Два года назад я в составе группы британцев-любителей рыбной ловли летел чартерным рейсом в Мурманск. 'Будет небольшая задержка, - сообщил по громкой связи пилот, когда мы уже подлетали. - В аэропорту потеряли наше разрешение на посадку'. Через два часа он сделал новое объявление: 'Боюсь, садиться придется в Финляндии. Русские говорят - если мы не покинем их воздушное пространство, они вышлют истребители, чтобы сопровождать нас до границы'.

Когда старенький автобус, на который мы сели в Финляндии, чтобы добраться до Мурманска, остановился на российской границе, нам пришлось промучиться еще два часа. Пограничникам, похоже, никто не сообщил, что 'холодная война' уже закончилась. Они чуть не с лупой изучали наши паспорта, проверили все катушки для наших удочек. Глядя на наш дорогой багаж, эти люди буквально кожей излучали обиду и возмущение оттого, что сами живут в нищете. В конце концов они неохотно, с каменными лицами и без единой улыбки, все же пустили нас в свою злополучную страну.

Тот же настрой, что владел этими недовольными мелкими чиновниками, которых мы повстречали в лесу на далекой северо-западной границе России, выразил в минувшее воскресенье их президент Владимир Путин, когда обрушился с грубыми нападками на США и Британию, не скрывая враждебности своей страны по отношению к нам.

Лет 25 назад, когда 'холодная война' была еще в разгаре, я спросил великого британского историка сэра Майкла Говарда (Michael Howard): неужели русские всегда будут нашими врагами? Да, ответил он с грустью, 'ведь они всегда будут негодовать из-за наших успехов и злиться из-за собственной несостоятельности'.

Сегодня эти слова столь же справедливы, как и в 1982 г. Пускай путинская страна сказочно богата нефтью и газом, пускай российские олигархи со своими миллиардами путешествуют по всему миру на личных яхтах и самолетах, главной чертой российского народа остается заботливо взращиваемая ярость. Они считают себя жертвами страшной несправедливости. Они потеряли империю. После краха советской экономики они, как им кажется, два десятка лет сносили оскорбления и покровительственный тон Запада. У них на глазах американцы готовятся разместить ракеты на территории их бывших восточноевропейских сателлитов. Они видят, как российские диссиденты, уютно обосновавшись в Лондоне, щеголяют своим богатством и кичатся - как им представляется - своим предательством.

И потому они до боли в ладонях аплодируют Путину, когда тот говорит Западу - больше мы этого не потерпим. Они радуются, когда BP и другие западные нефтяные компании выгоняют с российских месторождений. Они наслаждаются нашими проблемами с исламским экстремизмом и поражением в Ираке. Они с восторгом узнают, что агенты Москвы ухитрились убить одного из видных критиков России прямо в Лондоне, а затем благополучно покинуть страну, оставив в дураках британских 'джеймсбондов'.

Для тех из нас, кто надеялся, что после окончания 'холодной войны' отношения с Россией можно будет построить по-новому, все это крайне прискорбно. Очень многое из того, что мы воспринимали как 'прогресс', достигнутый при Горбачеве и Ельцине, сегодня превратилось в пепел. Пессимисты оказались правы. Великий американский дипломат и историк Джордж Кеннан (George Kennan), пятьдесят лет напрямую имевший дело с Россией, в 1992 г. печально констатировал: 'Не следует ожидать, что Россия когда-либо построит 'демократию' - т.е. политические, социальные и экономические институты, аналогичные нашим'.

Еще в 1944 г. тот же Кеннан в донесении из американского посольства в Москве утверждал, что было бы ошибкой считать Сталина фанатиком-коммунистом. Скорее, отмечал он, его можно назвать 'крестьянским царем'.

