Соединенные Штаты планируют изменить свою глобальную стратегию, чтобы разрешить кризис с иранским ядерным досье. Клан 'реалистов', позиции которого в госдепартаменте усилились, считает Иран самой важной внешнеполитической проблемой США. Он полагает, что все предложенные до сих пор решения неэффективны. И пытается придумать, как избежать существующей на данный момент - катастрофической по словам Николя Саркози - альтернативы: нанести удары по Ирану или смириться с Ираном, владеющим бомбой.

Адептом первого варианта является вице-президент Дик Чейни. Вторая гипотеза, отвергаемая 'реалистами', как, впрочем, и первая, может стать реальностью, если иранцы не откажутся от обогащения урана. Поиск третьего пути лежит через Москву, как в старые добрые времена двухполюсного мира.

Не случайно дипломаты киссинджеровской школы возвращаются на авансцену, после того как события 11 сентября позволили неоконсерваторам оттеснить их на задний план. Их аргументация звучит следующим образом: после многочисленных провалов на Ближнем Востоке Соединенные Штаты не могут себе позволить потерпеть неудачу в тегеранском вопросе. Русские, которым ни коим образом не выгодно получить в соседи ядерный Иран, по идее, должны проявить готовность к сотрудничеству. Кроме того, Путин демонстрирует большую твердость в отношениях с Ираном, чем это можно было бы предположить, исходя из его заявлений.

Путин также проявляет гораздо большую гибкость, когда ведет с США диалог не на публике, а с глазу на глаз. Жесткая риторика приносит ему очки в преддверие выборов в России. Правда, русские продемонстрировали некоторый интерес к инициативам, выдвинутым американцами в отношении противоракетного щита и Договора о сокращении обычных вооружений в Европе (ДОВСЕ). США, чтобы заручиться сотрудничеством Москвы по иранскому досье, должны пойти на уступки по другим вопросам. Такова, по крайне мере, точка зрения 'реалистов'.

Боб Блекуилл (Bob Blackwill), советник г-жи Райс в госдепартаменте, развил этот тезис во время конференции 'Трехсторонней комиссии' в Вене. Какие же проблемы США могут посчитать второстепенными по сравнению с иранским вопросом за вычетом противоракетного щита и ДОВСЕ? На ум сразу же приходят Косово и Грузия. По первому вопросу Вашингтон может не так рьяно добиваться признания независимости этой провинции и попытаться найти компромисс с Россией. Грузия же жаждет приобщиться к Плану действий по подготовке к членству в НАТО (Membership Action Plan, MAP). Американцы собирались присоединить ее к нему во время саммита НАТО, который пройдет в апреле 2008 года в Бухаресте. Теперь Тбилиси может стать разменной монетой в торге между Вашингтоном и Москвой.

Контролируемая напряженность

Успех данной стратегии зависит от 'красных линий', которые обозначили для себя обе стороны. Для России одной из них является расширение НАТО в сторону стран, входивших в сферу влияния СССР. Согласится ли Москва поступиться этим вопросом в обмен на спорные уступки, вплоть до предложения получить равное с американцами и европейцами влияние на дела Старого Континента? Российский министр иностранных дел Сергей Лавров не скупится на похвалы в отношении косовской 'тройки', как будто бы она является прообразом тройственного 'совета директоров' Европы, о котором Москва мечтает с момента падения коммунизма.

Обрисованный в данной статье подход может усилить позиции российского президента и одновременно не повредит его тактике поддержания контролируемой напряженности с Западом. Для приверженцев 'реализма' это - цена возрождения дипломатического престижа Вашингтона. Но нет никакой уверенности в том, что Буш готов эту цену заплатить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.