Заместитель госсекретаря США по политическим вопросам Ник Бернс (Nick Burns) возвестил на прошлой неделе миру, что последний пакет экономических санкций его страны против Ирана призван поддержать дипломатические усилия и что 'он никоим образом и ни в каком виде не предусматривает применение силы'. Возможно, Бернс и верит тому, что говорит, поскольку государственный департамент, как принято считать, выступает против военных действий. Но в Белом Доме сидит человек, который дискредитировал себя, и тем не менее, остается там, причем он, как написал его последний биограф Роберт Дрейпер (Robert Draper), 'совершенно и полностью уверен в себе'. Еще 15 месяцев Джордж Буш будет оставаться практически неоспоримым хозяином крупнейшего военного арсенала на планете. И существует реальная перспектива того, что он использует этот арсенал, чтобы парализовать иранскую ядерную программу.

Новые санкции больше направлены против иностранных компаний, ведущих дела с Ираном, чем против американских торговых фирм, которым торговать с Тегераном уже запрещено. Трудно поверить в то, что Вашингтон ждет от этих санкций большого практического результата. Пока Китай и Россия торгуют с этой страной, введенные против нее меры, даже по историческим стандартам международных санкций, будут давать сбои и протечки, как это было в случае с правительством Тони Блэра (Tony Blair).

У иранцев есть нефть, которую хочет покупать весь мир. Евросоюз мечтает о прокладке там газопровода, чтобы снизить собственную зависимость от российских энергоресурсов. Пекин и Москва не проявляют заинтересованности в оказании помощи Бушу в деле запугивания иранцев. Главными причинами экономической неразберихи и хаоса в Тегеране являются не санкции, а некомпетентность правительства и его отказ дать иностранным компаниям возможность разрабатывать иранские нефтяные месторождения, для освоения которых у Ирана нет ни знаний, ни умений.

В действиях Запада по введению санкций прослеживаются две тенденции. Первая - это сложнейший менуэт, исполняемый европейцами. Действуя под руководством Николя Саркози, они главным образом стремятся восстановить отношения с Вашингтоном. А для этого им надо показать, что они поддерживают цели и устремления США. Вряд ли кто-то в европейских правительственных кругах верит в то, что введенные санкции заставят иранцев отказаться от создания своей бомбы. Но они могут отвлечь американцев от военных действий.

Что касается Соединенных Штатов, то главная цель предпринятых ими на прошлой неделе действий заключается в пресечении наглого и жестокого, как они считают, вмешательства Стражей иранской революции в иракские дела. Существует также мнение, что недовольство бесхозяйственностью в экономической сфере - это более мощный фактор в формировании иранского общественного мнения, нежели энтузиазм по поводу исламской бомбы. Приверженцы этой идеи утверждают, что президент Махмуд Ахмадинежад (Mahmoud Ahmadinejad) уже непопулярен, а в условиях вечной борьбы за власть, характерной для системы государственного управления Ирана, закручивание торговых гаек поможет изменить баланс сил. И тогда иранские умеренные прагматики, впавшие в отчаяние из-за безудержной инфляции, растущей безработицы и экономики, полностью основанной на нефти и газе, смогут одержать верх.

К сожалению, все это похоже на фантазии. Легче согласиться с мнением ученых из Техаса, которые на основании исследования последних санкций пришли к выводу, что санкции эти лишь усиливают вероятность военного противостояния. Кристофер Шпрехер (Christopher Sprecher) из Техасского сельскохозяйственного и машиностроительного университета говорит по этому поводу следующее: 'Страна, против которой введены санкции, считает их слабыми, и поэтому начинает действовать дерзко, практически провокационно'. Шпрехер и его коллеги утверждают, что настоящая международная дипломатическая коалиция, направленная против иранской ядерной и внешней политики, произвела бы на Тегеран большее впечатление, чем санкции, которые там воспринимают в основном как американскую игру.

Мало кто из стратегов решится оспорить мысль о том, что иранские революционеры играют важную роль в подрыве стабильности Ирака, или что Тегеран делает все возможное для создания ядерного оружия. Сомнения возникают лишь по поводу того, как поступать в таких условиях. Европейцы будут по-прежнему поддерживать утвержденные ООН дипломатические и экономические меры, которые призваны продемонстрировать обеспокоенность всего мира поведением Ирана. Однако существует хронический скепсис в отношении данных инициатив. В следующем месяце ООН проведет дебаты о дальнейших санкциях, но ни Россия, ни Китай не поддержат жесткие действия.