Сталин уничтожил не меньше, если не больше людей, чем Гитлер. Сегодня в Берлине никому не придет в голову публично вывешивать портрет покойного фюрера. В Москве, однако, считается абсолютно приемлемым, если таксист выставит снимок Сталина в углу ветрового стекла. Я слышал от многих россиян такие слова: 'Он сделал Россию великой державой. При Сталине нашу страну уважали'.

Их не волнует, что это уважение основывалось на методах террора, на беспощадной готовности России сеять смерть, чтобы навязать свою волю. Они бы явно предпочли, чтобы мир дрожал от страха, внушаемого Россией, признанию своей явной неспособности сравниться с Западом - да и бурно развивающимся Китаем - по техническому творчеству, производственной мощи и экономическим достижениям.

Путин - новый царь, духовный наследник Сталина - правит страной, утратившей любые идейные убеждения, неспособной заставить работать что-либо, кроме нефтегазовых скважин, и одолеваемой узаконенной коррупцией, охватившей всех - от самых высокопоставленных чиновников до последнего гаишника на перекрестке.

Трудно описать, насколько мало все россияне, начиная с президента, знают об окружающем мире, да и о собственной истории. Путин закрывает российские архивы для западных исследователей не по соображениям безопасности, а потому что ему внушают отвращение ужасы, раскрывшиеся перед историками в 1990-е. В частности, западные ученые изучили подлинную, неприглядную биографию маршала Жукова - самого знаменитого российского полководца во второй мировой войне. Мы узнали, что в 1942 г. Жуков рекомендовал Сталину расстреливать семьи всех, кто попадает к немцам в плен, чтобы остальным было неповадно сдаваться врагу. Именно такие подробности, по мнению Путина, больше не должны становиться достоянием гласности.

В прошлом году он ошеломил весь мир, на полном серьезе назвав распад СССР величайшей катастрофой 20 века. На деле, конечно, Советский Союз был беспрецедентным в истории воплощением людских страданий и экономической несостоятельности.

И все же путинский народ любит своего лидера. Россиян на удивление мало волнует, что он душит свободную прессу и систематически демонтирует хрупкие институты демократии, созданные Горбачевым и Ельциным. В 1990-е, в период хаоса и инфляции, они решили: выборами сыт не будешь. Демократия для них куда менее важна, чем хлеб, порядок, и уважение иностранцев к их стране. Сегодня простые россияне полагают, что их жизнь немного улучшилась, и благодарят за это президента, а не рост цен на энергоносители.

Они аплодируют его воскресным яростным выпадам против Запада. Нам стоит приготовиться: таких монологов мы услышим еще много - и от самого Путина, и от преемника, которого он подберет себе к концу года, если действительно покинет свой пост по окончании установленного срока.

Что же касается будущего, то с точки зрения Запада есть определенные основания смотреть на него с надеждой. При всех путинских угрозах нацелить на Европу новые ракеты, возврат к прямой военной конфронтации по образцу 'холодной войны' маловероятен. Россия сегодня так же зависит от денег за энергетические поставки, как мы - от закупки ее нефти и газа. Будем надеяться, что преемник Джорджа Буша на посту президента США не станет действовать с такой же ужасающей некомпетентностью, провоцируя Москву обещаниями развернуть ракеты в нескольких милях от российских границ.

Однако о дружбе между Западом и Россией можно забыть. Максимум, на что можно рассчитывать, это более-менее сносное сосуществование. Как это уже столь часто происходило в кровавой истории России, медведь вновь показал когти, и ее народ наслаждается этим.

Есть основания надеяться, что в 21 веке нам не придется воевать с Россией. Но было бы наивно полагать, что мы сможем лежать рядом с опасным, импульсивным медведем, и чувствовать себя спокойно и в безопасности.

____________________________________________

BBCRussian.com: Елена Трегубова: Путина еще можно вернуть в рамки игры

Мы любим тебя, Путин, Великий и Ужасный ("The Sunday Times", Великобритания)

Сегодня Россия стала совсем другим зверем ("Newsweek", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.