'Неприятно, когда государство применяет силу против части населения. Это было труднейшее решение. Когда наших граждан били дубинками, я ощущал каждый удар, как будто его наносили мне. Но альтернативой был бы хаос и гражданский конфликт. Грузия уже прошла через все это, и моей задачей было не допустить возврата страны в те времена. Кто бы ни был президентом, государство должно действовать именно так'.

Даже Первезу Мушаррафу не хватило наглости вытащить на свет божий одно из самых банальных оправданий любого охваченного манией величия тирана, палками приводящего свой народ к повиновению: 'Я испытываю такую же боль, как и вы'. Тем не менее, когда президент Грузии Михаил Саакашвили 7 ноября ввел в стране чрезвычайное положение, а до этого десятки тысяч граждан, вышедших на улицу, чтобы бросить ему вызов, получили в ответ слезоточивый газ и резиновые пули, сама история словно подталкивает нас провести параллель между ситуацией в этой закавказской стране и событиями на севере Индостана.

В символическом плане события в Грузии выглядят даже прискорбнее, чем в Пакистане, поскольку Саакашвили считался воплощением той самой 'молодой энергичной демократии', чье распространение в развивающихся странах стало краеугольным камнем Доктрины Буша. Этот юрист, получивший высшее образование в Нью-Йорке и однозначно ориентирующийся на США, был избран главой государства в 2003 г., после 'революции роз', согнавшей с трона косного сатрапа Эдуарда Шеварднадзе, правившего Грузией еще в советские времена. За те несколько лет, что он занимает пост президента, Саакашвили добился впечатляющих успехов в борьбе с коррупцией в госаппарате и народном хозяйстве - настолько, что в 2006 г. Всемирный банк присвоил Грузии первое место в мире по эффективности экономических реформ, и 18-е - с точки зрения 'благоприятных условий для бизнеса'.

Веками эта причерноморская страна представляла собой космополитичный 'бурлящий котел' - народностей здесь не меньше, чем марок вина. В древности она называлась Колхидой: именно здесь был прикован к скале Прометей, здесь жила Медея и хранилось золотое руно, за которым отправились Ясон и аргонавты, здесь, если верить иудейским легендам, закончил свой путь Ноев ковчег. В общем, объединить такую страну, и управлять ею очень непросто. (В конце концов, именно в родной Грузии Иосиф Сталин усвоил первое правило ирредентизма: этническая идентичность ставит палки в колеса не только пролетарскому интернационализму, но и буржуазному национализму). Таким образом, тот факт, что Саакашвили удалось мирным путем покончить с сепаратистским движением в Аджарии, грозившим в свое время обернуться 'балканизацией' этой постсоветской республики, следует считать выдающимся достижением; впрочем, его действия в отношении аналогичных этнических движений за самоопределение в Абхазии и Южной Осетии фактически не увенчались успехом.

Хотя после избрания Саакашвили ситуация с правами человека в Грузии улучшилась, Госдепартамент США отмечает в этой связи: 'Сотрудники правоохранительных органов, как сообщается, подвергали пыткам задержанных в собственных домах или в машинах по пути к следственным изоляторам. Утверждается также, что агенты спецслужб в штатском несколько раз нападали на людей на улицах или подвергали их избиению в безлюдных местах - например, на кладбищах или в лесных массивах'. В прошлом году в ходе бунта в одной из тюрем семеро заключенных погибли, а еще 17 получили увечья; правящая левоцентристская партия Единое национальное движение, возглавляемая Саакашвили, не позволила парламенту провести независимое расследование случившегося. Однако самым громким из скандалов, в которых на сегодняшний день оказался замешан режим Саакашвили, остается нашумевшее убийство главы отдела внешних связей Объединенного грузинского банка Сандро Гиргвлиани в 2006 г.

Подробности этого дела слишком сложны и неясны, чтобы вдаваться в них сейчас; отметим только, что в июле четверо сотрудников МВД низкого ранга были осуждены за то, что похитили Гиргвлиани и забили его до смерти, и еще немало чиновников подали в отставку или были уволены в результате последствий скандала, который, похоже, будет тянуться бесконечно. Для многих оппонентов Саакашвили - как справа, так и слева - эта история стала самой острой колючкой 'революции роз'; в попытках сместить правящую иерархию им оказывает неоценимую помощь свободная пресса (в Грузии выходит 200 независимых газет, а доступ к Интернету осуществляется без каких-либо препятствий) и зачастую провокационные передачи телестанции 'Имеди'. Телеканалом 'Имеди' владеют грузинский магнат Бадри Патаркацишвили и - хотите верьте, хотите нет - News Corporation, принадлежащая Руперту Мэрдоку (Rupert Murdoch). И вот тут-то события начинают приобретать по-настоящему интересный оборот.

