Бернар Кушнер (Bernard Kouchner) и Николя Саркози (Nicolas Sarkozy), новые министр иностранных дел и премьер-министр Франции, - это самая неожиданная и интересная пара года. Один боролся с пассивностью Европы, безучастно взиравшей на резню в Боснии, Руанде, Чечне и Дарфуре. Другой категорически отвергает дух покаяния, который, по его мнению, деморализует Старый Свет. Сегодня, несмотря на свои разногласия, они едины в желании действовать, а не капитулировать.

Европа слишком долго отсутствовала на мировой арене. После 1945 г. Европа обрела новую идентичность, отказавшись от войн. Европу, в отличие от США, породила не вера в то, что возможно все, а усталость от постоянного кровопролития. Если бы не две мировые войны, то у Европы никогда бы не появилось стремления к миру - которое путают с тоской по отдыху.

Сегодня европейская демократия - это демократия малых шагов, конструктивной умеренности. Именно это остается при отказе от прочих мечтаний - многоликое пространство, где хорошо жить, где можно заниматься самореализацией и обогащением, желательно на фоне пары шедевров культуры.

Такие амбиции были бы идеальны в мире, где достигнут кантовский идеал 'вечного мира'. Однако поразителен контраст между идиллическими мечтами европейцев - обществом закона, диалога, взаимоуважения, толерантности - и трагедиями, переживаемыми остальным миром - в авторитарной России, агрессивном Иране, на опустошенном Ближнем Востоке - и воплощенными в последних эпизодах гипертерроризма. Европа не влюблена в 'историю' - кошмар, от которого она с таким трудом избавилась в 1989 г., когда рухнула Берлинская стена. Европа утверждает, что у нее нет противников - только партнеры, и что она друг каждому - как тирану, так и демократу.

А последние полвека Европа охвачена болью раскаяния, вспоминая свои старые преступления: рабство, империализм, фашизм, коммунизм - все то, что в своей долгой истории она воспринимает как нескончаемую цепь убийств и грабежа, кульминацией которых стали две мировые войны. Европа породила этих 'чудовищ', а также стала 'матерью' теорий, объясняющих их зарождение и гибель.

Идя по следам арабов и африканцев, Европа создала трансатлантическую работорговлю. Но она же первой теоретизировала аболиционизм и покончила с рабством раньше, чем другие народы. Похоже, что Европа творила чудовищные дела, а потом находила способ искоренить их последствия, подобно тюремщику, который бросает тебя за решетку, а потом тайком передает тебе ключи от камеры. Европа одновременно несла миру деспотизм и свободу, отправляя на покорение далеких стран солдат, миссионеров и купцов. И эпоха колониализма закончилась в силу этих противоречий: на эти континенты были принесены европейские законы, идея нации и право народов определять свое будущее. Колонизованные народы, требовавшие независимости, обратили против своих хозяев исправно втолковывавшиеся им законы.

Цивилизация, способная как на чудовищные злодеяния, так и на грандиозное созидание, не может исследовать себя исключительно с точки зрения нечистой совести. Геноцид - вовсе не западное изобретение, и именно благодаря Западу мы сумели концептуализировать определенные действия как преступления против человечности. Именно Запад после 1945 г. дистанцировался от собственного варварства, чтобы дать точное определение понятию преступления против человечности.

Гений Европы заключается в том, что она слишком хорошо осознает хрупкость барьеров, отделяющих ее от ее собственного позора. В крайней форме это осознание выражается в отказе Европы объявлять крестовый поход Добра против Зла и вдохновляет ее на борьбу за предпочтительное против отвратительного, пользуясь блестящей формулой Раймона Арона (Raymond Aron). Суть Европы - в самом сомнении, отрицающем ее существование, в том, что она смотрит на себя безжалостным взглядом непреклонного судьи.

Эта вечная подозрительность, заставляющая нас принижать свои самые выдающиеся достижения, может превратиться в ненависть к самим себе, в безволие и пораженчество. В этом случае у нас останется одно обязательство - выплачивать старые долги, до бесконечности 'возмещая' остальному миру то, что мы отнимали у него с незапамятных времен. Смотрите, какая волна покаяния поднялась на наших широтах, особенно со стороны наших главных церквей - протестантской и католической. Подобное осознание собственного прошлого, несомненно, вещь позитивная, то только в том случае, если кающиеся готовы принять и покаяние других, а иные культуры и конфессии признают и свои ошибки.

Покаяние - не удел избранных, а нравственная чистота не присваивается как привилегия тем, кто считает себя униженным и гонимым. Слишком во многих странах Африки, Ближнего Востока, Латинской Америки самокритика превращается в поиски козла отпущения, на которого можно свалить все беды. Виноватыми всегда оказываются не они сами, а кто-то другой: 'большой сатана' - Америка, или 'малый сатана' - Европа.

Проблема сегодняшней Европы заключается вот в чем: когда вас одолевает чувство вины, вы не в состоянии принимать действительно важные политические решения. Со всей наглядностью это проявилось в истории с карикатурами на пророка Мухаммеда, опубликованными в датской газете: вместо того, чтобы проявить солидарность с Данией и Норвегией, чьи посольства предавались огню, Брюссель отрядил в арабские столицы Хавьера Солану (Javier Solana) словно коммивояжера, раздающего признание нашей вины направо и налево. Не стоит забывать - ни роль 'жертвы', ни роль 'палача' по наследству не передаются!

Да, мы обязаны помнить прошлое, но это не значит, что наказание за него должны нести наши дети и внуки. За последние полвека мы осознали простую истину: на свете не бывает 'ангелов' - ни среди людей, ни среди государств. Но есть государства, способные осознать свой долг, и не боящиеся взглянуть в лицо собственному вчерашнему варварству, а есть другие - те, что ищут в угнетении, которому они когда-то подвергались, оправдание сегодняшним недостойным поступкам.

Европе незачем краснеть за свою историю. Наша цивилизация возродилась после апокалипсиса Второй мировой, и сегодня в ней мирно сочетаются сила и совесть - у нас есть все основания ходить с гордо поднятой головой, и служить примером для других народов.

Задача нового поколения политических лидеров - духовно 'перевооружить' Европу, подготовить Союз к столкновениям, которые уже не за горами. Нам нужна настоящая интеллектуальная революция - если мы не хотим, чтобы покаяние подавило в нас дух сопротивления, связало нас по рукам и ногам, превращая в легкую добычу для фанатиков и деспотов.

Паскаль Брюкнер - писатель; живет во Франции. С французского статью перевела Сара Сугихара (Sara Sugihara)

_____________________________________

4 мифа о европейской американофобии ("The Washington Post", США)

В поисках таинственной европейской души ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.