Токсичные игрушки! Яд в кормах для животных! Товары по искусственно заниженным ценам! Мы убиваем себя - в буквальном и переносном смысле - китайским импортом или, скорее, своим параноидальным протекционизмом пилим сук, на котором сидим?

Сегодня Андрес Мартинес (Andrés Martinez) и Джозеф Фара (Joseph Farah) поговорят о том, насколько опасен китайский импорт. Вчера они обсуждали более широкую тему отношений США с самой населенной страной мира. В ближайшие дни они обсудят военные угрозы, бойкот Олимпиады и другие вопросы.

______________________________________________

Торговля выгодна обеим сторонам Андрес Мартинес

Дорогой Джозеф! На детской площадке в Бостоне, где я был в эти выходные, было несколько отличных игрушечных машинок - в том числе самосвал и полицейский автомобиль - предназначенных для общего пользования. Но я был неприятно удивлен, когда в определенный момент мой сын не позволил играть в них другим детям при том, что ни одна из них ему не принадлежала. Раздражение Себастьяна очень напоминает то, как слишком многие американцы - и слишком многие американские политики - воспринимают Китай.

Широко распространено недовольство тем, что самая населенная страна мира занимает в нем свое место и стремится быть в чем-то так же развитой, как наша страна. Это недовольство мелочно и не ведет к чему хорошему, даже если смотреть на дело эгоистически, потому что мировая экономика - не игра с нулевой суммой, при которой Китай получает выгоду за наш счет.

Совсем наоборот: нынешние американо-китайские отношения представляют собой выгодный для обеих сторон симбиоз и являются локомотивом глобальной стабильности и роста. Китай сочетает умелую и дешевую рабочую силу с высокоэффективной инфраструктурой, и именно поэтому производство в таких масштабах переносится туда из других азиатских стран и Мексики. Раздающиеся в Вашингтоне истерические жалобы на 'неприемлемость' (сколько мы это уже слышим?) роста отрицательного сальдо в торговле с Китаем - безосновательны по многим причинам. С одной стороны, эти показатели просто говорят о том, что данные товары идут в США из Китая, а не из других стран. Во-вторых, хотя об отрицательном сальдо говорят как о доказательстве заговора злобных коммунистов, желающих нас захватить, в основном, оно отражает выбор поставщиков самими компаниями. И ты, Wal-Mart?

В конечном итоге, речь идет о коммерческой динамике, которая позволяет большему числу американцев получать больше товаров и сдерживает рост инфляции в нашей стране. Страхи последних месяцев вокруг безопасности продовольствия и игрушек - это очередная грязная попытка выставить Китай козлом отпущения.

В конце концов, довольно любопытно, что в то время, как политики весь сентябрь продолжали громить пекинский режим за отозванные игрушки, сама компания Mattel принесла извинения этой стране за ущерб, нанесенный ее репутации, и признала, что причиной отзыва примерно 18 миллионов игровых наборов, содержащих опасные магниты, стали 'конструктивные дефекты'.

Да, нормативный режим в Китае и множестве других стран должен быть улучшен, но американские компании должны сами нести ответственность за качество своих товаров, производимых за рубежом. Но поскольку бракованные игрушки были сделаны в Китае, а не в Германии, народ начал винить китайское правительство больше, чем Mattel.

Недооцениваются и выгоды финансовых взаимоотношений. Одна из причин, по которым Китай добился завидной для развивающегося рынка стабильности, заключается в том, что монетарная политика задается долларом, в его валюта привязана к нашей. И вновь мы находимся в ситуации обоюдного выигрыша, поскольку для обеспечения этой привязки Китаю постоянно нужно покупать облигации нашего казначейства. Таким образом, как это ни парадоксально, коммунистический режим субсидирует поддержание наших жизненных стандартов и финансирует закупки нами китайских товаров.

