Решение группы DSG International отказаться от опциона стоимостью 1,9 млрд. долларов на покупку российской сети магазинов электроники и бытовой техники 'Эльдорадо' можно рассматривать как подтверждение слов Тони Блэра о том, что иностранные инвесторы покинут российский рынок, если продолжится новая 'холодная война' между Россией и Западом.

В конце концов, председатель правления DSG Джон Клэр (John Clare) объяснил решение своей компании отказаться от сделки 'корпоративными, экономическими и политическими рисками' на российском рынке.

Однако не исключено, что решение больше связано не с затягивающейся словесной войной Путина с Западом, а с особенностями российского рынка электроники.

Безусловно, рынок бурно развивается. В первом квартале этого года доходы россиян выросли на 13% по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом, а объем потребительских кредитов вырос на 46 процентов. У 'Эльдорадо' сильная позиция на рынке. В мае компания Morgan Stanley оценивала ее стоимость более, чем в 5 млрд. долларов.

Однако еще большему росту рынка препятствуют неэффективность и коррупция налоговых и таможенных органов. Менеджеры, работающие в России, жалуются на запутанность налоговых и таможенных норм, из-за чего для импорта электроники приходится прибегать к 'серым схемам', на которых коррумпированные чиновники таможни зарабатывают миллиарды долларов.

Выступая на прошлой неделе на конференции в Москве, Евгений Чичваркин, глава компании 'Евросеть', лидера по продажам мобильных телефонов, заявил, что '80 процентов рынка видеоигр и MP3-плееров пользуется 'серыми' налоговыми схемами. 'Легально работать на этом рынке невозможно, - заявил он. - Если отменить существующие нормы, то на рынок хлынуло бы от 5 до 7 миллиардов долларов инвестиций'.

Сложности в работе с российской бюрократией пугают и другие британские компании. Банк HSBC, называющий себя 'локальным банком всего мира' размышляет о том, осуществлять ли ему в России серьезный инвестиционный проект. Представитель руководства его российского филиала сообщил мне, что его компания предпочитает восточные рынки, например, китайский. 'Там, по крайней мере, можно рассчитывать на последовательность бюрократии', - сказал он.

Существует опасность того, что британские компании упустят свой шанс на российском рынке. Он далек от совершенства, что могут подтвердить BP и Shell. Однако это самый динамичный и быстроразвивающийся потребительский рынок в Европе. Американские, немецкие, австрийские, французские и бельгийские компании вкладывают миллиарды долларов в его потребительский и финансовый сектор и, в результате, получают рекордные прибыли. Где же британские фирмы?

__________________________________

Урок, полученный в Сибири, или дипломатический сигнал опасности? ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.