Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружила и перевела наш читатель Catherine, за что мы ей крайне признательны

___________________________________________________

Чехословацкие легионеры - похитители золота русских царей? А 'Легиобанк' (банк Легиона) обязан своим процветанием богатствам российской царской династии? Эти вопросы во всевозможных вариациях уже десятки лет всплывают в мировой печати. Однако, каждый раз подобные публикации оборачиваются не более чем очередными догадками и ничем не подтвержденными умозаключениями. Бесспорно одно - эта одна из самых загадочных тайн первой мировой войны, тайна, связанная с появлением Чехословацкого государства.

Я работаю в архиве парламента Чешской Республики, собираю материалы для книги 'Куда исчез золотой запас республики', просматриваю протоколы заседаний первых лет существования независимой Чехословакии и внезапно наталкиваюсь на одно имя - Рудольф Лодгманн фон Ауен (Rudolf Lodgmann von Auen).

Кем был этот человек? С 1920 по 1925 год - депутат от Немецкой национальной партии (DNP). Сохранилась стенограмма речи Лодгманна, с которой он выступил в Чешском парламенте в мае 1925 года. В ней депутат обвиняет тогдашнего министра иностранных дел доктора Эдварда Бенеша в том, что он покрывает 'преступления' чехословацких легионеров в России. В своем страстном эмоциональном выступлении Лодгманн заявляет, что 'легионеры участвовали в разорении русского народа', по-видимому, это выражалось в том, что они 'похитили большую часть царского золота'.

Свидетельство писателя

В начале июля 1918 г. чехословацкие легионеры блокировали Сибирскую железную дорогу - до самого Владивостока. Вскоре после этого, 6 августа, легионеры под предводительством Йозефа Йиржи Швеца и Карла Кутлвашера заняли Казань, где в это время находилась приблизительно половина российского государственного золотого запаса. Большевистские части перевезли сюда золото, опасаясь дальнейшего немецкого наступления.

Среди легионеров, которые первыми увидели это золото, был тогдашний делегат Первого полка при казанском штабе, полковой врач, а позднее писатель Франтишек Лангер. Позднее его впечатления вошли в книгу 'За чужой город'. Писатель вспоминает чувства, испытанные им в подвалах казанского государственного банка, где он собственными глазами видел дубовые ящики, наполненные золотыми кирпичами, слитками и монетами, приблизительная стоимость которых составляла полмиллиарда.

В течение месяца вместе с сибирским батальоном чехословацкие легионеры отражали наступление Красной Армии. Потом оставили Казань. И, как мы сегодня знаем, отступили с большей частью русского золотого запаса.

В статье 'Куда исчез золотой запас?', опубликованной в журнале 'Глас револуце' (1988), Властимил Вавра упоминает советских историков Гака, Дворанова и Папина, которые в журнале 'История СССР' (N 1 за 1960 год) утверждали, что в Казани чехословацкие легионеры захватили '30563 пудов золота стоимостью 651532117 рублей 86 копеек'.

Правда, эти историки признают, что в Казань золото уже попало 'без соответствующих инвентарных документов'. Таким образом, никто не знал, какая часть золотого запаса была утрачена еще по пути в этот город.

Стражи золота

В Омске царское золото попало в руки 54-летнего адмирала Александра Васильевича Колчака, некогда участвовавшего в полярной экспедиции Нансена, впоследствии - одного из главных предводителей вооруженных сил, сражавшихся против большевиков. Вместе с тем Колчак был жестким автократом, чьи методы, особенно расправы над военнопленными, по свидетельствам современников, приводили в ужас большинство чехословацких легионеров.

В 1919 г. Красная армия вела успешное наступление. Армия Колчака панически отступала в глубь Сибири. Вместе с эшелоном из 18 вагонов, в которых находился золотой запас.

24 декабря 1919 г. генерал М. Жанен, командующий войсками союзников в Сибири, отдал приказ о передаче охраны эшелона Чехословацкому корпусу. Таким образом легионеры снова непосредственно соприкоснулись с царским золотом.

