По целому ряду вопросов, разделяющих Россию и Запад, Владимир Путин прав. Он был прав, выступая против расширения НАТО на восток, поскольку это противоречило духу, если не букве, переговоров о структуре безопасности, которая должна была прийти на смену развалившемуся Варшавскому договору. Он был прав, говоря о том, что система противоракетной обороны, которую Соединенные Штаты Америки хотят развернуть в Польше и Чехии, нарушает стратегический баланс сил в Европе. Продвижение идеи так называемого щита ПРО - это своего рода идеологическое кредо для американских неоконсерваторов-республиканцев. Тем же самым было для них аннулирование международных соглашений по контролю над вооружениями и вторжение в Ирак. Когда впервые предлагалась система 'сына звездных войн', они говорили о том, что угроза исходит от Саддама Хусейна. Сейчас она якобы идет со стороны Ирана. Ни одно из этих американских заявлений не выдерживает критики, поскольку Тегерану понадобится еще много лет для разработки межконтинентальных баллистических ракет.

Когда Россия распахнула свои двери и окна навстречу Западу (и пробила большую дыру в собственной крыше), она испытала катастрофическую утрату суверенитета над своей собственной территорией и пережила крушение большей части своих институтов. Мало можно найти стран, которые согласились бы выдать те свои секреты, которые выдала Россия в посткоммунистический период, практически ничего не получив взамен, кроме своекорыстных советов со стороны других государств. Сейчас же маятник качнулся в противоположную сторону, и сегодня в стране тон задает замешанный на ксенофобии агрессивный национализм. Россией сейчас правит уже не вечно пьяный президент, а президент слишком трезвый.

В своих последних интервью Путин пригрозил перенацелить ядерные ракеты на объекты в Европе, если Вашингтон будет по-прежнему продвигать свои планы развертывания ракетной базы в Польше и радиолокационной системы в Чехии. И не только это. Две страны могут пойти на разрыв международных договоров, о чем, похоже, нас предупреждает Путин. Поскольку администрация Буша в 2002 году вышла из договора по ПРО, который действовал в течение 30 лет, то и Россия может точно так же поступить с договорами о ракетах средней дальности и об обычных вооружениях. Не будет преувеличением сказать, что Европа вновь может столкнуться с угрозой тысяч российских танков.

Безусловно, это воинственные заявления. Но пока ни одно из них не было трансформировано в политические действия, не говоря уже о доктрине. Возьмите в качестве примера оживленный обмен критикой в связи с просьбой Великобритании экстрадировать бывшего офицера Федеральной службы безопасности Андрея Лугового, который якобы отравил своего бывшего коллегу Александра Литвиненко. Российские дипломаты очень энергично отреагировали на заявления о том, что это дело способно испортить отношения между двумя странами. Они отметили, что это вопрос судебного процесса, которому еще предстоит пройти. А буквально через несколько дней Луговой обвинил в причастности к убийству Литвиненко британскую секретную службу. Путин же осудил Британию за излишнюю политизацию этого убийства. Но если решение по делу пока еще только предстоит вынести генеральному прокурору, почему президент Российской Федерации вообще делает заявления по данному вопросу?

В этих публичных заявлениях трудно различить какую-то стратегию, кроме импульсивного желания сделать выпад или нанести ответный удар. Неужели русские действительно намерены нацелить свои ракеты на такие города как Лондон, где проживают тысячи россиян? Неужели ядерные угрозы - это лучший способ убедить новое поколение европейских лидеров, таких как канцлер Германии Ангела Меркель или президент Франции Николя Саркози, что с Россией можно и нужно иметь дело? Неужели возврат к языку 'холодной войны' поможет определить законные стратегические интересы России? Не разрушит ли Россия здравую аргументацию по поводу противоракетной обороны, укрепляя решимость восточноевропейских стран согласиться на ее создание на собственной территории? То лекарство, которое Путину советуют применить, является более вредным, чем сама болезнь. Сейчас необходим период спокойствия, а не конфронтации, чтобы лидеры современного мира могли здраво поговорить друг с другом по вопросам, представляющим взаимный интерес. Вряд ли что-то подобное случится на встрече лидеров 'большой восьмерки', которая начинается завтра на побережье Балтийского моря. Россия очень активно настаивала на участии в этом форуме. Но сейчас может случиться так, что она просто выйдет из него.

_____________________________

Чего должна достичь 'большая восьмерка' ("The Financial Times", Великобритания)

Сегодня Россия стала совсем другим зверем ("Newsweek", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.