- Господин Президент, на "восьмерке" Вы встретитесь с президентом Саркози, которого считают другом Америки и поборником прав человека. Каким Вам представляется развитие отношений между Россией и Францией

- Вы знаете, меня очень радует, если кто-то сосредоточивает внимание на проблемах прав человека. Я почитал сейчас отчет 'Международной амнистии' и там очень много вопросов не только к России, но и к нашим партнерам, в том числе и по "восьмерке". Я думаю, что все мы должны уделять внимание правам человека.

Что касается того, что Николя Саркози является другом Соединенных Штатов, это меня только радует. Мы и сами считаем себя другом Соединенных Штатов, несмотря на то, что так остро обсуждаем проблемы противоракетной обороны. Вопрос ведь состоит не в том, кто чей друг, а в том, как нам укреплять систему международной безопасности. Насколько я смог заметить, когда господин Саркози заявил, что он является другом Соединенных Штатов, он подчеркнул, что это не мешает ему не во всем быть с ними согласным. У меня лично точно такой же подход.

В том же, что касается наших отношений с Францией, то они имеют глубокий характер. У нас много взаимных интересов, наблюдается близость позиций по многим международным проблемам. Мы интенсивно сотрудничаем в экономической области. Разговор по телефону, который у меня состоялся с вновь избранным президентом Франции, позволяет мне считать, что мы можем совместно конструктивно работать. У нас запланирована встреча в Германии, и я уверен, что мы наладим хорошие отношения. Во всяком случае, мне бы этого очень хотелось.

- Чего Вы добиваетесь, когда выступаете против развертывания Соединенными Штатами системы ПРО в Польше и Чехии?

- Выполняя условия Договора об ограничении обычных вооружений в Европе (ДОВСЕ), Россия приступила к одностороннему разоружению. В ответ мы увидели, что происходит концентрация вооружений в Румынии и в Болгарии, а теперь - развертывание ракетных систем в Польше и локатора в Чехии. И это, конечно, нас не может не беспокоить. Вот почему мы заявили о моратории на ДОВСЕ. Нужно отдавать себе отчет, что, если противоракетная система будет создана, она будет работать в автоматическом режиме со всем ядерным потенциалом Соединенных Штатов. Впервые в истории на европейском континенте появятся элементы ядерного потенциала Соединенных Штатов Америки. Это меняет коренным образом всю конфигурацию международной безопасности. Нам объясняют, что это вызвано необходимостью защиты от иранских ракет. Но у Ирана нет ракет с дальностью 5-8 тыс. километров. Соответственно, нет никаких оснований для размещения системы ПРО в Европе.

Мы исходим из соображений здравого смысла. Мы не исключаем, что наши американские партнеры могут пересмотреть свое решение. Если здравый смысл не возобладает, мы должны будем предпринять ответные шаги. Для восстановления стратегического баланса в мире, мы вынуждены будем создавать системы преодоления американской ПРО. Может быть, нас специально подталкивают к тому, чтобы мы совершили ответные шаги, с целью не допустить дальнейшего сближения России с Европой.

- Не возвращаемся ли мы к тем временам, когда ракеты были нацелены на Западную Европу?

- Конечно. Мы возвращаемся к этому времени. Наши военные специалисты полагают, что система ПРО затронет территорию Российской Федерации, вплоть до Уральских гор. Если часть стратегического ядерного потенциала Соединенных Штатов оказывается в Европе, мы вынуждены будем предпринимать соответствующие ответные шаги. Конечно, у нас должны появиться новые цели в Европе. А какие это будут средства: баллистические ли или крылатые ракеты, или это могут быть совершенно новые системы - это уже дело техники. Я против всякой гонки вооружений. Мы учли опыт Советского Союза, и мы не будем втягиваться в ту гонку вооружений, которую нам навязывают. Соединенные Штаты собираются потратить десятки и десятки миллиардов долларов. Мы дадим "асимметричный ответ", построим гораздо более дешевые, но достаточно эффективные системы преодоления этой системы ПРО.

- Если Вашингтон предложит Вам участвовать в создании противоракетного щита, готовы ли Вы обсуждать этот вопрос с НАТО?

- Наши американские партнеры хотят, чтобы мы предоставили им свои ракеты в качестве целей : Протоворакетный щит создается как часть ядерного потенциала Соединенных Штатов. И, конечно, смешно, было бы допустить Россию в святая святых.

- Продолжают раздаваться голоса о том, что Россия больше не должна быть членом "восьмерки", потому что она не достаточно демократическая страна :

- Это глупость. По объемам экономики мы сейчас достигли девятого места в мире, а по некоторым показателям мы обогнали и страны "восьмерки". Что же касается прав человека, я не хочу никого обижать, но в докладе "Международной Амнистии" делается вывод, что Соединенные Штаты являются главным нарушителем свобод и прав человека в глобальном масштабе.

