Фрэнсис Фукуяма (Francis Fukuyama) был неправ: история упорно не желает подходить к концу. Только отгремели похороны 'империи зла', построенной Советским Союзом, как на горизонте поднялся призрак воинствующего ислама. Итак, какой же, собственно, угрозе подвергается сегодня Запад? Бывший спикер Палаты представителей Ньют Гингрич (Newt Gingrich), до сих пор придающий правому крылу американских законодателей некий динамизм, пусть и сопряженный с немалым шумом, не сомневается в том, какого масштаба предстоит борьба.

- Я бы сказал, что мы находимся на ранней стадии третьей мировой войны, - так на прошлой неделе в эфире телепрограммы 'Вечер новостей' (Newsnight) Гингрич назвал борьбу между группировкой "Хезболла" и Израилем за мертвое тело Ливана.

Такое мы слышим уже не впервые: президент Буш говорил о 'третьей мировой войне' после 11 сентября, Тони Блэр говорил о том, что через весь Ближний Восток к Афганистану протянулась 'дуга экстремизма'. Получается, пришло время проверять винтовки и надевать патронташи? Тезис американского стратега Сэмюэля Хантингтона (Samuel Huntington) о 'столкновении цивилизаций' повлиял на многие умы и принес немало вреда, ибо после него против Запада поднялся миллиард разгневанных мусульман. Однако мировая война - это неисчислимые жертвы и жизнь на постоянном военном положении, а именно этого в демократических обществах боятся и не хотят об этом даже говорить.

Понятие о том, что нам противостоит 'исламофашистский' враг, прекрасно подходит для лозунгов, но его реальное воплощение оставляет желать лучшего. Действительно, Мишель Афлак (Michael Aflaq), основатель движения баасистов, пришедшего к власти в Ираке и Сирии, восхищался Гитлером. Но происходил он из христианской семьи, а движение основал хоть и воинственное, но светское. Баасисты-фашисты типа Саддама Хусейна действительно по всякому поводу прибегали к насилию, но это не означает, что он был исламистом: это наверняка подтвердит (в соответствующих выражениях) множество шиитов, ставших его жертвами.

Башар аль-Ассад (Bashar al-Assad), лидер баасистской Сирии, дружит с теократическим Ираном, но не в силу какой-либо идеологии, а исключительно против Израиля и Америки. Израилю действительно противостоят противники-исламисты, желающие 'стереть его с лица земли', но там есть еще и палестинский вопрос, у которого собственная динамика - здесь у каждого свои правды и неправды. К тому же, мусульманин-суннит и мусульманин-шиит - это совсем не одно и то же.

Положить в основу всех своих рассуждений довод о том, что мы, мол, ведем титаническую борьбу со смертельно опасным врагом - это легко. Но почему же мы тогда так тянем с ответом, а отвечая, проявляем такую скаредность? Когда на пороге мировая война, происходит мобилизация огромных ресурсов, а то и целых обществ, для достижения одной-единственной цели. А наши современные рузвельты и черчилли - хотя их вряд ли можно упрекнуть в том, что они совсем уж ничего не делали - мобилизовали ресурсы, уступающие по количеству даже тем, что использовались во время высадки в Нормандии в 1944 году.

Министр обороны США Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld), когда начинал боевые действия, предполагал, что в Афганистане и Ираке предстоит всего лишь небольшая 'войнушка', а не проект общественной трансформации, сравнимый с тем, что проводился силами союзных оккупационных войск в Германии и Японии после 1945 года. Американского генерала, сидящего в 'зеленой зоне' и вынужденного оттуда управлять огромной территорией, для контроля над которой ему явно не хватает 'рабочих ног', становится просто жаль. На внутреннем фронте никаких жертв, которые говорили бы о том, что идет мировая война, никто тоже приносить не собирается. То есть никто не решается поднять цены на бензоколонках ни на цент, чтобы стимулировать Америку на избавление от ближневосточной нефтяной зависимости.

Что же касается наших 'последних героев', стоящих на страже Гельманда (Helmand) и Басры (Basra), то и для них Гордон Браун (Gordon Brown) отнюдь не торопится открывать государственную казну. Хотя бы мизерный оборонный бюджет и минимальная поддержка с воздуха - это для них вообще несбыточная мечта. Браун не может обеспечить британским солдатам даже нормальное обмундирование и отпуска на родине. Теперь перед нашим министром финансов, привыкшим и рыбку есть, и косточки продавать, стоит поистине неразрешимая дилемма - либо он должен во всеуслышание сказать, что блэровская теория либерального интервенционизма - одна огромная ошибка, либо - в особенности если вспомнить, с какой великой потенцией он объяснялся в любви силам ядерного сдерживания - начать нормально финансировать наших военных.

Конечно, нам есть что защищать - демократию и либеральные ценности. И Израиль их разделяет, это верно. Верно и то, что в мусульманских странах существует реальная угроза, исходящая от фанатиков, готовых на все, лишь бы очистить ближнего своего от западной заразы - этаких служителей культа смерти, видящих в религии только лишь темную сторону. Они готовы бить по интересам Запада во всем мире, а также бить по мирным жителям Запада, вне зависимости от того, хотим мы с ними воевать или нет (хотя в качестве мишеней мы для них, видимо, подходим все же меньше, чем люди одной с ними веры).

