Николай Спасский, заместитель руководителя 'Росатома', российского Федерального агентства по атомной энергии, рассказывает о планах российского государства, а также о сотрудничестве с Ираном.

Он приехал в Женеву 'по делам', никаких подробностей он не раскрывает. Николай Спасский, заместитель руководителя 'Росатома', обрисовывает политику Москвы в области атомной энергетики.

- Сколько атомных электростанций Россия планирует построить в ближайшие годы и каковы ее планы в области экспорта?

- Россия собирается полностью реформировать сектор атомной энергетики. До 2020 года предусмотрено строительство 25 энергоблоков. Ни одна страна мира, даже такие ядерные державы как Соединенные Штаты, Франция или Россия, не может в одиночку продолжать развивать свою атомную промышленность. Это было бы дорогостоящим и иррациональным шагом. Атомная промышленность - явление мирового масштаба. Мы стремимся развивать международное сотрудничество в этой области и наращивать внешнеэкономическую деятельность. Речь идет, с одной стороны, о строительстве АЭС, в настоящий момент мы строим семь атомных электростанций по всему миру, и, с другой стороны, о поставках оборудования для ядерного цикла обогащения урана.

- Какие страны проявляют интерес к строительству АЭС?

- Мы ведем переговоры с Беларусью, со странами Азии, Ближнего Востока и Европы. Мы строим АЭС в Болгарии. Перспективы большие.

- Планируете ли Вы экспортировать реакторы-размножители?

- В данном случае термин 'экспорт' не совсем точен. В этой сфере мы проводим политику международного сотрудничества в конструкторско-технологической области.

- Россия приступила к строительству плавучих АЭС. Планируете ли Вы их продавать за границу?

- Да, мы верим в экономическую и политическую целесообразность данного проекта. В основном эта программа нацелена на развивающиеся страны. Нужно отметить, что в этих государствах очень сложно обеспечивать безопасность. Зато данная платформа имеет фантастическое преимущество - ее можно приобретать в лизинг, и в конечном итоге ее не обязательно приобретать насовсем. А если даже мы ее продадим, то будем уверены в том, что она соответствует требованиям МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии). Кроме того, плавучие АЭС дешевле других.

- Когда Вы рассчитываете закончить строительство Бушерской АЭС на юге Ирана?

- Это - сложный проект, поскольку его начинала не Россия. Нам пришлось интегрировать конструкторско-технологические разработки Германии (Siemens), вот почему строительство так затянулось. Мы надеемся его завершить в следующем году.

- С одной стороны, Россия поддержала санкции Совбеза ООН против Тегерана, с другой стороны, она продолжает строительство Бушерской АЭС. Как Вы справляетесь с этой противоречивой ситуацией?

- Санкции на Бушер не распространяются, и, я надеюсь, не будут распространяться и впредь. Проект находится под стопроцентным контролем МАГАТЭ. Он абсолютно прозрачен. Если выяснится, что Иран отходит от правил, пусть даже на миллиметр, наше сотрудничество немедленно прекратится.

- А что Вы можете сказать о поставке топлива?

- Это вопрос технологический, а не политический. Да, мы будем поставлять топливо в Иран, но только по завершению строительства АЭС. До отгрузки топливо пройдет проверку экспертов МАГАТЭ, потом его опечатают и после доставки в Бушер будут круглосуточно охранять. Этот вопрос также находится под контролем, и если мы увидим какие-либо нарушения, мы сразу же вывезем топливо в Россию. Этот процесс будет способствовать повышению уровня ответственности Ирана и развитию дипломатических каналов. Он сможет функционировать, только если Иран будет соблюдать правила игры. Это - хорошая проверка для режима.

- Росси предложила поставлять Ирану обогащенный уран. Это предложение по прежнему в силе?

- Это предложение существует уже давно.

- Дал ли Иран окончательный ответ на него?

- Нет, но предложение по прежнему на столе переговоров. Когда Иран остановит свою ядерную программу, мы сможем удовлетворять его элементарные потребности. Мы построили центр по обогащению урана в Ангарске.

- На какой стадии находятся переговоры с США о соглашении о сотрудничестве области мирного использования атомной энергии с развивающимися странами?

- Президенты Буш и Путин заявили во время встречи в Кеннебанкпорте, что соглашение готово к подписанию. Сенат США пытается увязать вступление в силу этого соглашения с иранским досье. Мы занимаем другую позицию. Это соглашение отвечает интересам наших двух стран, но если Вашингтон решит его заморозить, мы сможем прекрасно существовать и без него.