара, и что нанимал Путин не кого-нибудь, а пиар-фирму. Поэтому отрицать, что это их заслуга, было бы черной неблагодарностью.

Здесь, конечно, есть и этический вопрос. Насколько далеко эта или любая другая фирма может зайти в выборе заказчиков? Насколько тираническим должен быть режим, чтобы его заказ не приняли, ибо сам факт такого заказа был бы плохим пиаром прежде всего для самого пиарщика? Лично я считаю - хотя при этом ни на чем не настаиваю, - что Россия в этом списке стояла бы аккурат на границе дозволенного. Россия - не демократическая страна, но человеку из-за границы она и тиранической страной казаться не будет. Кажется, что Путин как правитель государства популярен у абсолютного большинства людей. Кое-кому в России кажется, что его правление неплохо бы и продлить, однако он соблюдает закон, по которому ему больше нельзя выставлять свою кандидатуру на президентских выборах.

И все же многие авторитетные люди считают, что Россия становится именно тираническим государством. Все что можем сделать мы, люди несведущие - ждать, что будет.

А этическая проблема пиар-компаний никуда не девается. В международной политике они участвуют сравнительно недолго. Что было бы, если бы подобные лондонские фирмы существовали в старые, менее спокойные, времена, и что если бы они так же, как и сегодня, никак не учитывали при выборе заказчиков задачи британской внешней политики?

'Вы сами увидите, британский премьер - ну абсолютный истукан. А вы представляете собой действие. За вами - будущее. Вы, Адольф - великий оратор. А Мюнхен - классный город. На его фоне можно будет здорово отстреляться'.

Переводчик: 'Фюрер спрашивает, сколько людей Вы хотите, чтобы он отстрелял'.

'Нет, я на вас фото-охоту начну - стрелять не надо. По крайней мере, пока, хотя надо бы это запомнить: мы ведь представляем Европе 'сильную руку'. Только есть еще один важный вопрос, без него об имидже нечего и думать. Я должен быть с вами честен, фюрер, это моя работа. Коричневый - это неправильный цвет для рубашек ваших ребят. Низкий класс. Английской общественности хочется видеть на штурмовиках рубашки более приличного цвета. Так что мы на всякий случай заказали несколько тысяч в полосочку у нас на Джермин-стрит, в Turnbull & Asser (известный магазин одежды - прим. перев.). Нам дали большую скидку - мы ведь и на них тоже работаем'.

Герр Риббентроп (известный денди): 'Поэтому мы вас и выбрали'.

Если бы Блэр хотя бы немного знал историю, он никогда не полез бы в Афганистан. У Британии и во времена Империи ничего там не получалось, так с чего он взял, что получится на этот раз? Смотреть надо гораздо дальше.

До 40-х годов 19-го века Афганистан не был заметен в истории и не особенно волновал историков. И британцы не включали его в планы постепенного завоевания индийского субконтинента. Афганистан был на периферии, и казалось, что для империалистов в нем не было почти ничего привлекательного. Однако в 40-е годы началась экспансия России на Восток, в результате которой Россия подошла плотную к границам Афганистана, а это уже растревожило и британцев, подозревавших Россию в притязаниях на Индию. Тогда афганцы вроде бы поддержали русских, на самом деле стараясь через свои границы столкнуть их лбами с Британией. И вот Британия вступила в первую афганскую войну 19-го века.

Воевали мы с афганцами, а не с русскими. А русские стояли, смотрели и ждали, что из этого выйдет. Ту кампанию практически все считают совершенно провальной. Был убит и командующий британскими войсками Макнатен (McNaghten), и главный союзник Британии в Афганистане. Правда, после первых неудач британцы оправились и захватили Кандагар, а также вернули себе Кабул, но эти самые первые неудачи убедили генерал-губернатора Индии Элленборо (Ellenborough) отдать приказ к отступлению. При этом то, что Россия после этого не захватила Афганистан, выглядело как демонстрация того, что Британия решила поставленную задачу, хотя отступление и подпортило ее имидж.

В 70-х годах 19-го века Россия, к тому времени обладавшая в Азии уже гораздо большим влиянием, снова начала оказывать давление на границы Афганистана. Афганцы, чувствуя, что русская империя набирает силу, склонялись к тому, чтобы с ней дружить. И Британия снова вторглась в страну из Индии - на этот раз под командованием генерала Робертса (Roberts) с задачей, по-видимому, либо оккупировать Афганистан, либо привести к власти пробританское правительство, которое положило бы конец заигрываниям с русскими. Эта цель была достигнута в 1879 году, на этом завершилась вторая война в Афганистане.

Однако вскоре Британия снова начала испытывать угрозу. Во время правления лорда Луиса Каваньяри (Louis Cavagnari) афганцы восстали и перебили согласительную политическую миссию. Робертс вернулся, и началась третья война. В битве при Майванде (Maiwand) афганцы разбили британскую армию, но в 1880 году, после легендарного броска, всколыхнувшего викторианское общество, Робертс захватил Кандагар. Вскоре в Афганистане наступил мир, и после этого он уже не представлял опасности для Британской Индии. Робертс стал лордом Робертсом Кандагарским, а генералы не берут себе титулов в честь непобедимых стран. В 1919 году Британия - в вынужденном союзе с Францией, направленном опять же против России - снова оккупировала Афганистан, пытаясь победить большевистскую революцию. Вывод - отступление было вызвано тем, что непоследовательно проводилась политика в отношении Афганистана, а отнюдь не его непобедимостью.

Это яркий пример того, что то, что сегодня говорят о прошлом - это не совсем то, что реально произошло в прошлом. Ничто сегодня не говорит о том, что американцы с британцами одержали победу. Это - история будущего.

____________________________________________________________

Улыбочку, г-н президент! ("The Observer", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.