Красивая сказка о битве светлых магов с силами тьмы - это не про наш дозор. Наш дозор от всяких реминисценций с известным бестселлером тщательно открещивался. У нас битва закончилась задолго до начала, посему Requiem дозору пропели задолго до конца: Requiem aeternam donna eis, Domine, et lux perpetua luceat eis...

Прав был Александр Городницкий, заметивший как-то: "А сбывшимися сказки не бывают, не сбывшиеся сказки забывают". Так что сказка о нашем "Ночном дозоре" тоже обречена не на вечную память, а на забвение. То, что начиналось как искренний порыв, закончилось как удачный государственный проект. Искренний порыв закончился со смертью фотографа Владимира Студенецкого, государственный проект - утром 29 апреля 2007 года.

Начнем с того, что Бронзовый солдат не стал для нас ни местом смерти, ни последним рубежом обороны от эстонцев. Бронзового истукана с позором отволокли на воинское кладбище, но никто из тех, кто истошно вопил "Это наше все!", не застрелился, не повесился, вены не вскрыл, не умер от внезапного инфаркта, не упился до смерти и т.д. За всех расплатился Дмитрий Ганин, мученическая смерть которого не вопиет к отмщению. Новомученичество простого русского парня будет немым, но вечным укором нашей общинной совести.

То, что сегодня называется дозором, не имеет никакого отношения к тому дозору, который начинался как искренний порыв. Дозор до бронзовой ночи не равен дозору после бронзовой ночи. Узников совести Линтера и Реву, скорее всего, выпустят, вменив им в вину легкие административно наказуемые шалости. Будут извинения или не будет извинений, теперь уже не важно. И сидят они не потому, что есть за что сидеть, а потому, что "так надо". Кто этот таинственный "так надо", мы все хорошо знаем, и он знает, что после отсидки ни Линтер, ни Рева, ни тем более Сирык не станут в русской общине национальными героями, а иначе сажать их было бы вообще бессмысленно. Они сидят в назидание дозорным и тем, кто им сочувствует, в этом единственный смысл их тюремных страданий.

То, что мы увидели после бронзовой ночи и осквернения братской могилы на Тынисмяги, иначе как ритуальной депортацией мертвых оккупантов и назвать-то трудно. Этим зрелищем нас накормили досыта, и еще будут докармливать, пока последнего постояльца холма Тынисмяги не выдворят за рубеж. Есть, конечно, непонятки с Лениной Варшавской (была похоронена в снарядном ящике, официально найдена в одном из 12 гробов) и капитаном Сысоевым, которого вообще не нашли. Однако непонятки эти, проистекающие из секретности раскопок, в глазах властей, видимо, придают ритуалу депортации дополнительную (мстительную) прелесть.

И что же мы имеем в итоге? Об итогах апрельской разводки не писал разве что только очень ленивый. С чем-то можно согласиться, с чем-то нельзя, но одно несомненно - унижение русской общины не было главной целью провокации. Допускаю, что кому-то из нынешних дозорных такая точка зрения может показаться оскорбительной, умаляющей величие патриотического порыва защитников Бронзового солдата. Пусть так, но финал многоходовой политической комбинации стал известен лишь недавно. К нам была применена стратагема, которая называется "Позаимствовать труп, чтобы вернуть душу".

Смысл стратагемы в том, чтобы, поставив новую цель, возродить к жизни нечто, принадлежащее к прошлому; употребить новые учреждения для продолжения старых традиций. В нашем конкретном случае и старые традиции, и новые учреждения, и даже трупы, которые позаимствовали на холме Тынисмяги, - реальные объекты.

Думаете, что все это было проделано для того, чтобы в новые интеграционные мехи влить старое вино русофобии? Отнюдь, ибо главной целью комбинации была реализация пятого пункта правительственной программы Андруса Ансипа, обнародованной сразу после парламентских выборов: "Формировать представление об Эстонии, как об активном предводителе и духовном лидере, обеспечивающем формирование единства западного мира".

Спровоцировав вполне реальные "бронзовые беспорядки", несложно было затем имитировать угрозу кибертерроризма. После "бронзовой ночи" и "кибератак" страна как бы перестала быть частью санитарного кордона вокруг России, а превратилась в "высокотехнологичную эстонскую демократию", способную эффективно противостоять киберагрессии вероятного противника. Представитель Эстонской Республики при НАТО генерал Йоханнес Керт так прямо и заявил партнерам по альянсу:

"Мы уже не просто страна, отправляющая пехотинцев в Афганистан, мы предоставляем НАТО дополнительные ценности - техничные и высокоинтеллектуальные".

Высокотехнологичная эстонская демократия поставит сразу два достойных памятника "Народному дозору" до и после "бронзовой ночи". Первым будет Киберкайтселийт, о создании которого объявил министр обороны Яак Авиксоо с подачи академика Юло Яаксоо, и Центр кибербезопасности НАТО, который предполагается запустить уже весной 2008 года. Киберкайтселийт будет шпионить за нами, Центр кибербезопасности НАТО (читай киберразведки) будет шпионить за Россией.

В итоге "бронзовой разводки" мы имеем сразу два новых учреждения, продолжающих старые традиции. Но есть и кое-что новенькое: достижение возвышенной цели - духовное лидерство Эстонской Республики, обеспечивающее формирование единства западного мира. С точки зрения выживших дозорных, духовное лидерство изрядно подмочено неофашизмом (я бы сказал - поощрением неонационализма). Однако, с точки зрения Европейского союза и НАТО, видимо, ничего - и так сойдет.

* * *

Сбывшимися сказки не бывают, так что, если кто не понял латинского "Requiem aeternam donna eis, Domine, et lux perpetua luceat eis" в адрес "Ночного дозора", то вот вам дословный перевод: "Вечный покой даруй им, Господи, и вечный свет пусть светит им".

________________________________________

Драма 'Бронзового солдата' ("Atgimimas", Литва)

Эстония: ночной позор ("Час", Латвия)