Уж на что Владимир Путин мастер по-пустому бахвалиться и преувеличивать, но его последние высказывания на тему Ирана бьют все рекорды контрпродуктивности. На этой неделе он заявил, что 'у нас нет никаких реальных данных, позволяющих утверждать, что Иран стремится разработать ядерное оружие, что приводит нас к заключению, что у страны таких планов нет'. Конкретных доказательств разработки вооружений действительно нет. Однако явных фактов, косвенно это подтверждающих, собрано достаточно, чтобы проявить серьезное беспокойство.

Нет никаких оправданий и тому, что Иран не подчиняется указанию Совета Безопасности прекратить производство обогащенного урана, который можно использовать как в качестве топлива для АЭС, так и в качестве начинки для ядерного оружия. Своими заявлениями и препятствиями, выстраиваемыми Россией на пути ужесточения санкций, Путин лишь подталкивает Иран к продолжению нынешней конфронтации - то есть сам сводит к минимуму возможность дипломатического разрешения ситуации, к которому столь громогласно всех призывает.

Кстати, в том, что Ирану от атома нужна отнюдь не только и не столько электроэнергия, уверены не только правительство Буша и Великобритания - чьи позиции, признаем, после Ирака можно считать, мягко говоря, шаткими. В набат бьет и Франция, решительно выступавшая против иракской войны. Что же касается данных - и вытекающих из них вопросов - относительно иранской ядерной программы, то они поступают в основном от Международного агентства по атомной энергии, занимающегося атомным контролем при Организации Объединенных Наций.

А Россия тем временем подыгрывает и вашим, и нашим - сегодня она вместе с Вашингтоном и Европой говорит о необходимости сдержать ядерные амбиции Тегерана, а завтра уже утверждает, что никакой угрозы оттуда не исходит.

С одной стороны, некоторые кремлевские чиновники действительно нервничают - Россия все-таки географически очень близка к Ирану, - с другой - чувствуется, что гораздо больший интерес они испытывают к нефтяным богатствам Ирана и его готовности потратить часть доходов от их эксплуатации на российскую военную и другую технику.

На следующей неделе, когда Путин поедет в Тегеран, он наверняка будет думать в первую очередь об этом. Однако нельзя позволить, чтобы выгодные перспективы затмили для него угрозу, в которую превратится Иран, обладающий ядерным оружием. Если Путин скажет иранцам, что они должны остановить обогащение урана и принять экономические преференции, которые в ответ предлагают Европа и Вашингтон, то этим он не только принесет России намного больше выгод, но и повысит собственный авторитет.

___________________________________

Русская рулетка в иранском вопросе ("The Wall Street Journal", США)

Дутая значимость маленького человечка ("Time", США)

Говорит Махмуд Ахмадинежад ("The New York Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.