Когда делегация в составе руководителей пяти крупнейших в мире нефтяных компаний во главе с итальянской Eni прибыла на прошлой неделе в Казахстан, чтобы попытаться разрешить спор по поводу гигантского Кашаганского нефтяного месторождения, ее ждала новость о том, что правительство остановило разработку на основании экологических претензий и начало следствие по делу о якобы имевших место фактах уклонения от уплаты налогов на ввозимое оборудование.

Такое начало не предвещало ничего хорошего тем 'дружественным переговорам', которые глава Eni Паоло Скарони (Paolo Scaroni) намеревался провести о перспективах Кашагана. Казахстан, недовольный ростом затрат и продлением сроков освоения месторождения, требует изменения условий сделки.

Спор возник после того, как Eni представила этой центральноазиатской стране пересмотренный план освоения данного месторождения на Каспийском море. Он предусматривал перенос сроков начала добычи на два года - до конца 2010-го, а также удвоение стоимости первого этапа проекта (добыча 300000 баррелей нефти в день) до 19 миллиардов долларов. Казахстан также сообщил о том, что полная оценочная стоимость этого рассчитанного на 40 лет проекта увеличилась с 57 до 136 миллиардов долларов. Таким образом, Кашаган может стать самым дорогостоящим производственным проектом за всю мировую историю.

Пересмотренный план лишает Казахстан существенной части доходов, а также возможности достичь поставленной цели - увеличить в три раза нефтедобычу и войти в десятку мировых лидеров по экспорту нефти. Данный спор, возникший на фоне общемирового усиления ресурсного национализма, может дать Казахстану предлог для укрепления контроля над Кашаганом, который является одним из немногих в мире неосвоенных месторождений, способным давать 1,5 миллиона баррелей нефти в день.

Кашаган имеет огромное значение как будущий источник поставок нефти на Запад вне рамок ОПЕК. В связи с этим западные страны призывают Казахстан к осуществлению совместных проектов для транспортировки каспийской нефти на Запад, а также к отказу от ее перекачки через Россию или Иран и от прямых поставок в Китай.

Для крупнейших нефтяных компаний Запада, которые могут оказаться на обочине, будучи оттесненными агрессивными государственными нефтяными корпорациям, Кашаган является важным плацдармом в многообещающей северной части Каспия, где доминируют Казахстан и Россия.

Европейский Союз на прошлой неделе предупредил о том, что вмешается, если в Кашаганском проекте будут нарушаться права инвесторов. Еврокомиссар по энергетике Андрис Пиебалгс (Andris Piebalgs) сказал, что ЕС 'примет адекватные меры, если законные права европейских компаний окажутся под угрозой'. Премьер-министр Италии Романо Проди (Romano Prodi) может перенести запланированный на начало октября визит в Казахстан на более ранний срок.

Аналитики говорят, что Eni, которая поставила все свое будущее на Кашаганское месторождение, сама виновата в произошедшем, потому что когда в 2001 году она выиграла долгожданное право стать оператором проекта, компания наобещала больше, чем могла сделать. Президент консалтинговой фирмы по нефтедобыче Gordon Energy Solutions Ричард Гордон (Richard Gordon) говорит: 'Eni слишком оптимистично говорила о затратах и сроках освоения месторождения, в связи с чем появились неоправданные надежды и ожидания. А теперь ей приходится расплачиваться, что довольно болезненно'.

Другие члены консорциума по освоению Кашагана, в том числе, ExxonMobil, Conoco-Phillips, Royal Dutch Shell, Total и японская Inpex также пострадают, поскольку, как говорит Гордон, 'раскаты грома инфляции цен, вызванной удорожанием нефти', повышают стоимость кашаганского проекта. Такое происходит со всеми крупными нефтяными проектами. 'Кашаган не даст тех огромных доходов и прибылей, к которым привыкли ведущие нефтяные компании', - отмечает Гордон. Но объем запасов Кашагана гарантирует, что компании 'не уйдут из проекта' несмотря на возникающие трудности.

