Польша скорее сорвет саммит ЕС, который должен состояться на следующей неделе, чем примет новый конституционный договор, урезающий ее право голоса, заявил Times президент Качиньский.

Польский лидер подчеркнул, что он не поддастся на дипломатическое давление, оказываемое на Варшаву.

'Польша имеет право защищать свои национальные интересы', - заявил он. Европа может прийти к соглашению, но 'сотрудничество с Европой и внутри ее не должно зависеть от соглашения с Германией'.

По всей видимости, саммит станет эпическим поединком. Сопротивление Польши конституционному договору может спровоцировать переход к политике 'Европы двух скоростей' и фундаментальное изменение мышления об интеграции ЕС. Качиньский, давший интервью Times сразу после переговоров в Варшаве с президентом Франции Саркози, заявил, что для него неприемлем результат, при котором Польша окажется в числе проигравших.

Два года назад казалось, что французские и голландские избиратели похоронили проект будущего Европы. Что же будет теперь?

Визит французского лидера был частью более широкого дипломатического наступления. Канцлер Австрии Альфред Гузенбауэр (Alfred Gusenbauer) встречался на этой неделе с братом-близнецом президента премьер-министром Польши Ярославом Качиньским. Сегодня в эту страну прибывает премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро (Jose Luis Rodriguez Zapatero).

Наконец, ключевая встреча (и последний шанс спасти саммит) состоится в субботу, когда близнецы отправятся в Берлин. Вчера канцлер Германии Ангела Меркель в мрачных тонах расписала возможный провал саммита.

Рассматриваемая в настоящее время формула голосования по принципу двойного большинства - для принятия решений Совета ЕС потребуется их одобрение не менее, чем 55 процентами государств-членов, представляющих не менее 65 процентов населения, - ущемляет интересы более мелких стран, заявил президент Польши. 'Нельзя менять систему так, чтобы мы оказались главными проигравшими'. Польскую позицию, по всей видимости, намерены отстаивать и чехи.

Поляки предлагают систему 'квадратного корня', которая даст девять голосов Германии (с населением в 81 миллион) и шесть - Польше (с населением более, чем в 36 миллионов). Это, по мнению поляков, вполне отражает соотношение сил между Берлином и Варшавой.

'Это уже компромисс', - подчеркнул 57-летний президент Польши в интервью, данном в дворце Понятовского. Все, что размывает права Польши, гарантированные Ниццским договором, представляет собой ослабление польского влияния. Поляки не желают с этим мириться.

Из уст Качиньского не прозвучало угрозы наложить вето на договор, но он заявил: 'Я не исключаю возможность: Я хотел бы, чтобы был достигнут успех, но не такой успех, когда одни оказываются победителями, а другие - проигравшими'.

Хотя все это может быть элементом шантажа накануне саммита, поляки сосредоточили все свои усилия на одном вопросе - системе голосования, поэтому торговаться по другим вопросам им будет трудно, а то и вообще невозможно.

Позиция Польши обосновывается страхом перед тем, что, если она будет ослаблена, то свое влияние начнут распространять другие страны - особенно, Россия.

Но президент не жалует и Германию: его родители сражались в Варшавском восстании против нацистской оккупации, а одним из его неоднозначных шагов на посту мэра Варшавы было предъявление немцам требований репараций за разрушение польской столицы.

Один из аргументов Германии заключается в том, что Польша, активно лоббирующая принятие в ЕС Украины, поставит под угрозу дальнейшее расширение, если будет затягивать принятие конституционного договора. 'Я не принимаю этот аргумент, - заявил президент, - поскольку 'сотрудничество с Европой и внутри ее не должно зависеть от соглашения с Германией. Так дело не пойдет. Сначала Германия должна понять Польшу'.

_________________________

IV раздел Польши ("Wprost", Польша)

Дупломатия четвертой Речи Посполитой ("Przeglad", Польша)

О Польше в России забывают ("Przeglad", Польша)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.