На прошлой неделе президент Владимир Путин сравнил поведение Буша в отношении Ирана с действиями сумасшедшего, 'который бегает с острой бритвой в руке'. Немногие из европейцев посчитают приемлемым обретение Ираном ядерного оружия. Но большинство из них думает, что это практически неизбежно, и лучше согласиться с таким ходом событий, нежели со страшными геополитическими последствиями военных действий, направленных на предотвращение подобной ситуации.

За семь лет пребывания Буша на посту президента Америка растеряла свой моральный авторитет в такой мере, в какой этого не происходило на всем протяжении двадцатого столетия. Даже в самые мрачные дни 'холодной войны' и, конечно же, Карибского ракетного кризиса, большинство людей на планете сохраняло веру в изначально добропорядочный характер целей и намерений США. Все было потеряно в Ираке. Самые разные люди, по меньшей мере, из числа проживающих за пределами Европы и Америки, восхищаются тем, как Иран бросает дерзкий вызов американской гегемонии. Иран стремится стать региональной сверхдержавой. А у США сегодня намного меньше, чем это необходимо, поддержки для противодействия иранским амбициям дипломатическими средствами или введением санкций. Примиренцы, как их называет Буш, может быть и глупы, но такова их точка зрения. Даже в Европе уровень поддержки американских военных действий крайне незначителен.

Но есть две стороны, которые смотрят на это совсем по-другому. Это Израиль и американский президент. Позиция Израиля всем известна, и она непримирима. Нельзя исключать, что Вашингтон благословит Израиль на нанесение авиационных ударов по иранским ядерным объектам, если у Тель-Авива есть необходимые средства для выполнения такой задачи. Возможно, таких средств у него и не существует.

А что касается Буша, то один из его доверенных людей сказал мне два года назад, что президент ни за что не уйдет из Белого Дома, пока не будет 'решена' иранская проблема. Похоже, что он и сегодня придерживается такой позиции. Таков уж американский президент с его странной безмятежностью духа; решимость Буша нельзя поколебать ни резким падением его популярности по опросам общественного мнения, ни провалами американской внешней политики. Он верит, что Ирак еще можно 'освободить' и вернуть на нормальный путь, если остановить иранских 'террористов'. Военные советники Буша говорят ему, что воздушными налетами иранский ядерный проект уничтожить нельзя, но задержать его лет на пять можно.

Прошло шесть месяцев, и стало ясно, что санкции не смогли сдвинуть Тегеран с его позиций, а время ухода Буша из Белого Дома неумолимо приближается. В этих условиях появляется реальная возможность, что он пошлет бомбардировщики 'Стелс' бомбить Иран. Последствиями таких действий станут резкое увеличение цен на нефть, а также радикальное, возможно, историческое усиление напряженности в отношениях между мусульманским миром и Западом. Гордон Браун в этой ситуации встанет перед крайне сложной дилеммой. Большая часть британцев хочет, чтобы премьер-министр Великобритании держался на удалении от подобных инициатив США. Хватит ли у него на это смелости - это вопрос спорный.

Американская писательница Барбара Славин (Barbara Slavin) недавно опубликовала книгу, в которой утверждает, что в 2003 году Иран был готов заключить 'важнейшую сделку' и пойти на сближение с Соединенными Штатами. Но он натолкнулся на безразличие администрации Буша. Сейчас уже неважно, была ли в то время эта сделка реальна или нет. Важно другое. В условиях подавляющего господства неоконсерваторов в Вашингтоне любой содержательный диалог между США и Ираном стал невозможен.

Ахмадинежаду и его революционным стражам нужен американский враг, чтобы оправдывать свои глупые выходки дома и раздувание раздора и интриг в Ираке. Каждый раз администрация Буша идет им в этом навстречу, с готовностью принимая конфронтационный подход. Соперничающие правительства Тегерана и Вашингтона достойны друг друга. Другой вопрос: а заслужили ли это их народы и остальной мир? Однако прежде чем эти народы сменят свое руководство и дадут миру шанс, отношения между Ираном и США будут лишь ухудшаться.

____________________________________________________________

Иран: проблемы противовоздушной обороны ("Stratfor", США)

Иранский капкан ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.