На прошлой неделе у президента Путина случился приступ ностальгии и самообмана

В фильме 'Бульвар Сансет' (Sunset Boulevard) знаменитая Глория Свонсон (Gloria Swanson) играет стареющую звезду Голливуда, которая сходит с ума - ей все кажется, что какая-то волшебная сила вот-вот вырвет ее из лап забвения, и она снова заблистает на экране. В кульминации ей представляется, что все снова собрались на съемочной площадке, и сейчас начнется ее самый лучший фильм. 'Ну что ж, мистер Демилль - я готова. Снимайте свой крупный план*'.

На прошлой неделе в какой-то момент показалось, что такой же приступ ностальгии и самообмана случился у президента России Владимира Путина: он предупредил Запад, что вновь, как раньше, направит ядерное оружие своей страны на европейские города. Наверное, он про себя он думал, что тоже играет роль. Роль Никиты Хрущева, блиставшего на сцене году так примерно в 1962-м.

Давненько мы уже не представляли себе, каково это, когда на нас, разрывая воздух, летят русские ракеты. Без коммунистической идеологии у России уже явно нет запала ввязываться в войну, в которой ее ждет уничтожение. После распада Советского Союза хваленая военная мощь России проявилась разве что в целой серии катастроф, больше напоминающих курьезы из комедии положений.

В распоряжении России остается огромный арсенал ядерных боеголовок, и совсем недавно она провела испытание новой - и, надо сказать, весьма впечатляющей - межконтинентальной ракеты, способной нести их на значительные расстояния. Но поскольку это действительно слишком страшное оружие, чтобы его использовать, обладание им практически не добавляет России веса в международных отношениях. Как и страшный дракон в вагнеровском 'Зигфриде', Россия может лишь сидеть и пыжиться от осознания своего величия и силы. Практического значения ни то, ни другое не имеет.

Тем не менее, мы все еще обращаем внимание на то, что делает Россия. Она скатывается к диктатуре, что печально. Она занимает доминирующие позиции в энергоснабжении, и кое-какие рычаги ей это дает (хотя ей как минимум столь же важно продавать нефть и газ, как нам - его покупать). Она совершила неслыханное злодейство, если за отравлением бывшего шпиона Александра Литвиненко в Лондоне действительно стоят российские власти. Россия - постоянный член Совете Безопасности Организации Объединенных Наций, и благодаря этому может продолжать нам надоедать. Собственно, противясь наложению на Иран эффективных санкций, она именно это и делает. Но какие бы тревоги ни посещали наши головы в связи с Россией, среди них нет мысли о том, что она может выстрелить по нам своими боеголовками.

Может быть, бахвальством Путина впечатлились российские избиратели, которым весной нужно будет избирать себе нового президента. Им и вправду хочется, чтобы Россия в международных отношениях играла ту роль, которая, по их мнению, обеспечивается ей размерами и историей. Дикий рост капитализма при Борисе Ельцине и безудержный рост цен на энергоносители при Путине дают ей хрупкую иллюзию успеха.

Что ж, одно могу сказать - если Путин хочет покрасоваться перед соотечественниками в лучах ракетно-ядерной славы, то вреда от этого никак не больше (а, может, даже и меньше), чем от фантазий Тони Блэра о спасении Африки или насаждении демократии в некоторых обделенных светом цивилизации странах мира. На угрозы лидера России направить свои ракеты на Европу Запад должен был ответить либо презрительным молчанием, либо столь же презрительным смехом. Однако и Джордж Буш, и Блэр лишь предупредили его, что не стоит возвращаться к лексикону 'холодной войны'.

Странно. Ибо на самом деле они за этот лексикон благодарить его должны - ведь для Запада ядерное противостояние давно минувших дней столь же непреодолимо ностальгически-притягательно, как и для России. В те старые добрые времена никто не осмеливался хоть в чем-то выступить против сверхдержав и членов эксклюзивного ядерного клуба.

В те времена, кстати, и героем было прослыть гораздо проще. И Рональд Рейган, и Маргарет Тэтчер столь долго оставались на политическом Олимпе - а затем остались и в истории - лишь потому, что неустанно давили на Советский Союз, пока он не развалился. Так что если на прошлой неделе их преемники решили стряхнуть пыль со старых сценариев 'холодной войны', то в этом тоже нет ничего удивительного.

Ведь Запад, если разобраться, тоже сидит на огромной куче ядерного барахла, которое никак не помогает взять под контроль взбесившийся мир. Тысячи ядерных ракет не защитили США от терактов 11 сентября 2001 года. С начала этого века судьбы мира решаются, по существу, уже не в Москве и не в Вашингтоне, а в пещере, где прячется и плетет заговоры Усама бен Ладен (Osama bin Laden).

Несмотря на превосходство своей военной техники, Америка завязла в Ираке. Прошедший май стал для американцев месяцем самых тяжелых потерь с начала войны. Саддам Хусейн с того света, наверное, смеется, видя, как ловко заманил нас в ловушку. Его свержение стоило нам множества человеческих жизней, но еще дороже стала потеря авторитета и престижа.

И теперь единственная оставшаяся в мире сверхдержава, Америка, загипнотизировано смотрит на Иран. Такое впечатление, что комар загипнотизировал быка. Раньше Саддам еще как-то держал иранских мулл в узде, но мы сами его скинули, и теперь Иран - прямо ли, косвенно - убивает американских и британских солдат, а Вашингтон в ответ может лишь яриться или 'договариваться'.

