Я так и слышу, как смеется Усама бен Ладен. Я слышал его смех все воскресенье и весь понедельник, все то время, пока шло поминовение жертв массового убийства, совершенного 11 сентября 2001 года - в Пентагоне, на том пенсильванском поле и особенно здесь, где погибло больше всего людей и где эта трагедия была заснята бессчетным числом камер на горе и гнев нашим потомкам. Он смеется, этот безумец, каждый раз, когда Буш говорит - а он повторяет это снова и снова, - что Америка 'побеждает в этой войне против терроризма'. Бен Ладен знает, что это не так. Он уже победил.

Дело не только в том, что он не убит и не схвачен, и не в том, что видеозаписи по-прежнему вылетают из его убежища со скоростью нежданных эпиграмм. Дело в том, что та стратегия, которую он изначально задумывал, принесла свои плоды. С самого начала одним из его намерений было затянуть американцев в Афганистан, где ярость моджахедов сделала бы с ними то же, что в свое время с Советами. Это ему не удалось в 11:15 12 октября 2000 года, когда он взорвал эсминец 'Коул' у берегов Адена, серьезно повредив корабль и убив 17 моряков. Однако когда Соединенные Штаты ответили на события 11 сентября вторжением в Афганистан, а через некоторое время и в Ирак, действительность наверняка превзошла самые его буйные фантазии, ибо до сегодняшнего дня Америка находится в тупике - и в Афганистане, и в Ираке.

С точки зрения бен Ладена, это огромная победа, достигнутая, надо заметить, благодаря совершенно непредсказуемому фактору, а именно некомпетентности правительства Буша. Ему так не терпелось начать войну в Ираке, что оно даже не закончило работу в Афганистане. Я могу только догадываться, но думаю, что бен Ладен наверняка был до крайности поражен тем, что Соединенные Штаты пошли в бой против его злейшего врага, 'безбожника' Саддама Хусейна, которого и сам бен Ладен уничтожил бы с удовольствием. Какое это, наверное, сладостное ощущение - видеть, как твои враги ополчаются друг на друга.

В воскресенье на программе 'Встреча с прессой' (Meet the Press) Дик Чейни (Dick Cheney) сказал, что, если бы все можно было начать сначала, он все равно начал бы войну в Ираке - 'мы сделали бы точь-в-точь то же самое'. Что такое? Неужели он не способен учиться на собственных ошибках? Ведь у нас накопились уже горы документов, из которых следует, что никаких связей между бен Ладеном и Хусейном не было. Сегодня мы знаем - что бы там ни писали в Weekly Standard, - что Мохаммед Атта (Mohamed Atta) не встречался в Праге ни с какими представителями иракских спецслужб. Нам известно, что у Хусейна не было оружия массового поражения и что иракская война - кстати, обернувшаяся для Америки потерей двух с половиной тысяч людей убитыми и двадцати тысяч ранеными, миллиардов долларов деньгами и к тому же уважения всего остального мира - началась безо всяких оснований. Когда-то Талейран (Talleyrand) сказал о Бурбонах: они ничего не забывают и ничему не учатся. А о Чейни следовало бы сказать, что он ничему не учится, а забывает все.

Как случилось, что бен Ладену так улыбнулась удача? Почему ему так повезло с выбором врага? Правительство Буша не только претворило в реальность его самые дерзкие мечтания - даже те, которым, по словам его ближайших сподвижников, так и суждено было остаться мечтами. Оно пошло еще дальше: пытая людей, издеваясь над заключенными в тюрьме 'Абу-Грейб' (Abu Ghraib), передавая подозреваемых 'особым порядком' в страны, где их могли пытать, упорно не желая практически никого пускать в свою операцию в Ираке, грубо поправ мнение международного сообщества и объявив войну идеей фикс - ведь одержимость ненавистью к Саддаму Хусейну появилась далеко не вчера, - США почти во всем мире не заработали ничего, кроме презрения.

Да и дома, на земле Соединенных Штатов Америки, пройдет еще немало времени, прежде чем множество людей сможет снова убедить себя верить собственному правительству. Неудивительно, что в одном из последних опросов 16 процентов респондентов заявили, что, чтобы оправдать войну на Ближнем Востоке, государство, 'вполне вероятно', могло само участвовать в терактах 11 сентября. Эта ужасающая цифра - показатель отнюдь не столько иррациональности человеческого мышления, сколько того, как дорого стоили манипуляции с правдой стране, которую правительство вело безумным маршем на войну. Буш нанес нашей стране больший ущерб, чем когда-либо мог нанести бен Ладен.

В тот день, 11 сентября 2001 года, когда упали башни-близнецы, я был здесь, в центре города. Моей первой реакцией, первой мыслью, которая пришла мне в голову, когда я услышал звук падения высоток, была мысль о мести. Если бы мне представилась такая возможность, я бы и сегодня убил Усаму бен Ладена вот этими самыми руками. Но сколь бы я его ни ненавидел, я вынужден признать: на сегодняшний день бен Ладен, скрывающийся где-то в горах на афгано-пакистанской границе, победил. Он сделал то, что задумывал. Больше сказать нечего.

Комментарий переводчика >>

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.