И еще раз хочется сказать паникерам из Вашингтона и СМИ, которые усмотрели в этой ситуации признаки заговора (с расовым оттенком?) и опасности: то, что центральный банк Китая сидит на триллионе долларов каким-то образом доказывает коварство этой страны. Это не дает вам уснуть, Джозеф? Я много раз слышал, как в принципе разумные люди заявляли, что мы заложники Китая, потому что эти коммуняки могут в любой момент ударить нас в спину, продав облигации казначейства и тем самым разрушив американскую экономику. Это просто чепуха - если только вы не верите в то, что Китай настолько хочет навредить Соединенным Штатам, что ради этого совершит самоубийство. Главное, что сегодня обе страны жизненно заинтересованы в благосостоянии друг друга.

Помните старую банковскую шутку? Если задолжаешь банку один миллион, то ты в его руках, но если задолжаешь 500 миллионов, то уже он в твоих руках. Сегодня никто так не заинтересован в благополучии Америки, как Китай, потому что судьба его сбережений увязана с нашими перспективами на будущее. Меня, например, успокаивает то, что Китай продолжает ставить на США и покупать доллары вместо того, чтобы инвестировать во что-то еще.

Что касается валютной привязки, то в последние годы браниться на 'заниженную стоимость' юаня - одно из самых модных занятий на Капитолийском холме. Сенатор Чарльз Шумер (Charles Schumer), демократ от Нью-Йорка, и другие грозятся, что, если Китай не разрешит свободное обращение своей валюты, то мы обложим его импорт гигантскими тарифами (самоубийственные речи!). Говорить об этом стало модно потому, что кое-кто подозревает этих коммуняк в мошенничестве; но большинство экономистов немедленно укажет на то, что удорожание китайской продукции в результате повышения стоимости юаня вряд ли изменит характер товарооборота двух стран (который, на самом деле, и не надо менять).

Наконец, в истеричных призывах к отказу от фиксированной привязки есть элемент лицемерия - когда в конце 1990-х в Юго-Восточной Азии разразился экономический кризис, США умоляли Китай не отказываться от фиксированного обменного курса и не следовать примеру других стран региона, обесценивших свою валюту. Тогда мы были очень благодарны Китаю за то, что он не изменил свою политику.

И мы горячо убеждали многие другие страны - первой приходит в голову Аргентина - привязать свои валюты к доллару так же, как мы когда-то держались золотого стандарта. Да, в долгосрочной перспективе, когда окрепнет финансовая система Китая, желательно, чтобы его валюта обращалась свободно, но в постепенном переходе есть свои плюсы и минусы как для Китая, так и для США.

В этом валютном вопросе есть элемент из разряда 'будь осторожнее с тем, к чему стремишься'. Во-первых, свободно колеблющийся обменный курс может привести к существенной спекулятивной нестабильности финансовой системы Китая. И, во-вторых, как отмечают многие уважаемые экономисты - в том числе Роберт Манделл (Robert Mundell) из Колумбийского университета и Грег Мэнкив (Greg Mankiw) из Гарварда, проблема является надуманной еще по одной причине: мы даже не знаем, повысится ли стоимость юаня, если она будет устанавливаться исключительно рыночными силами. Часто в пылу спора теряется тот факт, что при данном сценарии многие китайцы бросятся скупать доллары, что повлечет за собой занижение стоимости их валюты.

Знаю-знаю. . . Множество нюансов. Все это не так увлекательно, как рассуждать о коварном заговоре коммуняк, вознамерившихся подчинить себе мир. Вам слово.

С наилучшими пожеланиями, Андрес.

Андрес Мартинес, бывший редактор редакционной полосы Los Angeles Times, старший научный сотрудник фонда New America Foundation.

_____________________________

Затупятся ли когти стареющего 'дракона'? ("Los Angeles Times", США)

Радующийся дракон, косящийся медведь ("The International Herald Tribune", США)

Китай против Запада: цифровая война продолжается ("The Times", Великобритания)