Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель Len Malinin, за что мы ему крайне признательны

___________________________________________________________

2 мая 2007 г., стр. А1

АЭРОДРОМ БАГРАМ, Афганистан. - Когда Вячеславу Федченко снятся его друзья, они снова сильные, смелые и молодые, гордость советских ВВС.

Но когда он просыпается, он вспоминает, как они встретили свою смерть в Афганистане, в объятых пламенем самолетах, рухнувших на землю или врезавшихся в горные склоны во время 10-летней войны между Советским Союзом и муджахединами, которых вооружали США.

'Мне их до сих пор не хватает, - говорит Федченко, сегодня 44-летний пенсионер в Барнауле в Сибири. - Лучших друзей у меня не было'.

Каждый год в годовщины их смерти он приходит на барнаульское кладбище, где похоронен один из его товарщей, отдать честь памяти погибших членов его эскадрильи. Это лучшее, что он может сделать; настоящий мемориал, увековечивший память о них, находится за 1500 миль отсюда. Расположен он в забытом углу аэродрома Баграм, огромной американской военной базы около Кабула. Сам мемориал обветшал, а подходы к нему заминированы.

Но сегодня, благодаря двум сержантам ВВС США, принимающим участие в военных действиях в Афганистане, мемориал советским пилотам может вот-вот вернуться к русским.

Американцы, 37-летние техники-сержанты Дэвид Кили и Рэймонд Росс, случайно наткнулись на мемориал прошлым летом. Инженеры воздушно-десантных войск и историки-любители, они обследовали старые советские бункеры в конце взлетно-посадочной полосы Баграма. Они заметили подковообразную бетонную стену, дугой уходившую в небо, и опирающуюся на нее бетонную плиту с 10 пустым прямоугольными нишами.

Сержанты решили, что форма стены как-то связана с авиацией, а пустые ячейки предназаначены для фотографий или именных табличек. В тот же вечер, они нашли несколько сайтов, посвященных советским самолетам и летчикам. Сержант Кили, родом из Кэрролтона, Иллинойс, сам немного учил русский язык в 80-е годы; в то время он считал, что столкновение с Советами неизбежно. Со временем, он и сержант Росс (из Лафайета, Луизиана) начали переписываться по электронной почте с г-ном Федченко, который рассказал им все, что знал о мемориале в Баграме.

В 1980 году, когда первые тела погибших стали поступать в СССР с продолжавшейся год афганской войны, Федченко поступил в летную школу ВВС в Барануле, где он подружился со старшими лейтенантами Константином Павлюковым, Владимиром Палтусовым и Виктором Земляковым. Лейтенант Павлюков, по-юношески привлекательный и не сразу проявивший свои способности, был слишком высок для авиации и должен был серьезно постараться, чтобы для него сделали исключение. Лейтенант Земляков, не сильно вписывавшийся в устоявшиеся нормы, слушал записи авангардистских русских групп, 'Beatles' и 'Deep Purple'. Выпивать авиаторам не разрешалось; все свое время они тратили на учебу, лыжи и бесконечные перекуры.

После окончания летной школы в 1984 году, ребята вместе с другими летчиками были зачислены в новую эскадрилью штурмовиков Су-25, которых в авиации называли Грачами. 26 октября 1986 г. эскадрилья прибыла в Афганистан, где ее работа, защита пехоты от муджахединов, становилась все более опасной из-за распространения американских противовоздушных ракет Стингер, предназначенных для стрельбы с плеча. За год боевой службы эскадрилья потеряла 13 из 40 самолетов и 5 пилотов.

Первым погиб ст. лейтенант Игорь Алешин, чей самолет был поврежден огнем с земли и врезался в склон горы. Следующим был лейтенант Павлюков. Федченко видел, как Стингер попал в самолет его однокашника. Лейтенант Павлюков катапультировался и отстреливался от муджахединов, пока мог. Когда враги окружили его, он подорвал себя последней гранатой.

Самолет капитана Мирослава Бурака взорвался вскоре прсле взлета. Никто так и не узнал, нашел ли его Стингер в воздухе или вывел из строя муджахедин на земле. Лейтенант Палтусов штопором врезался в землю 20 июля 1987 года, в свой 24-ый день рождения, очевидно он потерял сознание после того, как ракеты повредили его кислородную систему.

