Дэйв Браун (Dave Brown), карикатурист из Independent

Я расстаюсь с Блэром без сожаления. У меня вызывает отвращение и его личность, и его дела. Но карикатуры на него рисовать было просто здорово. В них можно было вложить всю желчь, все возмущение, всю тоску. Чем он войдет в историю? Войной в Ираке. Это мог бы быть мир в Северной Ирландии, но Ирак затмил все остальное.

На него проще всего делать обычные шаржи. Но надо было как-то показать его раздвоение личности - скажем, нарисовать один глаз выпученным и блестящим, а второй крепко зажмуренным. Со временем начинаешь вносить вот такие маленькие детали.

Вот какую штуку я придумал пару лет назад под Рождество - изобразил его в виде новогодней елки. Вместо раскрытого, сверкающего глаза я нарисовал большой шар, а светящаяся гирлянда заменила зубы. Такой вот Блэр получился. Ничего другого просто не понадобилось. Когда люди привыкают к созданному вами образу, можно ограничиться несколькими штрихами, чтобы передать нужную вам мысль.

Поначалу он был такой моложавый парень, с довольно ординарной внешностью, но ты начинаешь подмечать какие-то черточки, которые помогли бы тебе выразить то, что ты хочешь. И когда ты создал узнаваемый образ, степень реализма тебя уже перестает волновать.

В жестикуляции Блэра тоже можно найти кое-что интересное с точки зрения карикатуриста. Скажем, когда рисуешь его на трибуне, можно обыграть такую штуку: Он протягивает руки в одну сторону и ставит ладони параллельно, а потом в другую сторону - и то же самое. Я понимаю, политиков этому учат, но не знаю, что этот жест может означать.

Нет, я не жду с нетерпением, когда смогу рисовать больше карикатур на Гордона Брауна (Gordon Brown). Я его рисую с тех же самых пор, что и Тони. Вряд ли здесь удастся подметить что-то новое - разве что на посту премьера он приобретет какие-то новые привычки.

Джеймс Ларкин (James Larkin), актер, игравший Блэра в телефильме 'Государственный эксперт' [The Government Inspector - художественный фильм об истории доктора Дэвида Келли (David Kelly)].

Работая над ролью, я думал не о самом Блэре, а о том персонаже, что выведен в сценарии. Если бы я пытался подражать ему, имитировать все особенности его поведения и голос, зритель воспринял бы это как 'фотографию' или пародию на Блэра, а не как персонажа из фильма.

Майкл Шин (Michael Sheen), игравший его в 'Королеве' (The Queen), отлично справился с ролью. Но он копировал некоторые жесты Блэра, и я поневоле начал сравнивать, насколько 'похоже' Шин его изображает. Я же старался показать не внешние черты, а особенности его характера - например, энергию. В нем всегда была бездна энергии, чему я искренне завидую. Биограф Блэра сказал, что ему понравился созданный мной образ.

О его месте в истории мне трудно судить. Своеобразие его личности очевидно, и оно запомнится. Его будут вспоминать как человека целеустремленного. Я бы сыграл Тони Блэра еще раз, если предложат. Было интересно работать над этой ролью.

Джон Моррисон (John Morrison), автор юмористического романа 'Энтони Блэр, староста школы' (Anthony Blair: Captain of School).

Думаю, когда Тони Блэр согласился участвовать в войне в Афганистане, мы все толковали наши сомнения в его пользу. Я поддерживал многие его начинания. Но когда мы вступили в иракскую войну, я много думал над этим, и захотел что-нибудь написать на эту тему [в книге Моррисона, в частности, обыгрывается война в Ираке - прим. перев.]. И вдруг меня осенило, что Вестминстер во многом напоминает старомодную школу для мальчиков. После этого стало очевидно - нужно именно в таком духе стилизовать книгу о Вестминстере.

Поскольку Блэр закончил привилегированную частную школу, он отлично вписывался в мой замысел. Блэр всегда так любезен, так старается всем понравиться. Люди, лично знакомые с ним, говорят, что я изобразил его один в один.

Думаю, единственное, чем он войдет в историю - это иракская война. На мой взгляд, на совести этого человека тысячи жизней, и от этого ему никуда не деться.

Джон Калшоу (Jon Culshaw), комик и пародист.

Очень скоро зрители начали тут же узнавать Тони Блэра. Они поняли, что он всегда обыгрывает свою молодость, напускает на себя серьезный вид - вот так: [продолжает голосом Блэра] 'дальше все будет только лучше', лоб задумчиво наморщен, уши торчком.

