The Monitor's View from the April 27, 2007 edition

На этой неделе внимание СМИ было приковано к Москве, где воздавали последние почести бывшему президенту Борису Ельцину. . . и к Нигерии - в самой большой по численности населения африканской стране только что прошли выборы, и глава государства, после двух сроков пребывания у власти, покидает свой пост. Казалось бы, что между этими странами может быть общего? Но с точки зрения борьбы за демократию в их недавней истории несть немало сходства.

Подобно г-ну Ельцину, уходящего президента Олусегуна Обасанджо (Olusegun Obasanjo) можно назвать 'отцом-основателем' демократии в стране - точнее, он восстановил демократические порядки после череды военных диктаторских режимов. Однако, опять же подобно Ельцину, своим неумелым руководством он поставил этот - наиболее совершенный - политический строй под угрозу.

В Нигерии, как и в ельцинской России 1990-х, пышным цветом расцветает коррупция - этот бич молодых демократий. Обе страны богаты энергоресурсами, однако в ельцинскую эпоху доходы от их экспорта никак не улучшали положение простых россиян. То же самое можно сказать и о Нигерии при г-не Обасанджо.

Кроме того, оба лидера, попробовав власть на вкус, приобрели от нее чуть ли не наркотическую зависимость. Ельцин не терпел критики в свой адрес, отправляя в отставку одно правительство за другим. Обасанджо попытался изменить конституцию, чтобы остаться у власти на третий срок. Этот шаг породил в обществе волну возмущения, и в последние две недели ему пришлось руководить подготовкой и проведением президентских и парламентских выборов, отмеченных многочисленными нарушениями и актами насилия. Их результат никого не удивил: в большинстве регионов победила партия Обасанджо, и новым президентом также избран ее кандидат - Умару Яр-Адуа (Umaru Yar'Adua).

Эти примеры напоминают нам, насколько неустойчивы молодые демократии. И нельзя сказать, что со временем они непременно 'повзрослеют'. Выборы, конституции и законы существуют не сами по себе. Эффективность этих инструментов народовластия зависит от политических лидеров, которые воплощают их в жизнь. И если лидеры не справляются с этой задачей, общество утрачивает веру в демократию - отождествляя эту идею с теми негативными явлениями, что они видят вокруг себя. Само понятие демократии превращается в бранное слово, и люди опрометчиво начинают тосковать по 'старым добрым временам'.

Подобное разочарование дает правителям вроде Владимира Путина возможность приступить к демонтажу свобод, учрежденных, но не закрепленных их предшественниками - все это делается во имя 'наведения порядка'. И сегодня мы с тревогой слышим заявления высокопоставленных нигерийских чиновников, намекающих на возможность военного переворота в случае, если силы, проигравшие выборы, прибегнут к акциям протеста, способным перерасти в волну насилия.

О том, что в ряде стран происходит откат от демократии, или возникают трудности с ее укреплением, наглядно свидетельствуют данные из доклада, ежегодно публикуемого некоммерческой организацией Freedom House. В мире, по мнению авторов доклада, наблюдается 'стагнация свободы': процент стран, входящих в категорию 'свободных' не увеличивается уже почти 10 лет.

В прошлом году демократия 'набрала очки' в Гайане, на Гаити, и в Непале. Но одновременно в таких странах, как Венесуэла и Эквадор, законно избранные лидеры предприняли наступление против политической оппозиции и свободной прессы. В Азиатско-тихоокеанском регионе также не все обстоит благополучно: в прошлом году в результате военного переворота был свергнут демократически избранный премьер-министр Таиланда (его репутация также была подмочена обвинениями в коррупции).

Конечно, лидерам молодых демократий часто приходится действовать в тяжелейших условиях, унаследованных от прошлого, сталкиваясь с разрухой в экономике, пренебрежением к правам человека, межрелигиозными и межэтническими распрями. Но они и сами порой способствуют развитию, или сохранению, подобных негативных явлений. Так, президент Украины не желал идти на компромисс со своими соратниками по 'оранжевой революции', и сегодня в стране разразился парламентский кризис. В Ираке идет борьба за создание демократического национального государства, обеспечивающего религиозную или этническую идентичность шиитской, суннитской и курдской общин, и в то же время способного обуздать их чрезмерные амбиции.

Впрочем, у нового президента Нигерии - и лидеров других стран - еще есть возможность вернуть людям веру в демократию.

___________________________________

Как Владимир Путин устанавливает новую деспотию в России ("Le Figaro", Франция)

России нужны свои неоконсерваторы. . . а их нет ("The Financial Times", Великобритания)

Демократия, как и человек, тоже смертна ("The Spectator", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.