В конце 1990-х годов в Пекине я вместе с Рупертом Мердоком (Rupert Murdoch) присутствовал на одном обеде, на котором он заявил, что он еще не встречал коммунистов в Китае. На самом деле это было странное заявление - если вы в Китае не встречаетесь с коммунистами, то ваш бизнес умирает.

Как бы то ни было, подобные слова часто можно услышать от посещающих Пекин лидеров делового мира, которые решили, что китайские коммунисты на самом деле являются охочими до дела переодетыми капиталистами, не имеющими возможности признаться в этом. Не зря Коммунистическую Партию Китая полушутя, полусерьезно называют самой большой в мире торговой палатой.

Однако в самом Китае идеологические дебаты в том или ином виде ведутся постоянно и играют ключевую роль в принятии политических решений. Китайцы и иностранцы игнорируют их на свой страх и риск.

Самым четким признаком того, что идеология снова имеет значение, стал отказ от принятия закона о собственности, который был положен на полку после кампании, проведенной против этого закона профессором Пекинского университета. Законопроект предусматривал гарантии правовой защиты права частной собственности, однако Гон Сиантянь (Gong Xiantian) поднял бурю, утверждая, что он будет защищать лишь права богатых, и добился исключения этого законопроекта из повестки дня законодателей.

То, что аргументы профессора Гона одержали верх - удивительно. В конце концов, китайцы, которые большую часть своих денег в последнее десятилетие заработали на недвижимости, делали это, выкидывая рядовых граждан из их домов, действуя в тайном сговоре с местными властями. В то же время в Китае способность купить дом серьезно повышает статус того человека, который может это сделать. При наличии защиты со стороны закона и независимых судов рынок недвижимости обогатил бы и частных лиц, и страну.

Ключом к победе профессора Гона стало то, что он смог направить дебаты в русло, которое до сих пор является определяющим в китайской политике. Закон, сказал он, подорвет устои Китая как социалистического государства. Или же, иными словами, данные меры были "капиталистическими, а не социалистическими" - переделанная фраза, которую не слышали с начала 1990-х годов, когда покойный Дэн Сяопин (Deng Xiaoping) вел борьбу за рыночные реформы.

Дэн Сяопин говорил, что если реформа работает, то неважно, как она будет называться. Однако для консервативных левых тот факт, что закон был назван "капиталистическим", означал вынесение ему смертного приговора.

Недавно эта фраза всплыла вновь, когда зашли споры о покупках иностранцами китайских компаний. Идеологи начали проверять подобные сделки "лакмусовой бумажкой" - является ли данная отрасль промышленности "китайской или иностранной". Результатом стало большое число задержек в сделках по покупке местных компаний в самых различных отраслях, таких как строительное оборудование, упаковка мяса и других, которые обрели стратегическое значение для сил, выступающих против продажи предприятий иностранцам.

Эти ведущиеся в Китае споры некоторыми своими аспектами не отличаются от аналогичных дебатов, ведущихся во многих других странах, в которых различные заинтересованные стороны препятствуют скупке компаний иностранцами. Идеология также иногда является удобным предлогом для защиты своих интересов.

Однако движущая сила, лежащая в основе дебатов в Китае, имеет некоторые отличительные черты. Главным является обеспечение того, чтобы партия сохранила свою монополию на политическую власть.

Китайский коммунизм уже давно не напоминает ни одну из форм диалектического материализма. Данная Дэном Сяопином формулировка "социализма с китайскими особенностями" дала политикам фиговый листок, который 20 лет назад был им нужен, чтобы проводить рыночные реформы в однопартийном государстве. В результате экономика расцвела, однако вместе с тем увеличился и разрыв между партийной риторикой ("Китай - социалистическое государство") и повседневной реальностью. У партии нет иного выбора, кроме защиты этих слов, ибо они представляют собой политический статус-кво. "Их идеология - это идеология власти, и, соответственно, защиты власти", - говорит специализирующийся на Китае ученый Ричард Баум (Richard Baum).

Партия по-прежнему остается вездесущей. Несколько лет назад она заметила взрывной рост частного сектора. Поэтому партия начала приглашать предпринимателей официально вступать в ее ряды и создавать партийные ячейки на частных предприятиях, чтобы быть уверенной, что там не растет альтернативная политическая сила.

Невозможно сказать, как будет разрешен этот конфликт между однопартийным правлением и растущими частными интересами. Однако нельзя сомневаться в том, что партия полна решимости сохранить свою власть. Это должно быть ясно даже г-ну Мердоку, сказавшему в прошлом году, что китайские власти "параноидальны" в своей уверенности в дестабилизирующем влиянии иностранных средств массовой информации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.