Совершив свой первый визит в Москву в качестве президента Республики, Николя Саркози осознал, как трудно проводить в отношении России политику двойной разрядки. Он хотел найти с президентом России точки соприкосновения по важным внешнеполитическим вопросам, и одновременно высказать со всей прямотой обеспокоенность развитием ситуации внутри страны, например, откатом от демократии, нарушением прав человека и т.д. Он выбрал похвальный способ порвать с излишней терпимостью, которую вменяли в вину его предшественнику Жаку Шираку, считавшему, что, называя Владимира Путина демократом, он заручается поддержкой России.

Опыт оказался горьким. Одурманенный лихой поездкой на внедорожнике по дорожкам парка президентской дачи и непринужденным разговором с Владимиром Путиным, с которым они, подчеркнуто общаясь на 'ты', обсудили свои спортивные пристрастия, г-н Саркози решил в первый же вечер своего пребывания в Москве 9 октября, что нашел 'точки соприкосновения' с российским президентом, в частности по вопросу Ирана и Косово. Его ждало разочарование.

На следующий день Путин в присутствии Саркози выразил сомнения в том, что Иран стремится к производству ядерного оружия - тезис, лежащий в основе недавно афишированного ужесточения французской позиции - и даже не упомянул о 'пути', который может вывести из тупика косовскую проблему.

Объяснение лежит на поверхности. Между переговорами во вторник вечером и совместной пресс-конференцией в среду французский президент воплощал в жизнь вторую часть своего плана. Выступая перед студентами Университета им. Баумана, он позволил себе критически высказаться по поводу отсутствия свободы прессы и независимого правосудия, и даже пожелал слушателям, чтобы им когда-нибудь довелось жить в демократическом государстве. 'Оно намного лучше', - заявил г-н Саркози.

Более того, следуя практике американских и немецких руководителей и порывая с наблюдавшимся до сих пор малодушием французской дипломатии, г-н Саркози решил встретиться с представителями НПО. Но эти неправительственные организации вызывают особую неприязнь у г-на Путина, поскольку практически являются единственными институтами, неподконтрольными Кремлю.

Несмотря на то, что Саркози предусмотрительно, чтобы не выглядеть моралистом, упомянул о 'российской самобытности' - выражение, придуманное, чтобы найти историческое оправдание авторитаризму и произволу - Владимир Путин дал ему почувствовать свое неудовольствие. В противоположность тому, чего можно было ожидать от президентского визита, в отношениях между Францией и Россией опять повеяло холодом.

________________________________________

'Ледяной Путин' ("Le Nouvel Observateur", Франция)

Путин осадил Саркози ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.