Поначалу его просто изображали этаким школьником. Потом - франтоватым премьер-министром, любителем брынзы и костюмов от Пола Смита. Затем пришел черед 'премьера-Макиавелли' с красными глазами вампира. Но у него всегда была забавная манера назидательно указывать перед собой пальцем и не менее забавная маленькая 'премьерская' плешь. Жестикуляция и движения у него резкие, дерганые, как у голубя. Когда я его изображаю, я, естественно, все это преувеличиваю и утрирую.

Мне больше всего нравились те моменты в его выступлениях, когда он хотел что-то подчеркнуть. В особо важных местах он всегда собирал большой и указательный пальцы в этакую щепотку. Это никогда не делалось намеренно. Он действительно хотел создать себе человечный образ 'народного премьера'.

Думаю, в историю он войдет в двух ипостасях. Первые пять лет - оптимистичные, по принципу 'дальше будет только лучше', а вторая половина его премьерского срока - это когда слова надо было подкреплять делами. Люди начали задавать вопрос: и когда же станет лучше? Ну и Ирак, конечно.

Роберт Батхерст (Robert Bathurst), актер, играющий премьера в комическом телесериале BBC 'Мой папа - премьер-министр' (My Dad's The Prime Minister)

Нет, я не изучал конкретно поведение Тони Блэра, когда получил роль в этом сериале. Там речь шла не о нем - фильм был скорее о семейной жизни. Это был забавный персонаж: он управлял страной, но не мог справиться с собственной семьей на Даунинг-стрит. Впрочем, я побывал в парламенте, посмотрел, что там и как. Такие 'экспедиции' я чаще устраиваю для 'Разрулим вопрос' (Whipping it Up) [театральная постановка, где Батхерст играет главу парламентской фракции правящей партии], чем для 'Папы - премьера'. Всегда полезно посмотреть, как политики ведут себя в реальности.

Несколько дней назад я сидел в секторе для публики в Палате общин, когда премьер-министр отвечал на вопросы депутатов. В парламентских дебатах Тони Блэр - настоящий ас. Когда говорил Блэр, лицо Кеннета Кларка [Kenneth Clarke - известный политик-консерватор, один из лидеров партии тори - прим. перев.] выражало восхищение чаще, чем во время выступления главы его собственной партии Дэвида Кэмерона (David Cameron).

Он полностью переиграл тори в дискуссии по Ираку. Им просто было нечего возразить. Он проделал это просто блестяще. Не знаю, какое место Блэр займет в истории, но очевидно Ирак ему не забудут.

Элисон Джексон (Alison Jackson), кинорежиссер-документалист

Я снимаю фильм о Тони Блэре, поэтому сейчас, в общем, погружена в эту тему. В каком-то смысле Блэр очень подходил нашему времени, поскольку он мастерски держался перед телекамерой, а мы живем в эпоху телевидения. Это у него получается просто здорово. Неважно, что именно он говорит; главное, он знает, как завладеть вниманием аудитории.

Он не только руководил политическим процессом, но и подрывал его. Мы вечно гадали, говорят ли нам политики правду, и теперь ясно, что зачастую это не так.

'Десятилетие Блэра' славным не назовешь. Он несомненно пытается попасть в учебники истории и надеется, что люди забудут, насколько он их разочаровал. Но даже из собственной отставки он ухитрился сделать бардак. Когда происходит что-то важное, он тут как тут: гибель Дианы, смерть королевы-матери, война. Но за ним тянется ужасный след.

Фильм, который я сейчас делаю - 'Тони Блэр - рок-звезда' - рассказывает о том, чем он занимался между окончанием школы и поступлением в университет. Во время его первого рок-концерта ударные просто развалились, все шло наперекосяк, публика свистела и уходила. Позднее, когда он руководил группой, он арендовал для концерта Альберт-Холл, но об этом ансамбле никто не слышал, и публика не пришла. В общем, у него всегда были грандиозные планы, из которых ничего не выходило.

Подозреваю, года через два он займется бизнесом, или начнет выступать с лекциями. Пока же он будет почивать на лаврах, словно звезда, вышедшая на покой. Но его место в истории будет определяться двумя словами: 'Ирак' и 'ложь'.

Джонатан Каллен (Jonathan Cullen), актер, игравший Блэра в сатирической пьесе 'Оптимист' (Feelgood) и фильме 'Почему мы начали войну' (Why We Went to War).

