Россия отказывается выдавать своего гражданина - то есть делает то же, что уже много лет делает Великобритания. Но никакой угрозы нашим отношениям нет.

Рекомендация требовать выдачи российского гражданина с целью привлечения его к суду по обвинению в убийстве Александра Литвиненко привела к преувеличенно активным спекуляциям о состоянии отношений между Россией и Великобританией. Такое впечатление, что практически никто их тех, кто пишет на эту тему, не может удержаться от искушения взглянуть на нее через призму 'холодной войны'. В результате одни говорят, что между нашими странами 'подул ледяной ветер', другие - что 'наступил ледниковый период' - верьте кому хотите.

Для большинства жителей России - причем я говорю не в последнюю очередь о тех, кто вырос, имея полную возможность пользоваться всеми свободами посткоммунистических лет и открывшимися в эти годы возможностями, - такое восприятие представляется результатом глубокого непонимания реального опыта и реальных устремлений современной России. Россия - член 'большой восьмерки' ведущих демократических стран мира; самые разнообразные международные вопросы, от нераспространения ядерных технологий до борьбы с изменением климата, решаются с ее непосредственным участием. Иначе говоря, с моей точки зрения, риторика, используемая в СМИ, уж очень плохо согласуется с реальностью.

Думаю, стоит кратко напомнить самим себе, с чего все началось. Началось все со смерти Александра Литвиненко. Наш президент совершенно недвусмысленно осудил это гнусное преступление. Этому убийству нет и не может быть никакого оправдания. Его расследование идет и в России, и в Великобритании, причем российские власти с самого его начала во всем сотрудничают со Скотланд-Ярдом. Несколько дней назад директор Службы уголовного преследования Великобритании рекомендовал добиться от России экстрадиции Лугового, чтобы он мог предстать перед британским судом. В нашей конституции, как и в основных законах многих других стран мира, четко прописан запрет на экстрадицию наших граждан за рубеж для суда над ними. Генеральный прокурор России ожидает получения официальных материалов дела против Лугового и после их рассмотрения вынесет свое решение. Нет никаких причин, по которым улики, собранные против него, не могут использоваться в российском суде.

Более того, даже первый заместитель премьер-министра России Сергей Иванов четко заявил, что этот вопрос остается полностью в юридической плоскости: 'У нас есть суды, есть прокуроры, не зависящие от исполнительной власти, и они вынесут независимое решение, когда получат материалы дела'.

С подобными ситуациями сталкиваются обе стороны. Российские власти подали запрос на экстрадицию из Великобритании Бориса Березовского и Ахмеда Закаева. Березовский разыскивается по обвинению в хищениях и мошенничестве в России. В частности, он обвиняется в хищении 214 миллионов рублей (4,2 миллиона фунтов) у флагмана национальных авиаперевозок 'Аэрофлота'. Закаева обвиняют в терроризме: в частности, он фигурирует в деле об убийстве 120 человек во время захвата театра в Москве.

Мы вынуждены, хотя нам это и непросто, уважать решение британских судов не экстрадировать этих людей, несмотря на серьезность предъявляемых им обвинений. Российские правоохранительные органы уверены в серьезности собранных против них улик. Мы продолжим работу с представителями британской судебной системы, направленную на то, чтобы эти люди предстали перед судом. Но, согласитесь, это никак не означает, что мы собираемся устроить новую 'холодную войну'.

Сегодня Россия, конечно, уже очень сильно отличается от той, какой она была десять лет назад, только-только выйдя из непростого постсоветского переходного периода. Ее экономика растет быстрее, чем во всех остальных странах 'восьмерки', и в течение нескольких лет Россия по объему экономики выйдет на шестое место в мире.

Великобритания, кстати, выигрывает от экономических успехов России едва ли не больше, чем кто-либо другой: только за 2006 год из Великобритании в нашу страну пришло 7 миллиардов долларов инвестиций, и по этому показателю она обгоняет многие другие страны. За первые 11 месяцев 2006 года объем торговли между Россией и Великобританией вырос на 28,2 процента по сравнению с тем же периодом 2005 года.

Мне кажется, что ни в одной стране не происходило столь масштабных перемен, как в России, за столь же короткий период. И все же считать эти перемены возрождением российской агрессии или какой-либо угрозой региональной стабильности было бы совершенно неправильно. Энергетические ресурсы - не инструмент российской политики: потребители нужны нам в той же степени, в какой потребителям нужны поставщики.

Наш президент совершенно правильно делает, что выступает с предостережением против односторонней политики США, поскольку мы имеем право возражать против планов по размещению американских ракет в нарушение существующих договоров. Понятно, думаю, и то, что мы обязательно будем возражать против разрушения военных памятников в соседних странах, поскольку многим пожертвовали во Второй мировой войне. То, что эти вопросы возникают, и то, как Россия на них реагирует, еще не значит, что мы снова начинаем военные действия. Это значит, что мы защищаем интересы России в рамках нормальных международных отношений.

А те, кому до сих пор не нравится, что Россия встраивается в мировую экономику и успешно становится частью многополярного мира, пусть подумают вот о каком любопытном обстоятельстве: ведь Россия добилась в последнее время всех этих успехов именно благодаря тому, что стала по-настоящему демократической страной, страной, которой правит закон, страной, в которой бурно развивается рыночная экономика. Именно поэтому никакой фундаментальной угрозы российско-британским отношениям нет. Именно поэтому возвращения к 'холодной войне' быть не может.

Юрий Федотов - посол России в Великобритании.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.