В Ираке остался всего один вопрос, на который еще нет ответа. В каком случае мы больше проиграем, а Иран, соответственно, выиграет - если мы уйдем или если останемся? Ведь моральная цена, которую мы за это уже заплатили, никак не меньше наших стратегических потерь: Путин отвечает на критику о нарушениях прав человека тем, что, мол, Запад сам их не соблюдает, посмотрите на залив Гуантанамо или на 'передачу пленных особым порядком'.

А на прошлой неделе Блэр даже сказал, что сочувствует Путину, потому что у него, оказывается, есть проблемы в Чечне. Вот как? В бесчеловечной войне между Россией и ее непокорным сателлитом погибли сотни тысяч людей, столицу Чечни Грозный сравняли с землей - этому он, что ли, сочувствует? Или теперь 'войной с терроризмом' можно оправдать все что угодно? Мы же сами официально заявляем, что не ведем учета количества иракцев, погибших с начала нашего совместного вторжения. Цифра, конечно, никак не сравнимая с Чечней, но ведь она постоянно растет.

Моральный компромисс 'таблетка от всего' нынешнего дня. Мы указываем Москве на то, что она ущемляет демократические ценности, а сами при этом лобызаемся с авторитарными Саудовской Аравией, Пакистаном и Узбекистаном. А что нам еще остается? Мы же слабые, от этих режимов, каковы бы они ни были, зависит наше выживание - они помогают нам в борьбе против воинственных исламистов.

Причем свое бессилие Запад демонстрирует далеко не только в Персидском заливе. У Индии, Пакистана, а теперь и у Северной Кореи появилось ядерное оружие - а мы могли только стоять и наблюдать за этим. Правда, хотя бы здесь наши технологии нам все-таки отчасти помогли - с небольшим количеством боеголовок, запущенных каким-нибудь 'деструктивным государством', американский противоракетный щит справится. Американские ракеты планируется установить в Польше, а связанный с ними радар - в Чехии, и это самое правильное место для того, чтобы перехватывать ракеты из Ирана.

Да, но почему, собственно, из Ирана? Зачем Америке планировать какие-то меры против иранских ракет, если Буш так жестко настроился на то, чтобы не дать Ирану получить ядерную бомбу? На прошлой неделе у 'кандидатов в кандидаты' в президенты от Республиканской партии вырвалось нечто совсем уж отважное - надо ударить по иранским центрифугам, пока они не закрутились, тактическим ядерным оружием.

Очередная фантазия. Американскому народу вполне достаточно иракской войны - еще одной военной авантюры за рубежом он не потерпит. Иранские боеголовки не представляют для Америки никакой прямой угрозы, а даже если бы и представляли - на то ей, Америке, и перехватчики. Но это как минимум значит, что в американских штабах уже готовы к тому, что Иран в ближайшем будущем станет ядерной державой - как и Северная Корея, несмотря на стойкое сопротивление США. В этом случае использовать свое огромное технологическое преимущество для нейтрализации этой угрозы - это для Америки, конечно, самое рациональное решение.

Но если Америка как сверхдержава отправлена в нокдаун, то Россия как сверхдержава лежит в глубоком нокауте. Что может быть более унизительно, чем бессильно наблюдать, как Америка расставляет военную технику по бывшим странам-марионеткам Советского Союза? В первые дни после его распада, когда я был министром обороны**, НАТО еще ходила вокруг да около, все пыталась сделать так, чтобы России не стало в чем-то плохо, чтобы она не почувствовала себя слабой. Но эти времена прошли. Сегодня Варшава и Прага открыто демонстрируют свою важность (к слову, не очень большую) для защиты Запада. Понятно, что с точки зрения Путина это провокация.

Блэр войдет в историю тем, что приказал взяться за обновление британского ядерного арсенала - хотя о том, чтобы его как-то использовать, даже подумать невозможно. Единственная причина, по которой его стоит обновлять - оно, по идее, должно дать нам какое-то влияние. Но достаточно посмотреть на ту жалкую фигуру, каковой в сегодняшнем мире является Россия - а у нее боеголовок значительно больше, чем у Великобритании - чтобы понять, что сила этого аргумента весьма преувеличена.

Когда-то говорили, что Великобритании нужен собственный ядерный арсенал, потому что в мире был СССР. Политика Блэра - очередной пример такой ностальгии. На днях как раз сообщили, что один поляк очнулся от комы, в которой лежал с коммунистических времен - и я невольно задумался: а он-то, Блэр, последние два десятилетия провел в сознании или как? Может быть, он думает, вместе с Путиным, что и советская угроза до сих пор существует?

* * *

* Речь идет о заключительной сцене фильма. По сюжету, актрису Норму Десмонд, которую играет Г. Свонсон, в этот момент арестовывают за убийство ее любовника, и она принимает репортеров и следователя за съемочную бригаду. (Вернуться к тексту статьи)

** Справка газеты The Sunday Times об авторе: 'Майкл Портильо завершил свою более чем тридцатилетнюю политическую карьеру в Консервативной партии в 2005 году. Он был избран в парламент от округа Энфилд-Саутгейт (Enfield Southgate), назначался уполномоченным по вопросам транспорта и местного самоуправления, а впоследствии в Кабинет министров, где занимал должности министра финансов и министра обороны. После ухода из политики М. Портильо сделал несколько документальных фильмов для телеканала BBC2. В нашей газете он ведет еженедельную колонку'. (Вернуться к тексту статьи)

_______________________________

Влад-шантажист ("The Spectator", Великобритания)

Vlad and MAD ("The Economist", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.