Недавно, когда Владимиру Путину задали вопрос о том, что он думает о смерти бывшего российского разведчика Александра Литвиненко, он ответил, что не верит в 'теории заговоров'. Однако это не помешало президенту России совместно с руководством Ирана создать одну из таких теорий собственными руками. Речь идет о потенциальном создании картеля поставщиков газа по тому же принципу, на основе которого существует Организация стран-экспортеров нефти. Путину эта идея кажется 'интересной'.

Однако возможностей на то, что подобная 'ОПЕГ' будет реально что-то решать, маловато. В отличие от нефти, где значительную часть клиентской базы составляют владельцы автомобилей, которым все равно некуда деваться, газ- особенно в электроэнергетике - вынужден конкурировать с другим видами топлива. Газ не так легко продавать, как нефть: трубопровод привязывает не только потребителя к поставщику, но и поставщика к потребителю, откуда мы приходим к необходимости вкладывать значительные средства в инфраструктуру и развивать долгосрочные договорные схемы. В газовой отрасли довольно высоки постоянные затраты, в результате чего издержки газовой компании от сокращения объемов добычи сырья значительно боле велики, чем нефтяной. Более того, у ОПЕК хотя бы есть поставщик, способный единоличным решением повысить или понизить цены, а Россия настолько мало вкладывает в освоение запасов, что готовых к использованию, но неиспользуемых добычных мощностей у нее сегодня нет.

В последнее время бурно развивается рынок сжиженного газа (СПГ), в результате чего подобным системообразующим поставщиком газа может стать, например, Катар - кстати, поэтому Путин его всячески обхаживает. Но в любом случае с помощью СПГ сегодня удовлетворяется менее 10 процентов спроса на газ в мире; к тому же, на данной стадии развития рынка вступать в картель и тем самым подрывать преимущество СПГ как 'запасного варианта' газоснабжения было бы со стороны Катара весьма неразумно.

Нужно учитывать, что энергетические картели создаются отнюдь не только по экономическим причинам. Россия занимает те позиции, которые занимает, в том числе и потому, что хочет с помощью энергоресурсов обеспечить восстановление своей геополитической мощи. Что касается Ирана, то ему возможность создания энергокартеля, в котором он будет лидером, а не 'второй скрипкой' своей извечной соперницы Саудовской Аравии, тоже наверняка кажется привлекательной.

И все же любой картельный сговор неминуемо порождает противодействие. В 70-х годах, когда ОПЕК была в высшей точке влияния, ее потребители - в основном западные - вынуждены были повысить эффективность расходования энергии и диверсифицировать источники поставок, благодаря чему в 80-е годы цены на нефть пошли вниз. То же самое повторяется сегодня: воинственный Кремль, крепко держащий руку на трубопроводном кране, за последний год сделал для развития альтернативной энергетики больше, чем любое зеленое движение за всю свою историю.

________________________________________

На что сделает ставку Россия - на талант народа или нефтяные скважины? ("The New York Times", США)

Аятоллы, 'подсевшие' на нефть ("The New York Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.