США - не первая империя, оккупирующая Ирак, но в отличие от предшественницы, ей не хватает для этого ни солдат, ни ресурсов

Вы должно быть думаете: население Америки - 300 миллионов человек, у нее достаточно людей, чтобы управлять миром, или уж по крайней мере парой 'несостоятельных государств' (в Ираке - 27 миллионов жителей, в Афганистане - 31 миллион). Тем не менее, за одну и ту же неделю мы узнали о том, что численность населения США пересекла трехсотмиллионную отметку, и услышали два ошеломляющих заявления, свидетельствующих о глубине кризиса, охватившего 'неофициальную' империю Вашингтона.

В воскресенье, в программе 'Неделя' ("This Week") телеканала АВС президенту задали вопрос, можно ли сравнить нынешнюю ситуацию в Ираке с той, что сложилась во Вьетнаме в ходе 'новогоднего наступления' 1968 г. - это событие зачастую, хотя и неверно, считают началом краха попыток Америки защитить Южный Вьетнам. Он согласился: такая параллель 'возможно верна'. А в четверг пресс-атташе американского командования в Ираке признал, что последние усилия армии США, призванные не допустить эскалации гражданской войны в центральных районах страны, 'не полностью оправдали наши ожидания в плане устойчивого снижения уровня насилия' - в переводе на человеческий язык это означает 'полностью провалились'. Год назад подобные признания стали бы главной новостью дня. Сегодня люди просто пожимают плечами. Мнение о том, что в Ираке Вашингтон вновь угодил в 'трясину' уже превратилось в прописную истину.

Но почему это произошло? Меньше ста лет назад, накануне Первой мировой войны, в Британии проживало 46 миллионов человек - всего 2,5% населения планеты. Тем не менее, она управляла гигантской империей и 375 миллионами людей - пятой частью человечества. Почему же 300 миллионов американцев не в состоянии контролировать Ирак, где и 30 миллионов жителей не наберется? Три года назад, когда США вторглись в эту страну, я написал книгу под названием 'Колосс' ("Colossus"), полную мрачных прогнозов, суть которых подытоживалась в подзаголовке - 'Взлет и падение американской империи' ("The Rise and Fall of the American Empire"). Мои аргументы сводились к тому, что США вряд ли будут столь же успешной и долговечной имперской державой, как Британия, по трем причинам: из-за финансового дефицита, недостатка целеустремленности и, как это не парадоксально, нехватки людских ресурсов. Я - пожалуй, довольно жестоко - уподобил американскую империю 'лентяю : живущему в кредит, не желающему сталкиваться с противником лицом к лицу и быстро теряющему интерес к любым затеям, если они затягиваются надолго'.

Я был бы рад ошибиться. Но увы, развитие событий в Ираке подтверждает мой прогноз. Ближневосточного 'плана Маршалла', способного возродить иракскую экономику, как не было, так и нет. А поддержка иракской войны внутри страны оказалась недолговечной. В последние недели я много разъезжал, встречаясь с читателями в книжных магазинах и конференц-залах по всей стране - от Манхэттена до Пасадены и сельской глубинки в Аризоне. Почти все, с кем мне довелось беседовать, - в том числе многие республиканцы - мечтают о том, чтобы американцы покинули Ирак.

Недостаток средств. Тающая поддержка. Возникновение этих проблем было нетрудно предугадать, поскольку они сопровождали и предыдущие вторжения США в другие страны (послевоенная оккупация Западной Германии и Японии стала единственным исключением, которое лишь подтверждает правило). Но недостаток людских ресурсов? Этот вопрос по-прежнему ставит в тупик. Почему третья по численности населения страна мира неспособна поставить под ружье достаточно солдат? Ответ напрашивается сам собой: по сравнению с населением США (да и с учетом гигантского бюджета Пентагона) вооруженные силы страны крайне малочисленны. В 2004 г. на действительной службе состояли 1427000 солдат и офицеров - это существенно меньше, скажем двухмиллионного населения американских тюрем. Из них за рубежом служило едва 20%, а в Ираке - всего 171000 военнослужащих, то есть 0,06% от всего населения США.

Сегодня численность войск в Ираке не достигает и 140000. Примерно столько же солдат в 1920 г. послала в эту страну Британия, чтобы подавить вспыхнувшее там восстание - но тогда население Ирака было в 10 раз меньше нынешнего. Конечно, относительная слабость военной составляющей американского государства - своего рода национальная традиция. Сто лет назад во Франции численность вооруженных сил составляла 1,6% населения, в Германии - 1,1%, в Британии - 0,9% , а в США - только 0,1%. Проблема в том, что сегодня Америка пытается играть на мировой арене ту же роль, что тогда играли эти европейские державы. Скажем прямо: у этой империи маловато легионов.

Ситуация усугубляется тем, что с 2001 г. Министерство обороны возглавляет человек, свято верящий в принцип: лучше меньше да лучше. Теперь мы знаем - именно Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld) неоднократно игнорировал рекомендации специалистов о том, что обеспечить стабильность в послевоенном Ираке может лишь контингент в несколько сот тысяч солдат.

В 2003 г. я утверждал: чтобы исправить подобные ошибки, американские лидеры должны получше усвоить уроки истории. Я был наивен. Политика Вашингтона по отношению к Ираку никогда не основывалась на рациональных представлениях о том, чего необходимо добиться в этой стране. Рамсфелда, похоже, больше всего интересовала победа в межведомственных дрязгах между Министерством обороны, Комитетом начальников штабов и Госдепартаментом, а вице-президент Дик Чейни (Dick Cheney) в первую очередь стремился удовлетворить аппетиты 'ядра' Республиканской партии, жаждавшего радикального сокращения налогов и дешевых побед. В 1920-х гг. немецкий историк Экхарт Кер (Eckart Kehr) писал, что внешнеполитический курс кайзеровской Германии был уродливым детищем 'преобладания внутриполитических соображений'.

На мой взгляд, внешняя политика США страдает той же 'врожденной патологией'. Именно приоритетом внутриполитических соображений - бюрократических междоусобиц и предвыборных манипуляций - можно объяснить, почему иракское 'предприятие' хронически страдает от нехватки людских ресурсов.

Впрочем, эта нехватка связана не только с политической конъюнктурой. 'Мы теперь империя, - заявил в приступе эйфории один из президентских помощников журналисту Рону Зюскинду (Ron Suskind) в 2004 г. - и своими действиями мы создаем собственную реальность'. Но возможно реальность заключается в том, что США из-за своих демографических особенностей неспособны играть роль традиционной империи. Империя, среди прочего, занимается 'экспортом' людей - колонистов, поселенцев. Соединенные Штаты, напротив, людей 'импортируют': в страну ежегодно приезжает около 1,5 миллиона человек. Америка растет за счет импорта, а не экспорта людских ресурсов.

Одним словом, по внутриполитическим и демографическим причинам, мы, похоже, обречены пережить в Ираке второй Вьетнам. Единственный вопрос - сколько лет исполнится трехсотмиллионному американцу, когда последний его соотечественник покинет эту страну в последнем вертолете?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.