Сожалею, что приходится начинать с критики Леонида Млечина, но уж так фишка выпала. В своей статье Млечин добросовестно и насколько это возможно политкорректно в стиле "нашим и вашим" изложил интеллигентски еврейский взгляд на проблемы общей истории России и стран Балтии. Если нечто подобное Млечин изложил бы на тему совместной израильско-палестинской истории, то можно только представить себе, сколько бы чужого д. . . он выкушал бы уже в день публикации. А с Прибалтикой можно не церемониться, потому что в ней живут исключительно "горячие" парни, которые себя недооценивают. Смею заметить, что сегодняшний день, становясь вчерашним, превращается в историю. В некотором роде взгляд Млечина на историю тоже часть истории.

Вот, собственно говоря, и все, что следовало бы сказать в адрес Млечина, но я прибавлю еще одну загогулину. Рассуждения Млечина совершенно не учитывают технологию власти. Млечин утверждает, что нежелание российских политиков говорить о сталинских временах и публично признавать тот факт, что латышей, литовцев и эстонцев сделали гражданами СССР без их желания, лишает убедительности их справедливое негодование в адрес прибалтийских эсэсовцев. Замечание Млечина, сделанное походя, гораздо глубже и принципиальнее млечинской политкорректности. Например, оно гораздо ближе к рассуждениям и выводам общественного деятеля (историка?) Хардо Аасмяэ о "нахальстве" СССР по отношению к Эстонии, которые он предлагает вниманию радиослушателей в серии передач об истории Эстонии под общим названием "Прощай ХХ век!" (Радио IV).

Общее место в рассуждениях обоих публицистов - насильственно навязанное эстонцам гражданство СССР. По мнению обоих, насилие проявилось в угрозе применения военной силы и фальсифицированных выборах. Но позвольте, коллеги публицисты, а как быть с технологиями власти? Искусство власти, в первую очередь, заключается в навязывании массовых иллюзий! Саддам Хусейн, как будто обладающий оружием массового поражения, оказался иллюзией, но эта иллюзия до основания разрушила Ирак. Иллюзорность достижений советской власти была настолько обаятельной, что держала прибалтов в обаянии почти полвека. Что уж тут говорить о советском пленении еврейского народа!

Разговоры о насильственном присоединении Эстонии к СССР, не дают ответа на простой вопрос: какая именно часть населения страны в 1940 году соблазнилась гражданством СССР? Рассуждения о "насилии и навязывании" совершенно не учитывают мнение "соблазнившихся". Если соблазненные гражданством СССР представляли собой большинство населения страны, ясно выразившее свою политическую волю, то речь должна идти о триумфе европейской демократии, а не об аннексии или оккупации. Допускаю, что народ Эстонии в 1940 году мог совершить ошибку, но это его право - право суверена.

Помня об истории с президентом Пятсом ("meie esimene president Konstantin Pats sai Moskvas palju raha), народ Эстонии лишили права самостоятельно избирать себе президента, фактически избавили от права на ошибку. Народ Эстонии больше не является сувереном - носителем верховной власти в государстве, и эта плата за ошибку будет покруче, чем все "зверства" советского режима. Так, что, откуда президент Ильвес "sai palju raha" - не народного ума дело.

И вот вам еще один пример использования технологий власти - демарш Юри Лийма, направленный на резкое обострение ситуации вокруг. . . "Бронзового солдата"? Отнюдь! Это демарш, рассчитанный на обострение проблемы вокруг портфеля министра иностранных дел. Если не будут учтены амбиции Марта Лаара, некто с помощью Юри Лийма грозит Андрусу Ансипу массовыми беспорядками в связи с ликвидацией мемориала на Тынисмяги. По сути, Ансипа шантажируют непредсказуемой реакцией русской общины.

В воскресенье на Тынисмяги произошли эти самые непредсказуемые предсказуемые последствия. Юри Бем пытался прорваться к монументу с венком из колючей проволоки и наручниками. Юри Лийм фиксировал покушение на видео. Спрашиваю Лийма:

- Юра, ты нормальный человек? Тебе не надоело бороться за независимость?

