Web-exclusive commentary

Вера в мессианскую силу демократии и рынков достигла низшей точки за последнее десятилетие. О том, почему новое противостояние Вашингтона и Москвы не столь немыслимо, как могло бы показаться.

Эта нисколько не напоминало встречу Гарри с 'дядюшкой Джо'. Или напоминало? Шестьдесят лет назад здесь же, в Потсдаме, встретились, и, как казалось, нашли общий язык Гарри Трумэн и Джо Сталин. Они источали любезность, и сложно было поверить в то, что вскоре их отношения войдут в состояние глубокой заморозки. Во время конференции, последовавшей за капитуляцией нацистской Германии, президент США получил записку: 'Малыши родились благополучно'. Это означало, что на полигоне Лос-Аламос в штате Нью-Мексико только что было проведено первое в мире успешное испытание ядерного оружия. До начала 'холодной войны' и сорокалетней гонки вооружений оставалось не более года. В среду представители ведущих держав вновь встретились в Потсдаме, пригороде Берлина, на этот раз - в рамках 'большой восьмерки'. На подобных встречах обычно демонстрируется нескончаемая любезность, и делегаты старались делать так и на этот раз. Но за вымученными улыбками государственного секретаря США Кондолизы Райс и министра иностранных дел России Сергея Лаврова происходил обмен холодными и даже пугающими фразами, показывающими, что новая 'холодная война' не столь немыслима. 'Гонка вооружений начинается вновь', - прямо заявил Лавров.

Поводом к таким высказываниям стали планы Вашингтона по размещению противоракетного щита в Польше и Чехии. Днем раньше на борту своего самолета Райс назвала 'смехотворными' опасения Москвы относительно того, что этот щит может быть направлен против нее. Она заявила, что Соединенные Штаты намерены обеспечить себе защиту только от ядерных боеголовок более мелких стран - таких, как Северная Корея и Иран. Но президент России Владимир Путин, все еще возмущенный односторонним выходом Джорджа Буша из договора о ПРО, предостерег Вашингтон от превращения Европы в 'пороховой погреб' и немедленно провел испытания новой МБР. Его вице-премьер и предполагаемый преемник Сергей Иванов хвастался, что у России 'есть новые тактические и стратегические комплексы, способные преодолеть существующие или будущие системы противоракетной обороны'. Комментируя высказывания Райс в Потсдаме, министр иностранных дел Лавров был краток и бескомпромиссен. В опасениях России 'нет ничего смехотворного' - отрезал он. Госсекретарь США, отчаянно пытаясь сохранить непринужденную атмосферу, попыталась мягко пошутить (насколько это возможно при обсуждении оружия массового поражения). 'Хотела бы отметить, что вчера президент Путин заявил, что Россия. . . разрушит любой щит, - заявила она. - Мы вполне с этим согласны'. В зале раздались смешки. Но веселье прекратилось, когда Лавров заявил: 'Надеюсь, никому не придется доказывать правоту Конди'.

Все это звучало резковато для встречи, призванной олицетворять спокойствие 'постисторического' мира, в котором великие державы выше мелких угроз и больше не воюют друг с другом. Отношения между Вашингтоном и Москвой стали настолько напряженными - не только из-за этой проблемы, но и из-за использования Путиным энергоносителей в качестве политического оружия, продолжающихся активных шагов США по включению в орбиту НАТО бывших советских сателлитов и республик и более частных вопросов наподобие независимости Косово - что Буш прибег к единственной оставшейся у него карте: все еще дружеским отношениям с российским президентом. В среду Белый дом неожиданно сообщил, что президент приглашает Путина провести два дня в июле в доме семьи Бушей в Кеннебанкпорте, штат Мэн. Как бы ощущая, что в Потсдаме ситуация вышла из-под контроля, в среду Райс, завершая пресс-конференцию, выступила, как сказал ее помощник, с импровизированным подтверждением приглашения. Как без тени юмора заявил Лавров, 'будут обсуждены все вопросы, по которым наши позиции не совпадают'.

После распада Советского Союза в Вашингтоне было принято считать, что новая 'холодная война' невозможна потому, что Америку и Россию больше не разделяют глубокие идеологические противоречия. Но так ли это сегодня? Россия, некогда прилежно внимавшая урокам Вашингтона о свободе рынка и демократических реформах, сегодня стала совсем другим зверем, - говорит высокопоставленный чиновник из администрации Буша. При Путине в России воцарилась новая разновидность фашизма - смесь открытых рынков и государственного контроля. И даже не пытайтесь обсуждать достоинства демократии с российскими элитами: они вдоволь наслушались американских советов. Но, вероятно, ничто не вызывает такой тревоги, как нынешнее противостояние, символами которого стали противоракетный щит Буша и испытания новой ракеты Путина. Россия 'постепенно становится ревизионистской державой, стремящейся пересмотреть договоренности 1989 и 1991 гг.', завершившие 'холодную войну', - заявил представитель администрации. - Эта мысль вызывает тревогу'. Среди них - Договор об обычных вооруженных силах в Европе, ограничивающий численность вооруженных сил на континенте.

Увы, такая перемена слишком характерна для мира по окончании 'холодной войны'. Вера в мессианскую силу демократии и рынков достигла низшей точки за последнее десятилетие. Буш сам способствовал укреплению этой тенденции. Он превратил Ирак в трясину вместо образцовой модели, сделав эту страну, вероятно, самым наглядным примером недостатков демократии с времен Веймарской республики. Он лицемерно пользовался риторикой демократии, при этом дружески обнимаясь с ее самыми злостными хулителями - президентами Пакистана и Египта Первезом Мушаррафом и Хосни Мубараком. Альтернативную модель миропорядка проталкивает не только Россия, но и Китай - второй основной соперник Вашингтона в 'холодной войне' (Пекин продемонстрировал, что можно иметь процветающую экономику при тоталитарном режиме).

Будем надеяться, что встреча в Кеннебанкпорте пройдет успешно. По крайней мере, лучше, чем в Потсдаме.

___________________________________

Райс, Лавров и персональная дипломатия ("The Financial Times", Великобритания)

Жесткая линия Путина: все новые враги за границей, множество друзей дома ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.