Вчерашний визит министра иностранных дел России в Иран - не обязательно неблагоприятный поворот в продолжающихся уже пять лет попытках убедить Тегеран отказаться от ядерных амбиций.

Конечно, может быть, происходит укрепление альянса, остающегося для Тегерана одним из наиболее эффективных способов не допустить введения санкций. Но возможна и более оптимистическая интерпретация: Россия, которая сама не в восторге от перспективы получения Ираном ядерного оружия, пристально наблюдает за работами, целью которых, по заверениям Ирана, является лишь производство электричества.

Несмотря на напряженность, возникшую на прошлой неделе в ходе спора между Тегераном и Вашингтоном о новых санкциях, вторым ключевым событием должен стать доклад Международного агентства по атомной энергии, действующего под эгидой ООН. С тех пор, как появились первые сообщения о тайной программе Ирана, идущей уже 20 лет, вся эта драма вошла в ритм регулярных докладов МАГАТЭ, но если что-то может заставить Россию и Китай ужесточить их позицию, то это доклад, который должен быть сделан в середине ноября.

Однако самое неприятное, что произошло с августа, - это решение МАГАТЭ стать самостоятельным игроком на переговорах. В выходные генеральный директор организации Мохаммад эль-Барадеи призвал США ослабить давление на Иран. Можно смело ставить на то, что тон очередного доклада МАГАТЭ будет мягким в отношении Ирана, какими бы ни были результаты работы экспертов, и что он никак не способствует сближению позиций России и Китая с американской.

Поэтому неудивительно, что Иран ведет себя столь самоуверенно. У него достаточно причин считать, что угрозы наказания беспочвенны.

Среди них рекордная цена на нефть и недавний визит президента Путина (а также вчерашний - Сергея Лаврова). Свидетельство столь же ценной поддержки со стороны Китая появилось вчера, когда китайский министр иностранных дел отказал министру иностранных дел Израиля Ципи Ливни, попросившую его поддержать санкции. 'Нет, - был его ответ. - Еще не исчерпаны все средства дипломатии'.

Еще одна причина - поддержка, которую президент Ахмадинежад получил на родине после того, как его столь нелюбезно представили в сентябре в Колумбийском университете: преднамеренное оскорбление ударило рикошетом, возмутив многих иранцев, даже тех, кто не поддерживает Ахмадинежада.

Но, вероятно, ценнее всего решимость самого эль-Барадеи не допустить ужесточения санкций ООН, в полной мере проявившаяся в августе, когда он подписал отдельное соглашение с Ираном относительно того, что Тегеран должен сообщить МАГАТЭ.

И все равно, то, с каким внимание Иран следит за международными дебатами, показывает, что он не почивает на лаврах. В настоящий момент третий раунд санкций ООН может показаться туманной перспективой, но многое свидетельствует о том, что санкции, введенные США в одностороннем порядке, оказывают эффект. Последний пакет санкций призван отпугнуть европейцев от инвестирования в Иран (американским компаниям это уже запрещено) путем прекращения операций с тремя иранскими банками.

Возможно, Ахмадинежад перегнул палку, отстранив Али Лариджани от должности главы делегации Ирана на переговорах о ядерной программе. В результате протестов критиков, в том числе, из числа депутатов парламента, Лариджани был восстановлен в должности, хотя она была названа иначе, и вновь ведет международные переговоры.

Между тем, кандидаты в президенты США стараются не дать миру ни малейшей возможности понять, каковы их намерения относительно Ирана после выборов, которые состоятся в следующем году. Они выступают со всех возможных позиций, хотя больше склоняются к воинственной.

И это заставляет Иран испытывать чувство тревоги и неопределенности - в противовес его растущей самоуверенности.

__________________________________________

Непостижимая иранская стратегия России ("U.S.News", США)

Третья мировая война уже на горизонте? ("Arab News", Арабская пресса)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.