- Нет у нас никакой независимости, Европейский союз не лучше советского.

- А ты понимаешь, что тебя используют против Ансипа?

- Понимаю. Меня все используют, даже под суд отдали.

- Ты хочешь, чтобы Лаар стал министром иностранных дел?

- Нет, не хочу. Знаете, какого я мнения о Лааре?

- Юра, ты понимаешь, что 9 мая тобой снова попользуются?

- Я хочу быть здесь хозяином, чтобы никаких провокаций не было, а все было, как я хочу. Мы будем говорить об эстонской истории. Русские пусть свои цветы приносят. А мертвым место на кладбище.

- Юра, ты же нормальный, ты должен понимать, что если два пальца сунуть в розетку, то обязательно е. . .нет?

В знак согласия Лийм кивает головой. Понимает, что будет больно, но пальцы все равно не пожалеет.

Его оппонентов - людей и организации, претендующие на неформальное лидерство в русской общине, выдрессировали отменно. Теперь они по первому зову с пеной у рта будут защищать интересы Ансипа, Лаара и обоих Юри - Бема и Лийма, делая вид, что защищают интересы общины. Почему? Потому что власть сумела навязать им иллюзию. То, что я видел на Тынисмяги, было истерикой по поводу иллюзии, а не защитой общинных - и моих тоже! - интересов. Букеты цветов и свечи принесли к сапогам бронзового истукана, и ни единой свечи, ни единого цветка к самой могиле. Полицейские собачки гавкали, крикуны кричали, печальники печалились, провокаторы провоцировали, истерики закатывали истерики, но о могиле вспомнил только вечный борец за независимость Юри Лийм.

Для того чтобы понять, что происходит на самом деле, нужно рассмотреть, как изменилась государственная политика внутри и вне Эстонии. Еще совсем недавно Эстония демонстрировала мировому сообществу перманентную истерику жертвы геополитической ситуации середины прошлого века. Нынче истерика осталась в основном для внутреннего употребления.

Местный эст-еблишмент вжился в роль жертвы. Русской общине не забывают каждодневно демонстрировать расчесанные до струпьев язвы национальной истории. Нам каждодневно напоминают, что мы палачи, пособники палачей, а также их наследники. Нам привили комплекс вины за чужие преступления и комплекс неполноценности на почве языкознания. Местному эст-еблишменту, оккупировавшему замок на Тоомпеа, нравится слыть обиженным: "Нас обижают, значит, мы существуем!" Отсюда все эти бесконечные поиски обидчиков внутри Эстонии и среди ближайших соседей.

На внешнеполитическую арену активно экспортируется новый политический бренд: Эстония является активным творцом истории. Мы творим историю самостоятельно и вместе с партнерами по Европейскому союзу и НАТО. Роль главного "творца истории" присвоил себе президент Ильвес. Он более не желает быть бесправным довеском к Рийгикогу, но желает быть хвостом, который крутит собакой. Президент, не отягощенный жертвенным комплексом, считает, что он творец истории. Ему даже стыдно за отсутствие творческого потенциала у своего предшественника - того самого, который "sai Moskvas palju raha".

Можете быть уверены в том, что эст-еблишмент, вжившийся в роль исторической жертвы, и хвост, желающий быть творцом истории, вскоре продемонстрируют нам конфликт ролевых установок, что называется в полный рост. Вот тут-то мы и должны быть готовы к тому, чтобы заявить:

"Нравится быть жертвами - на здоровье! Хотите быть творцами - флаг вам в руки! Однако прежде верните нам то, что нам принадлежит по праву. Верните нам, самую малость - права государствообразующего народа. Не хотите возвращать, идите к черту!"

Согласен, что это будет неполиткорректный поступок, где-то даже невежливый, демонстрирующий нашу невоспитанность и низкий уровень культуры, но зато это будет так по-русски!

Михаил Петров, Лига защиты русских

_____________________________

"Русского вопроса" в Эстонии нет - есть спекуляции ("Delfi", Эстония)

Оккупировали Эстонию в 1940 году - или нет? ("Delfi", Эстония)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.