Владимир Путин - большой охотник до создания крылатых фраз. Судя по всему, в дискуссии о санкциях и противоракетной обороне он решил проявить это свое качество по полной.

Об этом, во всяком случае, кричали заголовки газет. Сам саммит, тем не менее, единодушно назван успешным, чему мы в немалой степени обязаны португальцам, председательствующим сегодня в ЕС. Они прекрасно подготовились и провели встречу очень и очень эффективно. Однако дело, с моей точки зрения, вовсе не в этом.

Премьер-министр Жозе Сократеш (Jose Socrates) и его кабинет - носители весьма романтического взгляда на Россию. Им нравится русская музыка, русская литература, и они считают Россию важной частью европейской цивилизации. Они считают, что говорить с Россией громко или грубо - это неправильно, и полагают, что в последние десятилетия ЕС упустил возможность завязать с Россией диалог, когда она сама стремилась к этому. Поэтому для них было очень важно, чтобы саммит прошел гладко и без резких заявлений. Подписаны соглашения по стали, по борьбе с наркотиками и по специальной 'системе раннего предупреждения' на случай возникновения проблем с поставками энергоносителей.

Но, как я уже сказал, Путин все же не удержался. Он предложил основать организацию, которая занималась бы отслеживанием нарушений прав человека не только в России, но и внутри самого ЕС. Один немецкий журналист, с которым я завел об этом разговор, сказал, что это очень важное заявление, и с благоговением в голосе добавил: 'Она же будет находиться в Брюсселе'. Однако члены Еврокомиссии вовсе не были так рады, и я уверен, что про себя Путин до коликов смеялся над ними.

Вообще такие саммиты всегда превращаются во что-то с чем-то, особенно если в них участвуют профильный комиссар, страна-председатель и верховный представитель по иностранным делам. Если бы страной-председателем была Польша - или, скажем, Эстония или Латвия, - то настроение было бы совсем, совсем иным.

В Лиссабонском договоре, который сегодня так ругают и на основе которого во многом строится и конституция, есть предложение прекратить салочки-пряталки со сменой председателя и поставить во главе ЕС постоянную фигуру - кто-то говорит о Тони Блэре (Tony Blair), хотя более вероятен Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen) или Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker). Но разве не будет странам обидно, что у каждой из них больше не останется возможности оставить в истории подобных событий свой собственный след?

______________________________

Протекционизм России подпитывается разбродом в ЕС ("The Financial Times", Великобритания)

'Русского Перл-Харбора' не будет - все будет гораздо тоньше ("The Guardian", Великобритания)

Лучшая оборона - общая оборона ("The New York Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.