Менее чем через месяц, 22 января 1920 г., в Иркутске к власти пришел военно-революционный комитет, представители которого обратились к легионерам со следующим предложением: в обмен на царское золото они предоставляют легиону возможность передвижения на восток и дальше до Владивостока.

7 февраля соответствующий договор был подписан, 1 марта состоялась передача русского золота. По-видимому, здесь речь шла о третьей части золота, отправленного из Казани в августе 1918 г.. По мнению историков Гака, Дворанова и Папина, в подобном уменьшении золотого фонда, помимо прочего, виновато расточительство адмирала Колчака, а также 'его расхищение так называемыми союзниками', продававшими Колчаку оружие и боеприпасы за это золото по завышенным ценам.

Ответ Эдварда Бенеша

В этот момент на сцене появляется недавно назначенный министр иностранных дел Чехословацкой Республики доктор Эдвард Бенеш. Сохранилось письмо, посланное им 13 февраля 1920 г., т.е. уже после подписания договора между легионерами и российской стороной: 'Союзники приветствовали бы спасение эшелона с российским золотым запасом. Если это еще в Вашей власти, попытайтесь вывезти его в безопасное место, например, в Чехию'.

Сегодня мы знаем, что тогда это сделать было уже невозможно

В момент передачи русского золота поднимался также и вопрос о кражах, обнаруженных 14 января 1920 г. Они произошли в тот период, когда эшелон охранялся смешенными чехословацко-российскими силами. Пропало 13 ящиков золота. Виновными в воровстве были признаны отдельные члены российской охраны, впоследствии арестованные. Однако, расследование хищений так и не было завершено.

От приведенных выше фактов и отталкивался в своем ответе на запрос депутата Рудольфа Лондгманна министр Эдвард Бенеш в 1925 г.

Помимо прочего, он подробно осветил вопрос передачи золота российским частям в начале 1920 г. 'В передаче также принимали участие представители местного населения. Было удостоверено, что пломбы, установленные российскими органами в Омске, не вскрывались. Потом была произведена проверка двух выбранных наугад вагонов, где было установлено, что число ящиков и мешков с золотом в них соответствует количеству, установленному при проверке в Омске. После этого, по решению высшего комиссариата, эшелон был передан под охрану союзнических частей трех стран, там находящихся'. Затем др. Бенеш вновь возвращается к похищению на станции Тыреть 13 ящиков с золотом 'в тот момент, когда эшелон охраняли русские части' (тогда эшелон охранялся чехословацко-русскими частями - прим. автора).

Разумеется, признает Бенеш, при проверке ящиков с золотом выяснилось, что некоторые печати на них были вскрыты. Комиссия объяснила это неоднократным взвешиванием и перемещением золота. Главный казначей Н.П. Кубалко заявил, что это произошло 'вследствие открытия ящиков для проведения проверки'. Дальнейшие проверки выявили повреждения некоторых мешков с золотом - по заключению комиссии, из-за перепадов температур и неправильного складирования.

Согласно сохранившимся документам, чехословацкими легионерами были переданы все вагоны с русским золотом. Всего 1143 ящиков и 1678 мешков. 'Было установлено, что, за исключением указанных повреждений, пломбы и вагоны находятся в полном порядке, и золото было передано под охрану русских частей, а именно 7-й роты иркутского полка охраны'.

Роль контрабандистов сыграли больные

Парламентским запросом Лодгманна заинтересовался лондонский The Economist (30. 5. 1925), который пошел дальше, обвинив чехословацкий 'Легиобанк' в том, что своим богатством он обязан именно русскому царскому золоту.

