Из-за таяния арктических льдов и высоких цен на энергоносители 'вершина мира' превращается в новое поле боя. Вчера российский глубоководный аппарат опустил на морское дно в точке Северного полюса капсулу с государственным флагом. Это стало кульминационным моментом научной экспедиции, призванной подкрепить притязания России на зону Арктики размером с две Франции, возможно, содержащую миллиарды тонн нефти и газа. Россия уже создает в регионе новые военные и гражданские объекты - в частности на Земле Франца-Иосифа, архипелаге в северо-восточной части Баренцева моря.

Одновременно, Канада подтверждает свою заявку на Северо-Западный проход - часть акватории Северного Ледовитого океана, соединяющую Атлантику с Тихим океаном (там сейчас идет интенсивное таяние льдов). Недавнее заявление Оттавы о намерении построить патрульные корабли для обеспечения канадского суверенитета над Проходом, было выдержано в воинственном тоне, нехарактерном для нашего мирного соседа.

США давно уже возражают против притязаний обеих стран. Международно-правовые аргументы всегда малопонятны, но вкратце позиция сторон сводится к следующему: притязания Москвы основаны на принципе, согласно которому прибрежное государство контролирует природные ресурсы, расположенные на территории его континентального шельфа, и еще не доказанном утверждении (которое оспаривают США) о том, что континентальный шельф России простирается до самого сердца Арктики. Канада заявляет, что проливы, формирующие Северо-западный проход, по сути представляют собой 'внутренние моря', а потому Канада имеет на них такие же суверенные права, как США - на озеро Мичиган. Вашингтон в ответ утверждает, что проливы представляют собой часть открытого океана, а значит любые суда могут свободно плавать по ним, не испрашивая разрешения Канады.

Впрочем, исход спора лишит не международное право, а военная мощь заинтересованных сторон. Этот факт признается и в самом международном законодательстве, где 'правовой титул' страны на ту или иную территорию зависит от ее способности контролировать эту зону. Именно поэтому Россия отправляет в Арктику корабли, а Канада заявляет о намерении начать патрулирование Прохода. Если подобные акты державного могущества реально воплощаются в практику, другие страны, лишенные такого преимущества, как географическая близость к спорной зоне, как правило идут на уступки, и государство-претендент получает над ней искомый суверенитет.

Способность России контролировать зону, на которую она претендует, сомнений не вызывает; к Канаде, однако, это не относится. Она не в состоянии помешать судам других стран использовать Северо-Западный проход - это периодически демонстрируют США, чтобы расставить точки над i. Таяние льдов в Проходе позволит существенно сократить путь между Атлантикой и Тихим океаном, а также откроет доступ к энергетическим богатствам этого региона. Вашингтон не желает, чтобы Канада в одиночку получала все преимущества от контроля над Проходом, но этот спор имеет второстепенное значение. Реальная угроза исходит от русского медведя, а не от канадского 'барсука'.

Пространство нашей планеты разделено на две категории - территории, контролируемые суверенными государствами и зоны, которые никто не контролирует. Большая часть мирового океана относится ко второй категории, за одним существенным исключением - территориальными водами, которые государства более или менее контролируют своими военно-морскими силами. Международное право давно уже признало контроль государств над прибрежными водами (обычно речь идет о двенадцатимильной зоне): таким образом, они могут блокировать или регулировать доступ иностранных судов на эту территорию. Открытое море, однако, считается свободной зоной для всех.

Крупные военно-морские державы всегда поддерживали принцип 'свободы морей' - по той простой причине, что их военно-морские силы господствуют в океанах. Однако ресурсы 'общего пространства' порой подвергаются чересчур интенсивной эксплуатации, и результатом 'бесконтрольности' океанов становится чрезмерный отлов рыбы. Ситуация предсказуема и неизбежна: раз суверенитет над океанами международным законодательством не предусмотрен, проблему нельзя решить, предоставив какой-то стране номинальный 'правовой титул' на них.

Там, где государство способно контролировать ситуацию, оно должно осуществлять свои полномочия, поскольку это позволяет избежать проблем, связанных с принципом 'общее - значит ничье'. Поэтому контроль Канады над Северо-Западным проходом соответствует интересам всего мирового сообщества, даже если она получит от этого экономическую выгоду и формальное право не допускать туда иностранные корабли. Канада заинтересована в защите Прохода и эксплуатации его ресурсов, которые другие страны смогут у нее закупать. Однако, учитывая ее слабый военный потенциал, эта страна не в состоянии его контролировать без помощи США.

Российские притязания - совершенно иной случай. Москва вновь превращается в международного 'смутьяна', и ее претензии куда более амбициозны, чем канадские. На каком-то этапе Россия, США и другие страны все равно поделят Арктику на эксклюзивные экономические зоны. И сейчас Москва создает предпосылки, чтобы львиная доля этой территории досталась ей. В 'битве за Арктику' она обладает рядом преимуществ по сравнению с Канадой и США. Контроль над морскими территориями определяется двумя факторами: военной мощью и географической близостью. Россия обладает и тем, и другим. США имеют необходимую военно-морскую мощь, но от большей части региона их отделяет значительное расстояние. Канада граничит с Арктикой, но лишена соответствующего военного потенциала. Пока Вашингтон и Оттава конфликтуют из-за Северо-Западного прохода, им трудно будет помешать притязаниям России в других районах Арктики.

Если США поддержат заявку Канады на Северо-Западный проход в обмен на некие гарантии доступа в эту зону американских военных кораблей и гражданских судов, это укрепит позиции обеих стран в споре с Россией. Глобальное потепление продолжается, и обоим государствам надо готовиться к возобновлению прежнего международного соперничества в борьбе за ресурсы, а в 'битве за Арктику' США и Канада - естественные союзники.

Эрик Познер - профессор юриспруденции из Чикагского университета, один из авторов книги 'Пределы международного права' ("The Limits of International Law)

_______________________________________________

Погружение на полюс: отважное, захватывающее - и крайне опасное ("The Independent", Великобритания)

Северный полюс: новая арена столкновения империй ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.