В августе 1987 г., когда до окончания боевой командировки оставалось не так много времени, летчики решили построить мемориал своим павшим товарищам, понадеявшись на то, что смерть лейтенанта Палтусова будет последней. В эскадрильи, где служили инженеры и архитекторы, прошел конкурс на лучший проект. Выигравший дизайн представлял из себя изогнутую стену, с устремленной в небо деревянной моделью Су-25 на вершине. На бетонной плите сперва были установлены четыре портрета летчиков, написанные маслом по дереву десантником, умевшим неплохо рисовать. Под каждым была табличка с именем летчика, званием и датами рождения и смерти. Спереди была ограда со столбиками из бомбовых конусов-обтекателей, соединенных цепями из пулеметных лент.

На стройке работали экипажи техобслуживания, политруки и летчики, включая Федченко и лейтенанта Землякова. После того как Землякова сбили в сентябре 1987, когда он прикрывал колонну бензовозов, авиаторы увеличили плиту, добавив место для его портрета.

На стене поместили надпись большими буквами: 'Имя тебе - интернационалист, подвиг твой бессмертен'.

Имелась в виду, вспоминает Федченко, их целеустремленность. 'Долг Советских вооруженных сил был интернациональный долг помощи афганскому народу'.

Эта миссия, однако, завершилась унизительным образом в феврале 1989 года, когда Советы вывели войска из Афганистана. Перед уходом авиаторы сняли портреты с мемориала, чтобы они не попали в руки врага. Федченко полагает, что они в настоящее время хранятся на базе ВВС в Беларуси.

К тому времени, когда сержанты Кили и Росс обнаружили памятник, деревянный самолет был уже кем-то вырван, по плите пошли глубокие трещины, и ограда из пулеметных лент были разбросана вокруг. Сержант Кили собрал ленты и сложил их в патронный ящик.

Когда американское командование стало рассматривать вопрос о расширении полосы в Баграме, сержанты решили спасти памятник. Они украсили свою казарму посланными Федченко черно-белыми фотографиями советских пилотов в летных костюмах, готовых к бою, или играющих в волейбол в жаркий афганский день в характерных плавках Восточного блока. Они узнали, что лейтенанту Павлюкову, летчику, который взорвал себя, чтобы не попасть в плен, было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, советский эквивалент Медали за Доблесть в США.

'Они делали то, что требовала от них страна, и выполнили свой долг до конца, - говорит сержант Кили о советских летчиках. - Не имеет значения, из какой они были страны. Это часть истории, и мы не думаем, что ее нужно уничтожать бульдозером'.

Весть о том, что два американца пытаются спасти их памятник, дошла до бывших советских летчиков. Они предложили деньги, от которых сержанты отказались. Вместо этого авиаторы - которые должны были вернуться в США в прошлом декабре - обратились к сержанту Национальной Гвардии Тому Кларку, учителю истории в старших классах из Дайера, Индиана. Сержант Кларк демобилизовался еще в 1979 году, но, в возрасте 50 лет, убедил Армию взять его обратно. Он обратился со своими доводами непосредственно к офицеру, отвечающему на базе за недвижимость.

Эти усилия получили известность в России, где сюжет был неотразим: американские сержанты, воюющие в Афганистане, пытаются спасти памятник, построенный в честь советских летчиков, убитых на прошлой афганской войне, в том числе Героя Советского Союза, сбитого американской ракетой.

Вскоре в это дело оказались вовлечены дипломаты и генералы. В феврале русский посол в Афганистане побывал на объекте вместе с командующим ВВС США в Афганистане, бригадным генералом Кристофером Миллером. Генерал Миллер сказал русским, что он сохранит памятник от разрушения, но что в конечном счете его судьба в руках афганского правительста, которое владеет Баграмом.

Месяц назад русские попросили афганцев разрешения перенести плиту памятника в их посольство в Кабуле, чтобы восстановить ее и выставить для показа. Ответ все еще не получен.

Г-н Федченко сумел остаться в живых и после второй командировки в Афганистан и вышел в отставку в звании майора 12 лет назад. Теперь он живет на доход от работ на строительстве и на военную пенсию в 250 $ в месяц. Он говорит, что его злость на афганских бойцов и на американцев, которые их поддерживали, со временем ослабла, хотя чувство потери полностью не прошло. 'Много американских самолетов было сбито во Вьетнаме русскими ракетами, - говорит он. - В Афганистане много русских самолетов и вертолетов было сбито американскими ракетами. Я не рассматриваю это как личную обиду. Это политика'.

По отношению к сержантам Кили и Россу он чувствует только уважение и благодарность. 'Неважно, русский ты или американец, важно, что ты солдат. Настоящий солдат уважает других солдат, даже если это солдаты противника'.

_____________________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - Len Malinin

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей