Tuesday, November 13, 2007; Page A19

У французской революции были свои якобинцы, русская вылилась в красный террор. Никто не думал, что мирные революции последних лет произведут жестокие контрреволюции. Но вот, одна из них сделала это.

Действительно, всего за одну неделю президент Грузии Михаил Саакашвили - или 'Миша', как его называют друзья - вероятно, навредил американскому 'продвижению демократии' больше, чем дюжина любых Первезов Мушаррафов. В конце концов, от Пакистана никто не ожидал особых демократических достижений. Но от Грузии - небольшой, клановой горной страны, вбитой клином между Россией и Турцией - ожидали, и на удивление много. Теперь эти ожидания рассеялись в облаках слезоточивого газа, который полиция применила против демонстрантов, вышедших на улицы Тбилиси в прошлую среду. Лучше всех выразил это Брюс Джексон (Bruce Jackson), президент Проекта 'Демократические страны переходного периода' (Project on Transitional Democracies): 'Даже для тех из нас, кто профессионально занимается странами, которые вредят сами себе, это был исключительно плохой день'.

Будет справедливо заметить, что в Грузию никогда не ломились толпы западных фанатов (не говоря уже об артистах и моделях, стремящихся в Венесуэлу Уго Чавеса) того типа, который я описала на прошлой неделе. Настоящие эксперты по Грузии - небольшая, но закаленная в боях группа - давно испытывали серьезные сомнения в отношении 'Миши': о нем рассказывают самые невероятные истории, в которых фигурируют вино, женщины, вспышки раздражения и даже чертово колесо.

Тем не менее, в ходе визита в Тбилиси два года назад, американский президент рискнул похвалить своего грузинского коллегу за 'строительство демократического общества... где процветает свободная пресса, приветствуется сильная оппозиция, где единство достигается мирным путем'. Теперь, когда громилы Саакашвили не только разогнали демонстрантов слезоточивым газом, но и разгромили частный телеканал, почти полностью принадлежащий Руперту Мердоку (очевидно, это не самый лучший способ добиться позитивного освещения в мировых СМИ), эта речь звучит не только наивной и преждевременной, но и, перефразируя Ленина, полезно идиотской. А то, что на этой неделе Буш вообще ни разу не вспомнил о Грузии, - просто позор.

Ведь не нужно было предполагать, что в определенный момент что-то в Грузии пойдет не так: это было очевидно с самого начала. Так бывает почти со всеми революциями, даже мирными. Например, за десятилетие после 1989 года коммунисты пришли к власти путем выборов практически в каждой стране Центральной Европы.

Однако на протяжении следующего десятилетия многие из этих самых коммунистических партий таким же образом лишились власти, а остальные политики региона постепенно становились более компетентными и более предсказуемыми. Так что в долгосрочном плане вопрос не в том, примет ли революция неверное направление, а в том, как это произойдет, и сколько времени потребуется на ее самовосстановление. За последние несколько лет Грузия достигла многого - инвестиции растут, темпы экономического роста повышаются, инфраструктура оправляется от постсоветского коллапса - но традиция мирной смены власти не была установлена. Демократия - это не единовременное явление: одна революция и все в ускоренном темпе меняется. Нет, это процедура, путь развития, который Грузии еще предстоит пройти. Несмотря на то, что Грузии удалось свергнуть советскую по духу политическую и экономическую номенклатуру, правившую страной с 1991 г., здесь было слишком рано объявлять 'задача выполнена'. К сожалению, мы это сделали.

Для Грузии можно найти множество оправданий, и Саакашвили уже озвучил большую их часть. Ясно, что география не сулила ничего хорошего для мирной демократической эволюции, да и с эпохой не повезло: сейчас уже не начало девяностых, когда Россия была погружена в свои проблемы, а Запад имел возможность выдумывать интересные способы интеграции восточноевропейцев. Не подлежит сомнению и то, что режим Путина использовал все имеющиеся в его распоряжении инструменты - от экономических бойкотов до сепаратистских движений и военных угроз - чтобы навредить Саакашвили. Тем не менее, когда Саакашвили обвиняет всю политическую оппозицию - критически настроенных журналистов, демонстрантов и всех остальных - в сотрудничестве с Россией, это звучит неубедительно. Кроме того, какие бы проблемы вы ни испытывали, их не решить, громя телевизионное оборудование.

Все это до боли напоминает еще одну ошибку, совершенную не так давно еще одним американским президентом в той же самой части мира. На протяжении девяностых Билл Клинтон неустанно повторял Борису Ельцину, что он демократ. На каждом саммите американский президент хвалил российского президента, называя его образцом. Даже когда Ельцин расстрелял свой парламент, возродил КГБ и начал репрессивные процессы, кульминацией которых стал выбор Владимира Путина ему в преемники, американская администрация продолжала повторять слова 'демократия' и 'свободные рынки' применительно к России, надеясь на лучшее.

Но лучшего она не дождалась. Похоже, подобрать демократических 'друзей' не проще, чем лошадей, побеждающих на скачках. Большую пользу нам принесло бы создание институтов, чем эгоизмов. Надеюсь, что в следующий раз так оно и будет.

_________________________________

Выборы в Грузии: хватит Западу 'назначать проигравших' ("The International Herald Tribune", США)

Кризис в Грузии ("The Washington Post", США)