- На заседании Европейского Совета в июне Вы не намерены высказываться против вступления Турции в ЕС. Вы изменили свою позицию по данному вопросу?

- Для меня приоритетом является заключение европейскими странами 'упрощенного варианта' договора (упрощенный вариант договора предлагается Саркози вместо отклоненного Францией проекта Конституции ЕС - прим. пер.). Если одновременно я буду поднимать вопрос о вступлении Турции в ЕС, упрощенного договора не будет. Я не изменил своей позиции: Турция не должна входить в Европу. Но окончательное обсуждение этого вопроса запланировано на декабрь, а не на июнь. Я начал переговорный процесс с премьер-министром Турции Эрдоганом, чтобы объяснить ему, что моя позиция никоим образом не направлена против турецкого народа, она имеет отношение к основополагающему вопросу о европейских границах. После июньского Европейского Совета я собираюсь предложить стратегию, которая позволит не ослаблять Европу и в то же время остановить процесс расширения ЕС.

- На каком этапе находятся переговоры об упрощенном европейском договоре?

- Виден прогресс, поскольку ряд наших партнеров поняли, что Франция, избрав президента республики, который не побоялся принять решение о ратификации договора парламентом, может помочь Европе выти из кризисной ситуации. Нам осталось только согласовать содержание упрощенного договора. Он не должен походить на Конституцию, которую французы не приняли. Он должен иметь конкретное наполнение: избрание постоянного президента Европейского Совета, европейского министра иностранных дел, обозначение расширенного спектра проблем, которые будут решаться квалифицированным большинством голосов, обеспечение основополагающих прав. Сегодня уже никто не считает это невозможным.

Чего Вы ожидаете от саммита 'большой восьмерки'?

- Я ожидаю, что мы согласованно обозначим выраженные в цифрах целевые задачи по сокращению выбросов парниковых газов. В этом вопросе необходимо проявлять твердость. Я - друг США, их убежденный союзник. Но я говорю им: нужно сделать усилие. Держава номер один в мире должна служить примером в области сохранения равновесия на нашей планете.

Вторым важным вопросом является привлечение большего объема финансовых средств для Африки. Всем очевидна связь между этими двумя вопросами. В Дарфуре засуха заставила часть населения мигрировать, а это привело к жестоким столкновениям.

Я хотел бы стать проводником иного политического курса в отношении Африки, который состоит в откровенном диалоге с африканцами. Я сторонник права на всеобщий доступ к лечению СПИДа в 2010 году. Но я хочу сказать африканцам правду: не все их проблемы приходят извне.

- Что необходимо сделать в Дарфуре? Создать гуманитарные коридоры? Ввести санкции против Хартума?

- В Дарфуре на территории величиной с Францию расположены двести лагерей беженцев. Сейчас там сезон дождей : Мы не можем сидеть, сложа руки. Необходимо в срочном порядке предпринять шаги по трем направлениям: обеспечить безопасность с помощью отправки миротворцев ООН и Африканского Союза, возобновить политические переговоры и, наконец, оказывать любую возможную гуманитарную помощь. Я буду об этом говорить на саммите, а Бернар Кушнер (Bernard Kouchner - министр иностранных дел Франции - прим. пер.) по моей просьбе в ближайшее время отправится в Дарфур.

- Какой позиции Вы будете придерживаться на встрече с Владимиром Путиным?

- Я считаю, что хорошие отношения с Россией очень важны. Это - великий народ, великая нация. Я осведомлен о трудностях, с которыми сталкивается Путин, о его проблемах и успехах. Я с большим интересом увижусь с ним, чтобы выслушать его, чтобы его понять. Что им движет? Россия снова стала крупной мировой державой. Это должно привести ее на путь мудрости и спокойствия. Я также скажу Путину, что друзья всегда искренни друг с другом. Он не лукавит, а прямо говорит о своих разногласиях с американцами по вопросу системы противоракетной обороны. Я не расцениваю это как недружественный поступок. Соответственно, Путин не должен считать недружественными вопросы, которые ему задают по поводу прав человека и рыночной экономики в России. На нашей встрече я приложу все усилия, чтобы мы достигли взаимопонимания, и чтобы он согласился с тем, что не все должны обязательно разделять одну и ту же точку зрения.

- Вам представляется хорошей идеей развертывание американского противоракетного щита в Польше и Чехии? Почему европейские страны не обсуждают между собою этот вопрос?

- Этот щит слишком близко расположен к России и поэтому не может перехватывать ее ракеты. Возможно, этот шаг носит агрессивный характер в отношении России, но в политическом смысле, а не в военном. Безусловно, предпочтительным было бы выработать единую европейскую точку зрения на этот вопрос. Путин вполне обоснованно говорит нам, что нужно принимать во внимание российские национальные чувства, но я хотел бы, чтобы он логически развил свою мысль. Необходимо также учитывать историю Польши и историю Чешской республики.

__________________________

'Маленький да удаленький': первая проверка на прочность ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.