Тогдашнее руководство банка решительно отвергло эти обвинения. Тут не будет лишним вкратце изложить события, предшествовавшие учреждению банка Легиона. Еще в России руководство наших легионеров учредило специальный орган тыловых войск - технический отдел (TECHOD). Это был экономический и коммерческий орган, который владел и управлял сибирскими шахтами, торговал сырьем, скупал в больших количествах драгоценные металлы, прежде всего, шерсть-сырец, меха, каучук. В центре этой коммерческой деятельности стоял начальник финансового отдела политического руководства Чехословацкого корпуса Франтишек Шип. В архиве сохранилось его письмо от 5 ноября 1919 г., адресованное нашему военному руководству: 'Принимая во внимание здешнюю таможенную ситуацию необходимо, чтобы известный нам фонд металлов был как можно скорее перевезен во Владивосток, пока здесь действует TECHOD, который способен организовать его морскую транспортировку и перевозку на родину. . .'.

Сегодня историкам известно, что этот 'фонд металлов' никак не может быть царским золотым запасом. Если бы речь действительно шла о государственном золотом запасе России, Франтишек Шип не писал бы о нем так открыто и не упоминал бы о ситуации с таможней. По всей вероятности, он говорит о драгоценных металлах, полученных в ходе коммерческой деятельности легионеров. Это тем более вероятно, что уже в 1919 году в Сибири был учрежден банк Чехословацкого легиона с целью распоряжения накоплениями чехословацких легионеров. Здесь необходимо отметить, что этот банк установил финансовые контакты с банком Прайсса 'Живнобанка' (Ремесленный банк).

Кто знает, о каких трансакциях шла речь. . .

Например, в одном из документов штаба 1-й дивизии говорится о тайной перевозке на корабле 'Шеридан' из Владивостока в Триест 750 ящиков. Данная перевозка была осуществлена летом 1920 года. Из Триеста груз был перевезен в Чехословакию в санитарном эшелоне - под койками солдат, в диагнозе которых было указано психическое расстройство.

Сохранилось и другое любопытное письмо Франтишека Шипа (позднее он занял пост генерального директора Банка чехословацкого легиона в Праге). 13 апреля 1920 г. он пишет своему дяде: '. . .в этот период мне удалось заполучить кое-какое золото; мы были на волосок от того, чтобы получить еще и несколько вагонов серебра, но нам не удалось вовремя достать локомотив. Золото я, разумеется, покупал на имя 'Легиобанка' мелкими партиями. Начинаю тебе его пересылать. Для начала пошлю три ящичка на разных судах. . .'.

Легенды остаются

До сих пор никто так и не узнал, куда исчез русский золотой запас. Время от времени, главным образом, в российских СМИ, появляются всевозможные статьи о том, что золото было украдено именно чехословацкими легионерами. Последние подобные публикации вышли из-под пера московского публициста Виктора Черепахина. На страницах газеты Moscow Life ('Независимая газета') он утверждает (впрочем, опять-таки бездоказательно), что 'чехословацкие легионеры в спешке и эйфории от своего недавнего успеха вывезли 30 563 пудов золота (1 пуд = 16 кг) в монетах, слитках и ювелирных изделиях. Слитки серебра, платины и ценные бумаги даже не подсчитывались - такими мелочами никто себя не утруждал'. Однако, в другой части статьи автор признает ошибки в документах и не отрицает расточительство адмирала Колчака, добавляя, что часть золота попала также в Японию, Францию, Швецию, Великобританию (эти страны имели в России своих военных или гражданских представителей).

Толчком к появлению легенды о легионерах, похитивших русский золотой запас, послужил, по-видимому, таинственный санитарный эшелон, где под постелями душевнобольных были спрятаны ящики с неизвестным содержимым.

Что же касается изначального капитала 'Легиобанка', более чем вероятно, что он появился в результате коммерческой деятельности технического отдела (TECHOD) - какие бы чувства у нас не вызывали его операции. А одна из самых таинственных загадок первой мировой войны так и остается нерешенной.

Согласно сохранившимся документам чехословацкие легионеры все вагоны с русским золотом передали российской стороне. Всего 1143 ящиков и 1678 мешков с золотом. 'Пломбы и вагоны были проверены - и, за исключением указанных повреждений, - в порядке. . .'

____________________________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - Catherine

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.