3 вопроса Венсану Жоверу (Vincent Jauvert), международному обозревателю 'Nouvel Observateur'.

- Приоритетной целью Николя Саркози в ходе первой встречи глав государств в Москве было добиться изменения позиции Владимира Путина по вопросу иранского ядерного досье и независимости Косово. Удалось ли ему это?

- Сложно сказать, поскольку пресс-конференции 9 и 10 октября существенным образом отличались друг от друга. Действительно ли в конечном итоге произошло 'сближение' между Францией и Россией? Удалось ли Саркози убедить Путина снять вето с санкций против Ирана? Во время пресс-конференции 9 октября Саркози казался уверенным в себе, когда речь зашла об иранской проблеме. Зато на следующий день на совместной с Путиным пресс-конференции последний заявил, что немыслимо обсуждать санкции против Ирана до получения доклада МАГАТЭ . . .

По косовской проблеме также царит полная неясность. Саркози вчера заявил, что обсуждал с Путиным решение, которое может удовлетворить всех. Но более мы ничего не знаем: идет ли речь о конфедерации? Или это были пустые слова. Мы теряемся в догадках . . . Одно ясно наверняка. Саркози заявил, что Франция признает независимость Косово, даже если Совбез ООН не примет соответствующую резолюцию.

- Как можно объяснить такую разницу в атмосфере пресс-конференции Саркози 9 октября и совместной пресс-конференции президентов 10 октября?

- Действительно, в среду от Путина веяло холодом. Например, когда на пресс-конференции Саркози назвал российского президента Владимиром, Путин официально обратился к нему 'господин президент'. Тогда Саркози тоже начал называть своего российского коллегу 'господин Путин' . . . У меня создалось впечатление, что Саркози пытался разбить лед и 'поймать' Путина, а тот, как рыба, от него ускользал. По-моему то, что произошло между ними, очень симптоматично: Саркози стремился убедить Путина, а тот не хотел, чтобы его убедили. Возможно, Путин выглядел настолько недовольным, потому что Саркози на своей пресс-конференции приподнял завесу тайны, окружающую некоторые вопросы внутренней политики России, в то время, как сам Путин об этом еще не рассказал россиянам. Например, Саркози заявил, что Путин сообщил ему имя кандидата, которого он хотел бы видеть следующим президентом России . . . Можно сказать, что в конечном итоге Путин 'заморозил' все вопросы. Особенно касающиеся экономического сотрудничества: возможно, Путину показалось, что на него слишком давят, когда Саркози призвал его сделать капитал российских предприятий, например, 'Газпрома', открытым для французских инвесторов в обмен на пакеты акций французских предприятий.

- А в том, что касается прав человека . . .

- Если сравнить его нынешние заявления с теми, что он делал во время своей президентской кампании, можно сделать вывод, что ему пришлось подчиниться требованиям реальности и проводить политику, приближенную к "Realpolitik" , которую он в свое время критиковал. Саркози уделил мало внимания вопросам демократии: он достаточно неуклюже признал наличие 'российской специфики' в этой области, и в этом же духе дал понять, что форм демократии может быть много, в ответ на вопрос о распространенной в России концепции кремлевской суверенной демократии. Да, он поведал российским студентам, как хорошо иметь свободную прессу и систему правосудия, но, создается впечатление, что Путину этого он не сказал. Безусловно, позитивным моментом был визит Саркози в 'Мемориал'. В этой связи стоит отметить, что этим шагом он внес хотя бы минимальный вклад в обсуждение проблем прав человека. Это был умный ход - встретиться с руководителями именно этой российской НПО, основанной Сахаровым и пользующейся большим уважением у россиян, даже у сторонников Путина, которая начала с расследований преступлений, совершенных в ГУЛАГах, а затем обличала правонарушения, совершаемые в Чечне и на Кавказе. Этот визит Саркози был также своевременен, потому что нападки путинской администрации на эту НПО постоянно усиливаются.

______________________________

Путин осадил Саркози ("The Times", Великобритания)

Николя Саркози: новые жесткие условия отношений с Владимиром Путиным ("The Times", Великобритания)

Политика и глянец: Путин против Саркози ("ABC News", США)