Tuesday, November 20, 2007; Page A17

Потери, определенно, идут на убыль. Внезапно оказалось, что больше внимания требуют другие проблемы. СМИ и общественность проявляют все меньше интереса. Все это может объяснить то дуновение оптимизма вокруг войны в Ираке, которое ощущается в Вашингтоне и не только. 'В конце концов все будет в порядке; подождите и увидите' - эту фразу я слышала неоднократно. Как вариант: 'Увеличение контингента принесло плоды' или 'Почему СМИ мэйнстрима не говорят правду о наших успехах в Ираке?'

Хотя у меня нет особого желания укреплять стереотипы о СМИ мэйнстрима, я вынуждена сказать, что этот оптимизм совершенно безоснователен. Не потому что дела в Ираке пошли лучше - похоже, что это действительно так, по крайней мере, на сегодняшний день - а потому что побочный ущерб, причиненный войной отношениям Америки с другими странами, гораздо глубже и шире, чем представляется большинству американцев. Дело не только в том, что война в Ираке вселила энергию в антиамериканизм, который всегда латентно присутствовал почти везде. Гораздо хуже то, что - какой бы успех ни был достигнут в конечном итоге, какой бы успешной ни была иракская демократия через десять лет - способ ведения нами войны избавил от иллюзий наших естественных друзей и сторонников и на долгие годы бросил тень на нашу военную и политическую компетентность. Чем бы все это ни кончилось, цена была слишком высока.

Хотя существует множество примеров тому, как проявилось это разочарование - например, мой коллега Фарид Закария (Fareed Zakaria) не раз писал о том, как Америка, отвлекшись на Ирак, неуклонно теряла влияние в Азии - одним из самых тревожных может стать подготовка Европы к очередному раунду встреч с иранскими переговорщиками по ядерному вопросу. Для тех, кто забыл (и об этом, кстати не упомянули в новостях), напомню, что не Соединенные Штаты, а Британия, Франция и Германия пытаются убедить Исламскую республику отказаться от планов обогащения урана и принять за это помощь в осуществлении мирной атомной программы.

Однако с самого начала над переговорами между Ираном и 'тройкой ЕС', как называют группу дипломаты, нависает тень Ирака. Безусловно ни один экспертный комитет на свете не мог бы убедить европейцев (или кого бы то ни было) в том, что у Ирана действительно есть ядерное оружие или что Иран намерен его создать. Настолько свежи воспоминания о том, как официальные лица США живописали иракский арсенал оружия массового поражения, а потому настолько велик скептицизм относительно любых оценок чьей бы то ни было ядерной программы, что и доклад с печатью ООН или ЕС оказался бы неубедителен, даже если бы иранские ядерные ракеты были выставлены на всеобщее обозрение в центре Тегерана. Разумеется, любой анализ, проведенный в Соединенных Штатах, отбрасывается автоматически.

Поскольку никто не воспринимает анализ всерьез, нет ничего удивительного в том, что никто серьезно не относится к перспективе превращения Ирана в ядерную державу. Не вызывает энтузиазма идея санкций, хотя они, вероятно, будут введены и, вероятно, докажут свою неэффективность: зачем лишаться выгодного торгового партнера из-за каких-то ракет, в которые никто не верит? Что касается 'силового варианта', то сегодня в Европе самый надежный способ продать газету - это напечатать статью с намеком на то, что Соединенные Штаты скоро начнут бомбить иранские ядерные объекты. Само это предположение возмущает, и не из-за неистового пацифизма - 'Американцы с Марса, а европейцы - с Венеры' - а потому, что большинство комментаторов (и, что там скрывать, большинство дипломатов) считают, что из этого ничего не выйдет. Или это 'усилит позиции иранских ядерных ястребов' или погибнут тысячи мирных жителей (а иранская ядерная программа останется в основном нетронутой) или Иран нанесет ответный удар в Ираке - или все сразу. Если администрация Буша все же пойдет на это (устроив 'последний фейерверк', как выразился один мой британский друг), то поддержка международного сообщества будет минимальной, возмущение - максимальным, а дипломатические последствия - чудовищными. Даже европейские политики, желавшие выразить поддержку, испугаются реакции своих избирателей. Благодаря Ираку.

Так что же нам остается? Надеяться на то, что правы те, кто говорит, что ядерную бомбу Иран сможет создать лишь через много лет. Надеяться на то, что, если Иран получит ядерное оружие, то его правительство будет вести себя ответственно. Надеяться на то, что все остальные кризисы, решение которых затормозил или сорвал Ирак - Пакистан, Афганистан, Ближний Восток вообще - также как-то разрешатся. Надеяться на то, что в конечном итоге, лет через десять или двадцать, все будет хорошо. Как в Ираке.

___________________________________

Как выиграть 'битву идей' ("The Washington Post", США)

Ни плана, ни мира, ни ответственности ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.