Последний раз Тегеран встречал российского лидера в декабре 1943 г. - то был Иосиф Сталин, прибывший на тайную встречу с Франклином Рузвельтом и Уинстоном Черчиллем. Британский лидер хотел, чтобы очередное широкомасштабное вторжение союзников произошло на Балканах, в мягком подбрюшье Европы. Но перевесило мнение советского диктатора и американского президента. Таким образом, было принято решение сделать ближайшим геостратегическим приоритетом высадку во Франции, которая состоялась семь месяцев спустя, в 1944 г. Судьбоносным мог оказаться и второй саммит, 64 года спустя.

В связи с сообщениями о планируемом покушении на Путина, в Тегеран российский президент прибыл с небольшой задержкой, что прибавило ситуации оттенок мелодрамы.

По всей видимости, целью Владимира Путина было недопущение ударов США по иранским ядерным объектам. Он предостерег Соединенные Штаты от использования для этого территории бывших советских республик. Ходят слухи о том, что базой для такого удара может послужить Азербайджан.

После встречи один на один с ненавистным (Западу) Махмудом Ахмадинежадом Путин председательствовал на саммите президентов пяти каспийских государств - России, Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана. Все они предупредили США о недопустимости ударов по Ирану и согласились с тем, что Договор о нераспространении ядерного оружия является 'одной из основ международной безопасности и стабильности'. Он также дает им право 'на развитие ядерных мирных программ без всяких ограничений' под наблюдением (не столь пристальным) Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

Кроме того, по мнению России, отсутствуют доказательства того, что Иран ведет тайную ядерную программу. Ранее Москва отложила строительство атомной электростанции в Бушере из-за задержки Ираном платежей. Тегеран сообщил о скором возобновлении работ на реакторе стоимостью 800 млн. долларов, возводимом 1 500 специалистами, большинство из которых - россияне. Кроме того, Россия занимает седьмое место среди торговых партнеров Ирана.

Так поддерживалась иллюзия о том, что тайные ядерные объекты богатого нефтью Ирана существуют исключительно для разработки альтернативного источника энергии. Ахмадинежад заявил, что саммит стал 'очень сильным' подтверждением мирных намерений Ирана.

Но тайная ядерная программа Ирана была начата 23 года назад при помощи А. К. Хана, национального героя Пакистана, отца ядерного арсенала этой страны - и самого известного в мире распространителя ядерного оружия. Хан продавал ядерное ноу-хау Северной Корее, Ирану и Ливии (разведки Британии и США выследили тайные поставки и полковник Муаммар Каддафи позже отказался от ядерной программы).

Россия продала Ирану партию зенитно-ракетных комплексов общей стоимостью более 1 миллиарда долларов. Ожидается, что в ближайшие 10 лет Россия будет ежегодно поставлять муллам вооружение на сумму 1,5 миллиарда долларов в год. Китай подписал десятилетнее соглашение стоимостью 100 млрд. долларов на покупку иранской нефти. Германия продолжает прохладно относиться к ужесточению санкций против режима, поскольку примерно 1700 немецких компаний успешно ведут бизнес в Иране. Таким образом, только Соединенные Штаты, Франция и Великобритания сохраняют готовность наказать Иран экономическими методами в том случае, если доклад МАГАТЭ, который должен быть сделан в Совете Безопасности ООН в ноябре, докажет, что Тегеран занимался ядерным жульничеством.

Совет Безопасности дважды вводил умеренные санкции, одобренные Россией и другими членами 'большой шестерки' - США, Великобританией, Францией, Германией и Китаем. Но тегеранский саммит показал, что теперь Россия стоит на стороне Ирана вместе с Венесуэлой, Боливией и Никарагуа. Путин играет мускулами там же, где в свое время любил это делать Советский Союз. Накануне вылета в Тегеран он встретился в своей загородной резиденции с государственным секретарем Кондолизой Райс и министром обороны Бобом Гейтсом, но атмосфера была почти ледяной. Знающие президента российские журналисты говорят, что он очень рад тому, что США завязли в Ираке и Афганистане.

Президенту Бушу силовой вариант решения проблемы по-прежнему кажется очень привлекательным. Но после тегеранского саммита Кремль, скорее всего, ответит на операцию США против Ирана шагами, ведущими к пробуждению конфронтации в духе 'холодной войны'.

В августе генеральный директор МАГАТЭ Мохаммед Эль-Барадеи, по сути, принял условия Ирана, на которых тот согласился отвечать на вопросы агентства о своих ядерных разработках. Было проигнорировано требование МАГАТЭ о проведении новых расследований - некоторые эксперты назвали это капитуляцией.

Главный вопрос, на который нужно получить ответ, - почему Иран почти пять лет не отвечал на ключевые вопросы и по-прежнему не предоставляет неограниченный доступ инспекторам МАГАТЭ. Почему он предпочел подвергнуться санкциями ООН (впрочем, мягким), но не сообщать МАГАТЭ того, что оно имеет право знать?

На этой неделе сторонники немедленного удара по Ирану получили свежий аргумент от одного из самых громких диванных стратегов, отстаивающих эту доктрину. В своей новой книге 'Иранская бомба с часовым механизмом' (The Iranian Time Bomb) Майкл Лиден (Michael Ledeen) утверждает, что перед США стоит ужасный выбор: смириться с ядерным Ираном, стремящимся создать глобальный халифат по образцу 'кровожадного тегеранского режима' или ударить по Ирану и разбираться со всеми непредсказуемыми последствиями, которые повлечет за собой такой удар'.

'В Ираке никогда не будет приемлемого уровня безопасности, пока Ираном правит нынешний теократический фашистский режим, - пишет Лиден. - Понятно, что политики не хотят возникновения этой смертельной угрозы, но выхода нет. Муллы доказали, что будут нападать на нас до тех пор, пока не победят или не будут разгромлены'.

Лиден подрывает доверие к собственным словам, говоря, что 'многие годы отношения между Ираном и 'Аль-Каидой' были настолько тесными, что сегодня сложно не прийти к выводу о том, что Иран имел отношение к терактам 11 сентября'.

Именно к этим аргументам прибегли те же самые неоконсерваторы, когда говорили об аналогичной связи между Саддамом Хусейном и Усамой бен Ладеном. В какой-то момент им даже удалось заставить 60 процентов американцев поверить в то, чего не могли доказать 100 000 сотрудников 16 американских разведывательных ведомств с бюджетом в 60 млрд. долларов.

Арно де Борчгрейв - редактор Washington Times и United Press International

__________________________________________

Последнее танго в Тегеране ("The Economist", Великобритания)

Услышали ли в Тегеране оглушительное молчание? ("Investor's Business Daily", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.