Великобритания и Россия продолжают обмениваться 'симметричными' ответами в дипломатической ссоре, для многих отзывающейся эхом "холодной войны"

Напрашивающаяся параллель с временами "холодной войны", однако, носит обманчивый характер. То, что ощущается сейчас, не может сравниться с удушливым страхом, когда с ясного неба в любой момент готовы обрушиться тысячи нацеленных на тебя ядерных ракет. Да, в распоряжении Москвы и Вашингтона по-прежнему находится достаточно оружия, чтобы многократно уничтожить все человечество, но тот ужас, который это вызывало, более или менее улетучился.

Кануло в небытие и идеологическое противостояние между востоком и западом. Конечно, США и Советский Союз вполне могли бы десятилетиями бороться друг с другом за мировое господство, но борьба коммунистической и капиталистической идеологий, которой сопровождалась "холодная война", усугубляла непредсказуемость ее исхода. Война была мировой, поистине глобальной: Вьетнам, Ангола, Чили - вспыхнуть могло где угодно и когда угодно.

Все это так, однако слишком многое в теперешнем поведении России коренится в эпохе "холодной войны". Не в последнюю очередь речь идет о позиции России в отношении гибели бывшего агента КГБ Александра Литвиненко, отравленного в Лондоне полонием. Андрей Луговой, тоже бывший агент КГБ, обвиняется в этом убийстве, правда, в какой-либо связи с российским государством, а тем более - с Кремлем, его не уличили. Тем не менее, нежелание России способствовать расследованию уже представляет собой вызов законности и правопорядку. Сомкнувшись вокруг фигуры Лугового, российские чиновники не допускают даже мысли о его выдаче. Возможно, президент Путин и не несет юридической ответственности за действия Лугового, но элита его страны считает убийство приемлемым аргументом в споре, и в этом должна быть и доля его личной, моральной ответственности.

Политические убийства имеют такую же долгую историю, как сама политика, однако СССР и его союзники по коммунистическому блоку отличались особой жестокостью в преследовании своих врагов по всему земному шару. Десятки людей стали жертвами заказных убийств, за которыми стояло государство, - от Троцкого, убитого в 1940 году ледорубом в Мексике, до папы Иоанна Павла II, в покушении на которого в 1981 году были замешаны болгарские спецслужбы.

Некоторые другие государства также занимались планированием политических убийств за пределами своей территории (например, Соединенными Штатами рассматривалась возможность физического устранения Фиделя Кастро; существовал также план убийства Саддама Хусейна). Но ни одно государство, кроме Советского Союза, не отличалось таким упорством и отсутствием каких-либо моральных установок в преследовании находящихся за рубежом противников. Ни одно государство, кроме Советского Союза, не практиковало массовых казней и тюремных приговоров в отношении миллионов собственных граждан. В 1953 году, когда умер Сталин, репрессии пошли на убыль, но последние политические заключенные получили свободу только в 80-ых годах.

Российские власти осудили преступления советского режима, но не распустили КГБ - один из его ключевых органов, а всего лишь преобразовали его в ФСБ. Лица, работавшие в КГБ, включая самого президента Владимира Путина, ныне занимают высокие посты в российском государстве. В 2004 году бывший президент Чечни Зелимхан Яндарбиев был взорван в автомобиле в Катаре; двоих российских агентов осудили за убийство. Так были похоронены надежды на то, что Москва откажется от старой привычки преследовать своих врагов за границей.

К несчастью для Путина, бессудные убийства не идут на пользу репутации его страны вне зависимости от того, стоит за ними государство или нет. Ведь цель этих убийств - вернуть хотя бы часть того престижа, которым государство пользовалось, когда имело статус мировой державы, а также господство на территории бывшего СССР.

В Москве знают, что военное соперничество с Соединенными Штатами немыслимо. Россия выделяет на оборону в двадцать раз меньше средств, чем США. Даже ремонт инфраструктуры ядерного

арсенала представляет для России серьезные проблемы как с финансовой, так и технической точки зрения. В Кремле также поняли наконец, что война на чужой территории чревата огромными трудностями - собственный опыт России в Афганистане вместе с повторным опытом США в этой же стране и в Ираке научил их этому.

Теперь Россия сосредоточилась на демонстрации мощи в других областях. Путин сделал вполне разумный выбор, решив подчеркнуть роль России как поставщика энергоресурсов. Однако в Кремле решили воспользоваться этим, чтобы заодно запугать слабых соседей России и помочь 'Газпрому', 'Роснефти' и прочим российским компаниям занять ведущие места на мировом рынке. Путину известно, что главное в невоенном соперничестве - экономическая мощь.

Надо помнить, однако, что влияние страны определяется не только ее способностью вызывать страх, но и популярностью. США неплохо справляются с обеими задачами; Европу в целом заметно больше любят, чем боятся. Россия не лишена задатков привлекательности, особенно в том, что касается культуры и науки, однако за последние полвека ей больше давалось вызывать страх, чем любовь.

Кто-то из представителей российских властей действует по принципу 'пусть не любят, лишь бы боялись', но он не стал определяющей основой политики Кремля. Путин высоко ценит членство России в 'большой восьмерке' и возможность регулярно встречаться с лидерами западных стран (в первую очередь с президентом США). Более того, русские считают себя носителями европейской культуры. Рассуждая об улучшении жизни в своей стране, они ориентируются на 'европейские стандарты', хотят сделать Россию 'цивилизованной европейской страной'.

Здесь-то мы и натыкаемся на противоречие. Ведь граждане 'цивилизованных европейских стран', вставая в политическую оппозицию, не рискуют лишиться жизни без суда и следствия. Власти в 'цивилизованных европейских странах' должны поддерживать законность и помогать в расследовании преступлений, совершенных на чужой территории. Россияне, желающие сделать свою страну цивилизованной, должны понимать, что цивилизация приходит не со строительством дорогостоящих аэропортов, гостиниц и лыжных курортов, а с торжеством законности и правопорядка как на своей территории, так и на чужой.

___________________________

Путин копит козыри ("Le Monde", Франция)

Дипломатия по заветам Дона Корлеоне ("The Washington Post", США)

'Холодная война': облегченный вариант ("Al Ahram", Арабская пресса)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.