Возможно, последняя вспышка российской пассивно-агрессивной паранойи, нацеленной, в особенности, на Британию, отражает осознание Кремлем того, что Запад, много лет закрывавший глаза, зажимавший нос и принимавший желательное за действительное, начинает все более активно сопротивляться его политике запугивания соседей, пренебрежения правами человека и энергетического шантажа.

Президент - премьер-министр Владимир Путин любит говорить о возрождении российской мощи, подкрепленном рекордной выручкой от экспорта нефти и газа и вернувшейся верой в свои силы. Но избитые обвинения в адрес британских агентов, плетущих нити заговоров против Отечества, которые вчера вновь прозвучали из уст начальника русских шпионов Николая Патрушева, отдают не силой, а слабостью.

'Ясно, что сладостной мечте о стратегическом партнерстве между Россией и Западом пришел конец', - заявил, выступая на конференции независимого фонда 'Россия' (Russia Foundation) в Лондоне, Йорг Химмельрайх (Jörg Himmelreich), эксперт по региону из Фонда Маршалла "Германия - США" (German Marshall Fund). По его словам, Россия во многих отношениях принялась за старое после недолгого флирта с западной демократией и системой правления в 1990-е годы.

'Грядущие выборы будут, скорее, разновидностью плебисцита. Де-факто в России практически восстановлена однопартийная система. Советники, силовики в окружении Путина напоминают ЦК партии', - заявил Химмельрайх. Вместо того, чтобы править для и от имени людей, авторитарный режим Путина, как и его тоталитарный и имперский предшественники, воспринимают народ как 'риск'.

Эд Лукас (Ed Lucas), автор готовящейся к изданию книги 'Новая 'холодная война': как Кремль угрожает России и Западу' (The New Cold War: How the Kremlin Menaces Russia and the West), считает, что отношение Запада начало ужесточаться после периода, включавшего в себя президентство Бориса Ельцина и первые годы правления Путина, когда еще были надежды на лучшее и нежелание принимать жесткие меры в ответ, например, на подавление чеченского сепаратизма.

Одной из причин тому была потеря власти Жаком Шираком во Франции, Сильвио Берлускони в Италии и Герхардом Шредером в Германии. На их место пришли политики, которым Путин импонирует гораздо меньше. А канцлер Германии Ангела Меркель, по словам Лукаса, вообще испытывает к нему личную неприязнь.

'Грубо говоря, западным странам надоело молча смотреть на то, как Россия запугивает своих соседей. Они перестали обвинять в нагнетании напряженности такие страны, как Польша и Эстония. Они перестали закрывать глаза на вопиющую клептократию в Кремле, фальшивую политику и псевдодемократию. В результате, ЕС становится более солидарным и менее склонным к самобичеванию за ельцинскую эпоху'.

Если посмотреть на это с другой стороны, то российский обструкционизм по целому ряду вопросов - от программы разработки ядерного оружия, которую, как предполагается, ведет Иран, до независимости Косово - является продуктом растущей национальной уверенности и исторической обиды, говорит старший аналитик британской Академии оборонных исследований.

По мнению аналитика, НАТО, создававшаяся как антисовесткий альянс, не готова ответить на новые угрозы со стороны России, несмотря на то, что она совершенно явно бросает вызов западным интересам. Отчасти это результат узости стратегического мышления после терактов 11 сентября.

Но если бы Москва, например, оказала военную поддержку Абхазии, которая давно желает отделиться от Грузии, бывшей советской республики, избравшей прозападный курс, то не ясно, что делать НАТО, ЕС и США - и могут ли они что-то сделать. Первым приоритетом Запада должно стать восстановление уважения к себе со стороны России, говорит аналитик.

Надменный отказ Кремля выдать главного подозреваемого в прошлогоднем убийстве в Лондоне Александра Литвиненко показал, сколько еще предстоит наверстать. Для начала ЕС мог бы более твердо отстаивать свою позицию по вопросам энергетики, свободной торговли и прав человека. Крайне необходимо выработать сбалансированную внешнюю политику, которая не была бы ни проповеднической, ни слишком резкой, ни абсолютно релятивистской, ни апологетической.

Член Палаты общин, бывший министр иностранных дел сэр Малколм Рифкинд (Malcolm Rifkind), считает, что нужно уважать законные устремления России, хотя сегодня мало кто рассчитывает на то, что она безоговорочно воспримет западные ценности. Но при этом нельзя считать позицию Путина непримиримой.

'Нужно помнить о том, что у Путина слабые карты, - говорит он. -России не приходится говорить о неэнергетическом экспорте. Нефть однажды закончится. Население России резко сокращается'.

'Самое поразительное - это грубость, с который [бывший] тайный агент ведет российскую внешнюю политику при помощи своих коллег. Эти люди постоянно бьют в свои ворота, как на Украине. Наибольший вред они причиняют России'.

____________________________________________________________

Анатоль Калецкий: Do svidaniya демократия - hello благополучие ("The Times", Великобритания)

Владимир Путин спас Россию от катастрофы. Поэтому давайте оставим его у власти ("The Times", Великобритания)

Путин Великий ("The Wall Street Journal", США)

Владимир Великий? ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.