Кашаган, который один геолог метко назвал 'плохим, ужасным и опасным', является одним из самых трудных нефтяных проектов в истории. Нефть месторождения, содержащая ядовитый сероводород, залегает глубоко под морским дном и находится там под огромным давлением, что создает опасность взрыва. Море в этом районе мелкое, что затрудняет судоходство, особенно в ледовый зимний период.

Но на этом трудности не заканчиваются. Даже в советские времена, когда природоохранные требования были довольно мягкими, СССР запретил бурение в северной части Каспия, которая является естественной средой обитания для многочисленных пород редких птиц и рыб, в том числе осетровых. Министерство экологии Казахстана, отозвавшее на три месяца природоохранное разрешение на освоение Кашагана, заявляет, что проект мог стать причиной гибели тюленей на побережье зимой прошлого года.

Можно провести некие параллели между спором из-за Кашагана и прошлогодним скандалом в России по поводу дальневосточного проекта 'Сахалин-2', который осуществлял консорциум во главе с Shell. Тогда все кончилось тем, что иностранные инвесторы уступили требованиям 'Газпрома' и отдали ему контрольный пакет после того, как им предъявили претензии по поводу увеличения сметы и экологических нарушений в рамках данного проекта сжижения природного газа.

Политика Казахстана направлена на укрепление роли государства в нефтяной отрасли. Недавно принятый закон дает государственной нефтяной компании 'КазМунайГаз' право на владение контрольным пакетом акций во всех будущих проектах нефтедобычи на Каспии. Но даже если конечная цель заключается в завладении Кашаганом, у 'КазМунайгаза' нет сегодня ни технических, ни финансовых возможностей для осуществления задуманного. 'Зачем им забирать у нас этот проект сейчас, когда мы тратим так много денег на его реализацию?' - спрашивает один ведущий нефтепромышленник.

Условия соглашения в рамках проекта изменятся наверняка. Казахстан, как и Россия, разочаровался в соглашениях о разделе продукции, которые позволяют инвесторам не выплачивать арендную плату за разработку недр до тех пор, пока компании-разработчики не возместят свои затраты по проекту. Такая модель совершенно не привлекательна в финансовом плане для государств-владельцев месторождений, поскольку издержки производства постоянно увеличиваются.

Недовольство Казахстана компанией Eni может дать возможность 'КазМунайГазу', являющемуся сегодня миноритарным акционером в консорциуме, стать лидером проекта. Ходят слухи, что ExxonMobil, недавно перенесшая свое казахстанское отделение в прикаспийский город Атырау, может выступить с предложением стать оператором месторождения. Но близкие к этой американской компании люди говорят, что такая работа может превратиться в головную боль, если в проект Кашаганского месторождения не будет внесена окончательная ясность.

Премьер-министр Казахстана Карим Массимов, прежде заявлявший, что его страна будет соблюдать условия всех ранее заключенных сделок, назвал задержку в кашаганском проекте изменением самого контракта, позволяющим Казахстану пересмотреть его условия.

В основе спора лежит мысль о том, что западные компании во время переговоров в 90-е годы выкручивали правительству Казахстана руки, когда эта бывшая советская республика отчаянно нуждалась в инвестициях. Такие представления могут поставить под угрозу срыва и другие проекты. Сопредседатель оппозиционной Общенациональной социал-демократической партии Ораз Жандосов говорит, что контракты на освоение других мощных месторождений - Тенгизского и Карачаганакского - дают еще больше выгод иностранным инвесторам, чем Кашаган, и что 'начинать изменение контрактных условий следовало не с него'.

Казахстан обхаживают и другие стремящиеся получить доступ к каспийским богатствам компании, особенно иностранные государственные нефтяные корпорации, которые руководствуются не только коммерческими, но и политическими соображениями. Китай, договорившийся в прошлом месяце с Казахстаном о совместном строительстве экспортного трубопровода, который свяжет Каспий с КНР, может активизировать свои усилия в поисках возникающих возможностей.

___________________________________________________________

Для главы Shell ответы не носятся в воздухе ("The Guardian", Великобритания)

Как Западу одержать победу в Центральной Азии ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.