Когда надо щелкнуть Запад по носу, мало кто делает это лучше Путина. И на прошлой неделе российский лидер снова взялся за свое. Во время блиц-тура по Европе, будучи в Вене и Люксембурге, он показал, что не собирается уступать США и соглашаться на размещение в Европе их противоракетного 'щита', четко дал понять ООН, что его не устраивает предлагаемая схема независимости Косово под международным надзором, и снова повторил: перед тем, как идти на какие-либо действия, способные отрицательно повлиять на отношения с Москвой, Европейскому Союзу следует хорошо подумать.

'Мы в России должны прислушаться к той критике, которая звучит в наш адрес. Также и наши партнеры в европейских странах должны прислушиваться к подобным обвинениям в их адрес' [в оригинале - 'не должны забывать, что и у них достаточно проблем подобного рода' - прим. перев.], - заявил Путин в Вене, показав тем самым, что ни от кого не потерпит нравоучений по вопросам прав человека.

Безапелляционные, по мнению Путина, требования Запада будут встречены очень жестко - это он четко просигнализировал. На него давят и собственные военные, требующие, чтобы страна, если уж у нее появились деньги, больше тратила на переоснащение вооруженных сил. Российских военачальников, в частности, очень нервирует расширение НАТО на восток; им не нравится, что прямо на их границах размещаются натовские вооружения, а членами трансатлантического альянса становятся бывшие союзники России - например, страны Балтии.

Все это - очевидные причины жесткого отношения Путина к просьбе Великобритании выдать Андрея Лугового, которого обвиняют в убийстве бывшего агента КГБ Александра Литвиненко. Кроме того, для Путина это вопрос поддержания не только национальной гордости своей страны, но и личного престижа. В апреле следующего года он уходит со своего поста - и, естественно, хочет, чтобы его запомнили лидером, который снова сделал Россию сильной.

'Когда Россия была слаба, мы не сделали ничего, чтобы ей помочь; напротив, мы систематически усиливали собственные позиции за ее счет, - считает Тимоти Дж. Колтон (Timothy J Colton), специалист Центра изучения России и Евразии (Center for Russian and Eurasian Studies) Гарвардского университета. - А теперь Россия снова в игре, и больше она этого терпеть не будет'.

Нигде столкновение политических взглядов не проявляется так сильно, как в отношении к ситуации на Ближнем Востоке. Путин был и остается оппонентом британо-американской политики в Ираке; также он не согласен с курсом, которым они движутся в отношениях с Ираном. Конечно, различие в идеологии играет здесь определенную роль, но все же самые важные разногласия - торговые. Никаких причин для того, чтобы останавливать ядерные амбиции Ирана, он не видит, поскольку считает, что Иран имеет право использовать эти технологии в невоенных целях и что любая страна имеет право на собственные источники дешевой энергии.

Россия помогает Ирану финансово и технологически в постройке атомной электростанции в Бушере, и на прошлой неделе Путин в очередной раз подтвердил, что Россия не откажет Ирану в этой помощи. Когда президент Буш призвал Россию и Китай поддержать санкции против Ирана, Путин ответил: 'Мы должны найти такие решения, которые не нарушили бы права Ирана на использование современных технологий, но одновременно успокоили бы международное сообщество в вопросе появления у Ирана ядерного оружия'.

Это явно не ответ лидера, который вот-вот прикажет своим ядерщикам все бросить и возвращаться домой.

________________________________________

Упущенные возможности ("The National Interest", США)

Сарказм Путина ("The Washington Times", США)

Его татами - весь мир ("Time", США)