'Так!' - сказал президент Эйзенхауэр, услышав сообщение об успешном запуске спутника. 'Давайте не будем галдеть!' Нет, речь шла не о первом советском 'Спутнике-1' (1957 год, ровно пятьдесят лет назад), а об американском 'Эксплорере-1', запущенном в качестве ответной меры в январе 1958 года.

Айк [прозвище президента Д. Д. Эйзенхауэра - прим. пер.] сохранял спокойствие даже тогда, когда журналисты и аналитики в голос выли, что, дескать, страна запоздала с включением в гонку по освоению космоса и, дескать, Советы вот-вот затмят наше величие. Уолтер Липпманн (Walter Lippmann) в своей вполне типичной по истеричности статье в The Times бранился по поводу 'чудовищной ошибки, что высшей целью американского общественного порядка является приумножение удовлетворенности от потребления товаров'. Президент тогда выступил против паникерского плана, подразумевавшего централизацию образования с ориентацией чуть ли не на превращение каждого ученика в ученого или инженера, разумно заметив, что подобная мера была бы абсолютно в духе русских.

Всю 'холодную войну' характеризовала одна очень забавная черта: Америка постоянно выбирала какую-нибудь сферу, в которой Советский Союз добивался выдающихся достижений, и изо всех пыталась переиграть его на этом поле. Чемпионаты мира по шахматам, конкурсы исполнителей фортепианной классики, Олимпийские игры (какой американец в здравом уме станет метать диски?!) - у русских все это получалось очень хорошо. А на запуск советского спутника американцы отреагировали зычными призывами блюсти национальные интересы и развертыванием объединенной космической программы, дублировавшей советскую во всех деталях, вплоть до совмещения военных целей с научными. Сам 'Спутник' изначально был всего лишь техническим экспериментом и ответвлением от проекта по созданию баллистических ракет, но и запуск 'Эксплорера' сопровождался великим множеством замеров и наблюдений, позволивших, в частности, обнаружить радиационный пояс Ван Аллена, что стало первым важным научным открытием, связанным с космической эпохой.

В конечном итоге США не проиграли даже на чужом поле. Наша экономика оказалась настолько мощной, что Советы безнадежно увязли в борьбе. И, пожалуй, настоящим символом нашей победы в космической гонке стал не 'Аполлон-11', а фильм 'Инопланетянин', дифирамб богатству Америки (кстати, в этом году у него тоже нешуточный юбилей - четверть века), в котором среднестатистическое семейство из Лос-Анджелеса собирает радиопередатчик для общения с внеземной цивилизацией буквально из разбросанного по дому мусора. 'Частный жизненный уровень', на который так ругался Липпманн, на самом деле лежал в основе всех достижений космической эры, включая даже НАСА, этот реликт 'холодной войны' с его невероятно запутанной бюрократией (что признают даже самые пылкие поклонники организации) и со столь же невероятной способностью творить чудеса.

___________________________________

Как умер Юрий? Таинственная смерть героя космической эры ("The Independent", Великобритания)

Сергей Хрущев: Как Россия потеряла Луну ("The Guardian", Великобритания)

Слава Богу, у нас есть эти неумехи-россияне! ("Chicago Tribune", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.