Спецслужбы всех западных стран - как и России - в свое время сделали одну и ту же ошибку: они предположили, что после первой войны в Персидском заливе у Саддама еще что-то сохранилось из химического оружия. Нет, оно все было уничтожено. Но одной мысли о том, что в руках террористов или фанатиков-апокалиптиков типа президента Ирана Ахмадинежада (Ahmadinejad) окажется ядерное оружие, достаточно, чтобы в жилах застыла кровь от ужаса.

Хорошо хотя бы то, что в Великобритании писатели и политики как слева, так и справа сбиваются в коалиции - такие, например, как недавно образованное Общество имени Генри Джексона (Henry Jackson Society), названное в честь сенатора от Демократической партии, считавшего, что внешней 'реальной' политике Генри Киссинджера (Henry Kissinger) не хватало моральной основы и какой-либо веры в окончательную победу над Советским Союзом, и левоцентристская группа 'Юстонский Манифест' (Euston Manifesto), - поднимают опущенную было дубину Джорджа Оруэлла (George Orwell) и других представителей интеллигенции времен 'холодной войны' и вновь открывают сражение за либеральные ценности и против антиамериканизма.

Однако чтобы успешно вести новую 'холодную войну' против воинствующего ислама как у себя в стране, так и за ее пределами, необходимы умение и хитрость, предполагающие в том числе и правильный баланс между сдержанностью и готовностью применить силу, между безопасностью собственной территории и защитой древних свобод от посягательств 'государства безопасности'.

Именно об этом и говорит нам история 'холодной войны'. В то время, как и сейчас, горстка людей с высокими принципами поддалась искушению создать себе монолитный образ дьявольского врага. Они свели сложную картину войны к принципу: 'один вечный враг - один крестовый поход'. Многие 'хладовоины' считали единственным местом производства вражественности Москву. Они упускали из виду, что свои амбиции есть и у Мао с Китаем, и даже у Тито с Югославией. Да и диктаторы третьего мира, дружившие с Советским Союзом, также имели собственные виды на будущее.

Понятно, что от некоторых отличий во взглядах на тактику борьбы с врагом все равно никуда не деться. Если бы вы не знали, чем закончится Вьетнам и только что успешно завершили корейскую войну, поддержали бы вы автоматически борьбу с вьетнамскими коммунистами? И если да, то пытались ли бы сыграть на противоречиях между Китаем и Советами? И имело бы для вас значение, кто те сукины дети, с которыми мы союзничали в 'третьем мире' (раз союзники, значит, это 'наши сукины дети'), или мы должны были бы играть заодно только с кристально чистыми демократами (как предлагают делать сегодня некоторые неоконсерваторы)? А теперь попробуйте применить эту аналогию к ситуации на Ближнем Востоке, борьбе с "Аль-Каидой", войне в Ираке, иранской ядерной программе и баасистам. Когда стрелять, а когда просто сдерживать? Действительно ли нам удается вбивать клин между нашими врагами, или мы только объединяем их? Конечно, с существованием такого государства, как Афганистан под властью 'Талибана', мириться было нельзя. И Саддама, по-моему, надо было свергать гораздо раньше. И все же даже самые воинственные сторонники войны с Ираком сегодня не могут не признать, что у ее противников накопилось против них множество аргументов. Что же касается Ирана, то здесь ситуация складывается еще более неоднозначная. Чем мы недовольны - бомбой или самим режимом? Нам жизненно необходим синтез идеализма и реализма.

Задача, которую нужно решить безотлагательно - разобраться с блэровской 'дугой кризиса' на Ближнем Востоке. С самого начала нам предстоит выяснить, нельзя ли изолировать палестинцев от некоторых их 'друзей'. Или определить, действительно ли руководство ХАМАС в Газе и на Западном берегу Иордана совершенно четко настроено на прекращение существования Израиля, и дознаться, нельзя ли его отделить от военного руководства в Сирии.

И делать это надо быстро. Ведь у нас в Британии складывается любопытная практика борьбы с терроризмом. Блэр призвал начать 'войну идей' против фундаменталистской идеологии, а Министерство иностранных дел, спецслужбы, а в последнее время еще и Министерство внутренних дел с тех пор только сидят и сквозь пальцы смотрят на то, как Лондон превращается в Лондонистан, ставший поставщиком боевиков-смертников за рубеж и базой для воинствующих миссионеров.

Даже после седьмого июля в Уайтхолле соглашаются прислушиваться к исламистам-радикалам за счет подавляющего нерадикального большинства; видимо, в наших спецслужбах надеются на такое же взаимодействие с 'контролируемыми' исламорадикалами, как с Шинн Фейн (Sinn Fein - одна из партий Северной Ирландии, считается 'политическим крылом' Ирландской республиканской армии (ИРА). В 1998 году достигла соглашения с властями Великобритании о прекращении террористической борьбы в обмен на беспрепятственное участие в политической деятельности, фактически признав границу между Северной Ирландией и Ирландской Республикой - прим. перев.) и ИРА. Да, те муллы, о которых идет речь, не ведут за руку террористов-самоубийц на территорию Британии - пока не ведут. Пока что они ведут их против Израиля, а их престиж и влияние среди мусульман только растут. В общем, если бы третья мировая война уже шла, на внутреннем фронте мы бы ее уже проигрывали.

____________________________________________________________

Это не повторение первой мировой ("The Washington Post", США)

Начало третьей мировой войны? ("Los Angeles Times", США)

Третья мировая война уже началась ("The Guardian", Великобритания)