Тут наблюдается полное единодушие. Новая отсрочка длительностью в сто двадцать дней, предоставленная сербам и косоварам, чтобы те договорились о статусе жаждущей независимости провинции, который был бы 'лучше' плана, предложенного посредником ООН, Марти Ахтисаари, ни к чему не приведет. Сербия, которую поддерживает Россия, продолжает противиться независимости Косово, пусть даже та будет 'под международным надзором'. Москва угрожает воспользоваться правом вето в Совете Безопасности в случае, если западные страны вынесут на голосование резолюцию, поддерживающую план бывшего финского президента.

Позиция русских порождает пару вопросов. Первый: почему они ужесточили свою позицию в ходе последних месяцев? Солидарность с сербскими 'братьями', славянами и православными, не является достаточной причиной. Так же как и уважение принципа территориальной целостности. Более похоже на правду предположение, что Россия хочет противопоставить свою позицию американской и вбить клин между европейскими странами, не все из которых являются горячими сторонниками идеи предоставления Косово независимости. Это приводит нас ко второму вопросу: не хотят ли русские в обмен на отказ от своего вето добиться уступок в других областях? Эта гипотеза представлялась весьма правдоподобной, но Россия сих пор не объявила цену вопроса.

В ходе семинара, организованного на прошлой неделе греческим институтом международной политики 'Eliamep', представитель российских академических кругов приподнял край завесы над этой тайной. Безусловно, это - неофициальная позиция, но гипотетическая сделка, о которой говорил эксперт, проливает свет на то, что заботит Кремль. Цель Москвы - заблокировать расширение НАТО на восток, в частности в сторону стран СНГ, в которое входят бывшие советские республики, сохранившие связи с 'центром'.

Идея состоит в следующем: НАТО объявит мораторий на расширение, которое воспринимается как политика, направленная против России. Таким образом, НАТО не будет принимать в свои ряды новых членов, а также одобрять новые кандидатуры во время саммита в Бухаресте в 2008 году. Взамен Россия возьмет на себя торжественное обязательство содействовать урегулированию 'замороженных' конфликтов (Приднестровье в Молдавии, Абхазия и Южная Осетия в Грузии) на основе уважения территориальной целостности государств. Таким образом России в обмен на уступку со стороны Запада возьмет на себя обязательства . . . под которыми она уже и так подписалась.

Возможное предложение не ограничивается вышеизложенным. Необходимо будет также отделить вопрос Косово от других конфликтов. Этот вопрос может быть решен путем предоставления Косово некой формы независимости, и одновременного быстрого принятия Сербии в Евросоюз и НАТО. Не вступает ли это в противоречие с неприятием русскими расширения НАТО? Отнюдь нет, так как это уже не будет прежняя НАТО. И тогда на поверхность всплывает старое требование Москвы: период моратория должен быть использован, чтобы осуществить действительное сближение между Россией и НАТО.

Под 'действительным сближением' русские понимают сотрудничество, выходящее за рамки Совета Россия-НАТО, который существует с 1999 года, и который не оправдал их ожиданий. Россия хочет обладать правом вето в НАТО по всем вопросам, касающимся ее саму, а также тех стран, которые в канувшие в Лету времена Бориса Ельцина называли 'ближним зарубежьем'. В этой новой 'атмосфере доверия', стратегическое партнерство с Евросоюзом, заблокированное недовольной Польшей, обязательно начнет развиваться. Эти идеи официально еще не озвучены. Или они так и останутся пробным шаром, или же это - предвестники следующего хода в шахматной партии, начатой Владимиром Путиным.

__________________________________

Секс, деньги и Косово ("L'Espresso", Италия)

Окупается ли поддержка Сербии Москвой? ("The Wall Street Journal", США)

Косовские вопросы ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.