Несмотря на свои ошибки, настоящий российский демократ заслуживает, чтобы и в его защиту было сказано слово

В своей передовой статье от 24 апреля ('Строитель? Нет, разрушитель') Ваша газета вынесла Борису Ельцину вердикт 'виновен'. Однако думается, что следует выслушать и другую сторону. Как биограф Ельцина, я считаю: подчеркивать, что 'в начале политической карьеры Ельцин отнюдь не был демократом', совершенно неправильно - Советский Союз не был ни многопартийным, ни демократическим.

Как ясно видно из его автобиографии, он сам считал поступившее из политбюро указание снести дом, где был убит последний русский царь, абсурдным, однако у него не было иного выбора, кроме как подчиниться. Он не был, как Вы пишете, 'раболепным аппаратчиком': как личность он всегда был немного бунтарем, даже чуть-чуть анархистом. Не был он и 'сообразительным конъюнктурщиком': если бы он им был, то нашел бы способ избежать скандала с Михаилом Горбачевым, который в 1987 году привел к его публичному унижению и изгнанию из системы.

В Вашей статье Вы пишете, что роль Ельцина в победе над государственным переворотом 1991 года против Горбачева ограничивалась стоянием на башне танка. На самом же деле именно он - пьяный ли, трезвый - сплотил вокруг себя всех противников путча, и именно он стал главным его могильщиком. Именно Ельцин, а никак не Горбачев, запретил Коммунистическую партию и тем самым положил конец десятилетиям однопартийной диктатуры. Именно ему мы обязаны тем, что, когда распалась советская империя и ее пятнадцать республик стали независимыми государствами, этот процесс не пошел по югославскому сценарию и не закончился гражданской войной - а ведь об этом его достижении мало кто вообще помнит.

В 1993 году, когда ельцинские танки стреляли по зданию парламента, я был в Москве. Зрелище было, конечно, далеко не самое приятное, но вооруженная попытка переворота, которую он таким образом подавил, была совершенно реальной и чуть было не удалась. Это был не ельцинский парламент - это был пережиток советской эпохи, чье сопротивление принятию новой конституции было последним криком старого режима. Что касается принятой при нем конституции 1993 года, то 'авторитарной' ее называют по большей части те, кто ее не читал. Во всяком случае, она не более авторитарна, чем французская, на которой она, кстати, во многом и основана.

Об экономических реформах 1992 года Вы пишете, что 'шока в них было больше чем достаточно, а терапии явно недоставало'. Это заключение слишком поверхностно. К концу 1991 года российская государственная экономика была уже в полном развале, полки в магазинах были пусты, в стране росла подавленная гиперинфляция. Ситуация была настолько отчаянной, что о плавном переходе к свободным ценам и рынкам просто не могло быть и речи.

Да, Ельцин пил больше, чем мог себе позволить, но до 1994 года, когда он начал как физически, так и морально сдавать, он вовсе не был клоуном. Когда у него стало плохо со здоровьем, получилось так, что им стали манипулировать, и в результате были совершены катастрофические ошибки вроде нападения на Чечню в 1994 году. Стиль его политического руководства действительно был непостоянен, и это еще мягко сказано, но зато это был настоящий демократ, который попытался дать России менее централизованную и более плюралистичную политическую систему со свободными СМИ. Коррупция и хаос ельцинского периода были неизбежным следствием распада советской системы. И хотя он ошибся, выбрав своими преемником бывшего агента КГБ, мы не должны забывать, что Ельцин был первым в истории России лидером, согласившимся передать власть добровольно и в рамках соответствующей процедуры.

Джон Моррисон - бывший главный корреспондент информационного агентства Reuters в Москве и автор книги 'Борис Ельцин: от большевика до демократа' (Boris Yeltsin: From Bolshevik to Democrat)

___________________________________________

Борис-боец ("The New York Times", США)

Хотите изменить мир - выберите в лидеры пьяницу вроде Ельцина ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.