Владимир Путин доказал, что, приглашая его на ужин, надо готовиться и к провокации, и к настоящему сражению. Однако европейские лидеры вернулись с финляндского саммита с оптимистическим настроением. По их словам, президент России все же готов предложить им более удовлетворительные условия энергетического сотрудничества.

На самом ужине творилось такое, что не раз собеседники Путина, не веря своим ушам, боялись поднять глаза от тарелок с супом из артишоков, или особенно сосредоточенно принимались за жареного гуся. Путин всем ясно дал понять, что по таким вопросам, как коррупция и соблюдение прав человека, нравоучений от Европы не потерпит. Когда он, как рассказывают, заявил, что самая трудная проблема Европейского Союза - 'сохранение христианства в Европе', - всем остальным оставалось только вежливо улыбаться (кое-кто из них, впрочем, наверняка был с ним согласен). И все же, несмотря на царившую за столом напряженную атмосферу - некоторые европейские дипломаты говорили, что на европейский саммит, прошедший в пятницу в Лахти, Путина никак нельзя было приглашать в качестве почетного гостя - большинство наблюдателей согласны с тем, что мероприятие того стоило.

В воскресенье, рассказывая об итогах встречи, еврочиновники выражались в том смысле, что от Путина они услышали не только словесную агрессию и насмешки, но и кое-что посерьезнее: он обозначил, что в новом соглашении о партнерстве между ЕС и Россией энергетика будет неотъемлемой частью.

- До ужина это не было ясно на 110 процентов. Мы не знали, действительно ли в этом заключается позиция Путина, - заявил один из членов Европейской комиссии, которая займется подготовкой переговоров по новому двустороннему соглашению.

Включение энергетики в повестку дня переговоров очень важно для ЕС, рассчитывающего благодаря своей экономической мощи в обмен на либерализацию торговли во многих областях выторговать у Кремля различные энергетические уступки. Путин уже заявил, что надеется на согласие обеих сторон в рамках нового 'стратегического партнерства', призванного заменить нынешний договор о партнерстве и сотрудничестве, срок действия которого истекает в этом году.

Переговоры по новому соглашению начнутся на саммите Россия-ЕС в ноябре. Будут обсуждаться вопросы визовой политики, миграции и терроризма, а также энергетика, торговля и взаимное признание стандартов и нормативов. Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу (Jose Manuel Barroso) предложил заключить с Россией 'договор о свободной торговле' в обмен на предоставление более широкого доступа к российскому энергетическому рынку, являющееся одним из условий вступления России во Всемирную торговую организацию.

Однако после бенефиса Путина на саммите в Лахти стало понятно, что вырвать у Москвы какие-либо уступки в энергетической сфере Европе будет нелегко. Путин ничем не показал, что готов ратифицировать Договор к Энергетической хартии (Energy Charter Treaty), по которому Россия обязалась бы открыть другим компаниям доступ к газопроводам, принадлежащим 'Газпрому'. Он заявил, что для этого нужен 'другой документ'. Помощники Путина активно отрицали, что из России выдавливаются иностранные нефтяные компании - несмотря на то, что последние решения по проекту 'Сахалин-2' и разработке Штокмановского месторождения были приняты в пику интересам Европы. Когда же от самого Путина потребовали применять принципы свободного рынка к энергетческому сектору, где 'Газпром' имеет фактическую монополию, он указал на то, что в некоторых странах у некоторых энергокомпаний положение такое же - например, у Eon в Германии.

Сегодня на каждый пункт европейской критики у российского лидера всегда находится при себе список хорошо отрепетированных ответных ударов. Когда испанец Хосеп Борель (Josep Borrell), председатель Европарламента, задал ему вопрос о коррупции в российском обществе, Путин указал ему на такие же проблемы на Коста-дель-Соль и спросил, каково мэрам испанских городов живется в тюрьме. 'Да и мафия - это не русское слово', - добавил он.

Когда присутствующие коснулись темы прав человека, Путин поднял вопрос о статусе этнических русских в странах Прибалтики. Как рассказал один из участников встречи, 'конфуз' представителей Латвии и Литвы доставил ему явное удовольствие. Он обещал, что полиция обязательно найдет убийц журналистки Анны Политковской, при жизни яростно критиковавшей Кремль, но, как сообщают, высказал мнение, что ее убили те, кто хотел запятнать имидж России.

Европейская сторона к ужину подошла в основном единым фронтом, над сколачиванием которого пришлось немало потрудиться премьер-министру Финляндии Матти Ванханену (Matti Vanhanen), но, когда подали облепиховый мусс, этот фронт начал подавать явные признаки расползания. Премьер-министры Дании, Эстонии и Польши возглавили группу, перешедшую заранее согласованные границы жесткости критики по таким темам, как права человека и в особенности по жестким действиям Путина в отношении бывшей советской республики Грузии. В ответ Путин, заявлявший, что наращивание грузинских военных группировок вокруг регионов Абхазии и Южной Осетии, власти которых пользуются поддержкой России, может привести к 'кровопролитию', посмотрел через стол откровенно враждебно - и после этого президент Франции Жак Ширак, состоящий в лагере его союзников, окончательно разрушил фасад европейского единства, заявив, что спор между Россией и Грузией не должен стоять на пути развития долгосрочных отношений между Россией и ЕС.

- Ширак просто сдал Грузию, - в бешенстве проворчал один европейский дипломат.

По словам Ванханена, ужин удался. 'Мы показали крепкое единство', - заявил он. Что ж, в ноябре, когда начнутся переговоры в формате Россия-ЕС, Путин, уж не беспокойтесь, найдет способ проверить это единство на крепость.

____________________________________________________________

Европа и Путин. Ужин в честь капитуляции ("Corriere Della Sera", Италия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.