- Какое решение Вы предлагаете для Косово, раз Вы против предоставления ей независимости согласно плану Ахтисаари?

- Мы выступаем за диалог и применение принципов международного права, где одним из главных является принцип территориальной целостности государства. Если мы хотим принцип самоопределения наций поставить выше принципа территориальной целостности, то в этом случае такое решение и такой подход должны быть распространены на другие регионы мира, в частности Южную Осетию, Абхазию и Приднестровье. Кроме этого, такое решение подтолкнет сепаратистские движения в самой Европе. Посмотрите на ситуацию в Шотландии, Каталонии, Стране Басков : Я не думаю, что нужно унижать целый европейский народ, пытаясь поставить его на колени. Не нужно спешить, возможности компромиссных решений не исчерпаны.

- Согласны ли Вы с Президентом Бушем по поводу того, что неприемлемо, чтобы у Ирана было ядерное оружие?

- Полностью согласен. Но и в данном случае мы выступаем за продолжение диалога.

- Есть ли обстоятельства, при которых Россия могла бы согласиться на требование Британии об экстрадиции Андрея Лугового, обвиняемого в убийстве Александра Литвиненко в Лондоне?

- Есть. Для этого нужно изменить Конституцию Российской Федерации. Но британская сторона не подтвердила свой запрос об экстрадиции материалами, на основании которых мы должны это сделать. Кроме того, в России по этому делу проводится уголовное расследование. И если наши правоохранительные органы соберут достаточно материалов для предания Лугового, или кого бы то ни было суду, это будет сделано. Если те люди, которые направили нам этот запрос, не знали, что по Конституции России запрещена выдача российских граждан в иностранные государства, то, под вопрос ставится уровень их компетенции. Если они это знали, но сделали так, то, значит, это - политический шаг. Это глупо! Абсурдно! Британские власти позволили собраться на своей территории значительному количеству проходимцев, жуликов и террористов. Вся ответственность лежит на британской стороне.

- Судя по всему, Москва собирается отозвать лицензию на разработку нефтяного месторождения у ВР, имеющего в России СП с компанией ТНК. Почему?

- Вы сами когда-нибудь читали этот первоначальный договор (о разделе продукции - прим. Figaro)? Это колониальный договор, не имеющий абсолютно ничего общего с интересами России. Мне остается только сожалеть, что в начале 90-х годов Россия заключила договоры, за которые чиновников нужно было бы посадить в тюрьму. Этот договор ничего не принес России, просто практически ноль! Западные компании нарушили законодательство, они сами виноваты. "Газпром" получила предложение партнеров войти в проект еще до экологических скандалов. Но, когда возникли экологические проблемы, "Газпром" инвестировал 8 миллиардов долларов и спас проект.

- Как Вы ответите тем людям в Западной Европе, у которых вызывают опасения вхождение России в акционерный капитал европейских компаний, например, EADS?

- Чего здесь бояться? Российские компании приходят с инвестициями, которые крайне нужны экономике тех или других европейских стран. Они же не воруют! (Так в тексте, согласно официальной стенограмме Путин сказал 'они же не приходят чего-то отнимать' - прим. пер.). Они создают рабочие места. Если бы мы договорились, допустим, о том, что приходит российский инвестор, может быть, удалось бы сохранить рабочие места в "Airbus". Может быть, не нужно было бы увольнять сотни людей. Мы сейчас создаем достаточно большой авиастроительный холдинг. У нас есть, например, самолет по пожаротушению Бе-200. Ну почему его не использовать в Европе? Если европейцы не хотят, чтобы мы с ними работали, мы будем искать других партнеров. Если "Газпром" придет в распределительные сети Европы, он будет кровно заинтересован, чтобы эти сети были наполнены газом. Что здесь плохого? Наш проект по строительству Северо-Европейского газопровода подвергся критике. Почему-то считается, что он идет в обход каких-то стран. Но мы ничего не закрываем, напротив, мы строим дополнительный путь.

- Герхард Шредер назвал Вас "демократом чистой воды". Считаете ли Вы себя таковым?

- Конечно, я абсолютный и чистый демократ! Но вы знаете, в чем трагедия? В том, что я такой один, других таких в мире просто нет. Посмотрим, что творится в Северной Америке - ужас один: пытки, бездомные, Гуантанамо. Посмотрите, что происходит в Европе: массовые беспорядки, жестокое обращение с демонстрантами. Даже украинцы полностью себя дискредитировали, там дело идет к сплошной тирании. После смерти Махатмы Ганди поговорить не с кем.

- Что Вы будете делать после того, как в марте 2008 года россияне выберут нового президента?

- Точно буду работать. Я далеко еще не достиг пенсионного возраста. У меня есть определенные мысли на этот счет, но говорить об этом пока рановато. Многое будет зависеть от того, как будет складываться политический процесс в России в конце текущего, в начале следующего года. Разные есть варианты:

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.