Слабонервным европейцам, приезжающим в США, я не рекомендую заходить в книжные магазины - их прилавки буквально завалены томами под леденящими кровь заголовками, пророчащими Старому Свету самое мрачное будущее.

Брюс Бейвер (Bruce Bawer), автор книги 'Пока Европа спала' (While Europe Slept) - она переиздается уже в восьмой раз - уверяет американского читателя: игнорируя угрозу радикального ислама, 'Европа совершает 'замедленное самоубийство', и все, что мы можем сделать - это с бессильным ужасом наблюдать за происходящим'. Тони Блэнкли (Tony Blankley) на страницах 'Последнего шанса Запада' (The West's Last Chance), предостерегает: 'Угроза, которую представляет для Соединенных Штатов захват Европы радикалами-исламистами, по масштабам не уступает угрозе захвата Европы нацистами в 1940-х гг.' А в книге 'Кааба и собор' (The Cube and the Cathedral) консерватор-католик Джордж Вейгел (George Weigel) заявляет, что 'Западная Европа совершает своеобразный 'демографический суицид''. Этим он вторит Пату Бьюкенену (Pat Buchanan), утверждавшему в своем бестселлере 'Смерть Запада' (The Death of the West), что к 2100 г. население Европы сократится на 70%, в результате чего 'колыбель западной цивилизации превратится в ее могилу'.

Думаю, мало кто из европейцев узнает себя, заглянув в 'кривое зеркало' на другом берегу Атлантики. И все же - несмотря на соблазн выбросить все эти книжки в мусорное ведро и отправиться выпить (раз уж конец нашей цивилизации так близок, оставшееся время надо использовать с толком) - просто отмахнуться от слов американцев, пророчащих Европе мрачный конец, нельзя. Если абстрагироваться от истеричного тона и сенсационности, они высказывают два вполне серьезных тезиса.

Во-первых, рождаемость в Европе сегодня ниже уровня 2,1 ребенка на женщину, необходимого для воспроизводства населения: средний показатель по ЕС составляет 1,5 ребенка на женщину. Кроме того, тенденция к снижению рождаемости развивается по принципу 'снежного кома': в дальнейшем количество женщин репродуктивного возраста в Европе будет все время сокращаться. Второй тезис состоит в том, что, в отличие от белого населения, количество мусульман в Европе резко увеличивается. Пессимисты по ту сторону океана утверждают, что это со временем приведет к социальным потрясениям, если не к чему-то худшему.

Указанные тенденции действительно вызывают тревогу. Обеспокоено ими и руководство ЕС. На прошлой неделе Еврокомиссия выступила с предупреждением: в отсутствие необходимых реформ, из-за старения населения в странах Союза экономический рост к 2030-2050 гг. снизится до 1% в год. Кроме того, по всему континенту идет оживленная, порой даже эмоциональная дискуссия по проблеме ассимиляции иммигрантов-мусульман.

Тенденции, на которых спекулируют американские 'торговцы апокалипсисом', реально существуют. Слабость их аргументов состоит в том, что во всех случаях они предполагают, что события будут развиваться по самому пессимистическому сценарию.

Возьмем ту же демографию. Бьюкенен утверждает: 'В Испании уровень рождаемости самый низкий в Европе, и, по прогнозам, в ближайшие 50 лет ее население сократится на 25%'. Однако такие прогнозы могут быть состоятельны только в том случае, если предположить, что приток иммигрантов в страну будет равен нулю. На деле же за последние три года в Испанию переселилось 1,5 миллиона человек, и в результате ее население увеличилось до 44 миллионов. Еэсовская статистическая служба Евростат прогнозирует, что в 2050 г. население 25 стран-участниц Союза составит 449,8 миллионов человек (сегодня оно равняется 456 миллионам): таким образом, снижение рождаемости будет компенсироваться ростом иммиграции.

Так что суть проблемы не в том, что Европа попросту 'вымрет'. Другой вопрос, что в ближайшие 50 лет континенту придется столкнуться со старением населения и ростом его этнического разнообразия.

Если господствующая в Европе модель 'государства всеобщего благосостояния' не претерпит изменений, старение населения может обернуться истощением финансовых ресурсов: нынешняя пенсионная система и здравоохранение государствам континента просто не по карману. Однако, в этой связи стоит вспомнить пословицу: 'Сколько веревочке ни виться, конец будет'. Демографические проблемы уже вынуждают европейские страны менять систему соцобеспечения и структуру занятости. В некоторых странах этот процесс будет проходить весьма трудно, в других - относительно безболезненно.

Аналогичным образом, американская версия о 'захвате' Европы мусульманами - они уже выдумали для континента новое название 'Евравия' - основана на максималистских, а то и просто преувеличенных прогнозах. Вейгел предрекает: наступит день, когда 'муэдзин будет созывать правоверных на молитву с главной балюстрады собора Святого Павла в Риме'. Учитывая, что сегодня мусульмане составляют 1,7% населения Италии, это выглядит явной натяжкой. Если же посмотреть на ситуацию по всему ЕС, то из 456 миллионов его жителей мусульман лишь 15-16 миллионов.

Конечно, в связи с усилением иммиграции из развивающихся стран и высоким уровнем рождаемости в иммигрантских общинах мусульманское население Европы в будущем, скорее всего, резко возрастет. В некоторых странах, например Франции, где мусульмане уже составляют 7-10% населения, это может привести к довольно радикальным переменам.

До недавнего времени преобладающее большинство европейцев полагало, что рост мусульманского населения на континенте - не предмет для дискуссий. Теперь это не так. Только на прошлой неделе в Британии развернулись острые споры о праве школьных учительниц носить паранджу и радикализации мусульманской учащейся молодежи. По данным одного недавнего опроса почти треть молодых мусульман, живущих в Британии, считают теракты в Лондоне в июле 2005 г. 'оправданными, поскольку Британия поддерживает 'войну с террором''.

Такой результат не может не вызывать тревогу. Но он отражает лишь текущий момент. Несомненно, напряженность между мусульманами и другими жителями Европы сегодня - после 11 сентября, волнений в Париже и терактов в Лондоне, Мадриде и Амстердаме - обострилась как никогда. И вполне возможно, что ситуация будет меняться к худшему. Возможно, но не неизбежно. Закари Шор (Zachary Shore), автор книги 'Выращивая бен Ладенов' (Breeding Bin Ladens) - и, кстати, единственный из перечисленных американских публицистов, кто потрудился побеседовать с большим количеством европейцев-мусульман - пришел к выводу, что исламское население континента 'стоит на распутье: одна дорога ведет его к интеграции в западное общество, другая - к отчужденности и, возможно, экстремизму'.

Правительства европейских стран хорошо осознают сложившуюся ситуацию и вносят соответствующие коррективы в свою политику. Британцы переосмысливают концепцию 'культурного разнообразия' применительно к иммигрантам, французы подумывают о создании дополнительных стимулов для вовлечения мусульманской молодежи в жизнь общества, датчане запрещают браки по сговору родителей. Кто знает - может быть, какие-то из этих мер дадут результат. Если нет, политические настроения опять изменятся, и появятся новые подходы. Из всех многочисленных вариантов будущего Европы тот, при котором европейцы, словно лунатики, безвольно шагнут в пропасть, выглядит наименее вероятным.

____________________________________________________________

300 миллионов причин для беспокойства? ("The Washington Post", США)

Совет Европы не играет в каспаровские шахматы ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.