Когда я начал играть Блэра в 'Оптимисте', достаточно было сделать округлый жест рукой, будто наматывая пряжу, и публика тут же начинала хохотать. Тогда людям хотелось над ним посмеяться. Но когда я вернулся к этой роли, уже после 11 сентября, настроение публики изменилось. Она уже не воспринимала его как комический персонаж. К этому я не был готов. Они хотели видеть на сцене те его черты, которые лежат на поверхности: искренность в голосе, паузы, подчеркивание интонацией. Именно это вы делаете, когда посетители в пабе просят: 'Покажи Блэра'. Впрочем, очень часто это превращается в гротеск в стиле комика Джулиана Клэри (Julian Clary).

Но когда я играл его в 'Почему мы начали войну', все надо было делать по-другому. Там ведь действие происходит в парламенте. Мне приходилось бороться с инстинктивным желанием показать его таким, каким его вижу я, и вместо этого попытался встать на его место. Как и большинство либералов, я был рад, что он пришел к власти. Но потом пришло разочарование - оказалось, что по сути он христианский демократ.

Алистер Битон (Alistair Beaton), автор пьес 'Оптимист' и 'Следую за ведущим' (Follow My Leader), сценарист телефильмов 'Очень общительный министр' (A Very Social Secretary) и 'Суд над Тони Блэром' (The Trial of Tony Blair).

Тони Блэр, конечно, заслуживает внимания сатириков. Дэвид Кэмерон - настолько легковесная фигура, что о нем можно написать разве что трехминутную репризу - не более того. Блэр - личность сложная и противоречивая, понять его непросто, и это делает задачу сатирика особенно интересной. Он пришел к власти на мощной волне надежд и ожиданий. Потом произошел этот странный поворот - человек, всегда державший нос по ветру, чтобы делать именно то, чего от него хотят, превратился в политика, втянувшего нас в войну.

Запомнят его именно в связи с иракской катастрофой. Это была затея, обреченная на неудачу, и ее последствия будут ощущаться еще долго.

В ремесле сатирика есть свои интересные моменты: например, вчера я открываю газету, и читаю, что Блэр хочет организовать межрелигиозный форум. Именно такой эпизод я включил в 'Суд над Тони Блэром', который я писал год назад, а теперь это происходит в реальности. В этом проявляется его иллюзорное тщеславие - он полагает, что способен добиться лучшего взаимопонимания между представителями разных религий, когда сам столько сделал, чтобы испортить отношения между ними.

Хотелось бы, конечно, сказать: он уходит - и слава богу. Но есть у меня подозрение, что он подыщет себе высокооплачиваемый и важный пост в какой-нибудь международной организации, и тогда мне снова придется им заняться.

Мэтт Бак (Matt Buck), карикатурист

В последние годы рисовать Тони Блэра стало легче, потому что в его внешности появилось больше черт, позволяющих охарактеризовать его личность. Карикатура всегда показывает то, что сам человек пытается скрыть. В случае с Тони Блэром это, конечно, его зубы. Когда он только появился [на моих карикатурах], у него была эта улыбка до ушей, открывающая безупречные зубы. Но потом эти зубы стали выглядеть уже не такими белоснежными и ровными. Получается метафора: не все то золото, что блестит.

Я навсегда запомню лицо Тони Блэра, когда он спускался по трапу самолета где-то на Дальнем Востоке, перед множеством телекамер: только что стало известно, что Дэвида Келли нашли мертвым. Вид у него был абсолютно ошеломленный и виноватый. Тогда я не использовал это в карикатуре. Я просто нарисовал белый шатер фокусника на холме, где нашли Дэвида Келли. Мне эта идея показалась более удачной. Но может быть, я был неправ.

* * *

* В мае 2003 г. в передаче BBC со ссылкой на неназванные источники в министерстве обороны прозвучало обвинение в адрес правительства и премьер-министра в том, что они фальсифицировали данные об иракском оружии массового поражения, чтобы убедить парламент и общественность в необходимости войны против Хусейна. В ходе разразившегося скандала стало известно, что этим источником был эксперт Минобороны Дэвид Келли. Министерство делало все, чтобы его дискредитировать. Вскоре Келли, не выдержав давления и ущерба, нанесенного его научной репутации, покончил с собой. (Вернуться к тексту статьи)

(Интервью брали Энди Дайкс [Andy Dykes], Лиза Уильямс [Lisa Williams] и Иоланда Бобельдийк [Yolanda Bobeldijk])

____________________________________

Долгие проводы Блэра ("The Independent", Великобритания)

Прошла любовь: история отыгрывает карты Блэра и Буша ("The Financial Times", Великобритания)

Премьер-министр - военный преступник ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.