Среди новоиспеченных оппонентов Саакашвили числится его бывший соратник по 'революции роз' и министр обороны Ираклий Окруашвили. В ноябре 2006 г., когда его пересадили в кресло министра экономического развития, Окруашвили подал в отставку. Чуть меньше года спустя он принял два решения: во-первых, создал собственную оппозиционную партию, 'Движение за единую Грузию', и, во-вторых, публично обвинил Саакашвили, которого он теперь называет 'сказочником' и 'провалившимся ура-патриотом', в подготовке убийства Патаркацишвили. Вряд ли стоит удивляться, что в сентябре 2007 г. сам Окруашвили попал под арест по обвинениям в коррупции - в том числе в вымогательстве, отмывании денег и злоупотреблении служебным положением. В своих показаниях, записанных на видеопленку в Генеральной прокуратуре, он, в прискорбных традициях 'показательных процессов', признал себя виновным и отказался от всех обвинений в адрес бывшего начальника. Затем Окруашвили внес залог в 6 миллионов долларов и бежал из страны, сославшись на необходимость поправить здоровье.

Демонстрации в Тбилиси начались 3 ноября. Через два дня Окруашвили появился в эфире 'Имеди', и заявил: 'Все, что я говорил о Саакашвили - правда. Но при нынешней судебной системе в Грузии я не смог бы ничего доказать: Тем не менее, я смогу подтвердить свои обвинения фактами в любом независимом суде в течение недели'. 7 ноября Саакашвили ввел чрезвычайное положение, а в 9 вечера того же дня даже закрыл 'Имеди' доступ в эфир. Как сообщала Washington Post, 'перед тем, как экран погас, ведущий успел сообщить, что в студию ворвались полицейские и велели всем сотрудникам лечь на пол. Он призвал правительства других стран не оставить случившееся без внимания'. Грузинские власти заявили, что 'Имеди' агитировал за 'насильственное свержение' действующей власти. Но они опять не рассчитали время. Всего за неделю до этих событий News Corp. обнародовала планы приобрести контрольный пакет акций телеканала.

В пятницу Саакашвили, уступив давлению Вашингтона, отменил чрезвычайное положение и назначил на январь будущего года досрочные президентские выборы. Видные оппозиционеры, в частности Леван Гачечиладзе, лидер партии 'Новые правые', который в настоящее время опережает Саакашвили в социологических рейтингах, заявляют, что полномасштабное возвращение 'Имеди' в эфир - безоговорочное условие для восстановления спокойствия в стране. Грузинский министр по урегулированию конфликтов, в свою очередь, подчеркивает, что снимет запрет на вещание 'Имеди' только после того, как убедится, что телеканал 'больше не используется в качестве орудия для подстрекательства к массовым беспорядкам и насилию'. Пока что его лицензия приостановлена на три месяца, а все активы заморожены. Это значит, что телеканал не сможет освещать январские выборы, в которых - что еще больше запутывает ситуацию - намерен участвовать и Патаркацишвили. (В настоящее время против него возбуждено дело о попытке создать в стране 'незаконное вооруженное формирование').

Несмотря на весь этот разгул интриг и заговоров в традициях 'банановых республик', ситуация все же дает основания для осторожного оптимизма. Во-первых, государство не объединяет надуманное дело против Патаркацишвили с обвинениями в адрес 'Имеди', который теперь принадлежит западной компании и пользуется большой популярностью. Саакашвили, признавшему, что чрезвычайное положение нанесло стране 'определенный ущерб', придется уступить требованиям общественности о возвращении телеканала в эфир, чтобы иметь хоть какой-то шанс на переизбрание, и уж тем более чтобы восстановить отношения с самым важным стратегическим союзником Грузии (а заодно и с одной из наиболее влиятельных западных медийных корпораций). Оппозиционная коалиция из десяти партий призывает своих сторонников снова выйти на улицы 25 ноября, если вещание 'Имеди' не возобновится. Еще раз разогнать их силой Саакашвили не может - по крайней мере, в этом месяце.

Один из важных аспектов всей этой истории состоит в том, что его проамериканская ориентация не конъюнктурна, как у Мушаррафа. Саакашвили страстно желает, чтобы Грузия вступила в НАТО и ЕС, и на прошлой неделе, пока он занимался подавлением гражданских свобод, в стране произошло поистине этапное событие: там официально завершилось российское военное присутствие. Вывод российских войск стал предварительным условием для продолжения ратификации странами НАТО Договора об обычных вооруженных силах в Европе, а значит - и любого обсуждения вопроса о вступлении Грузии в состав альянса. 8 ноября командующий Группой российских войск в Закавказье Андрей Попов, выполняя обещание, данное Кремлем в 1999 г., подписал акт о передаче грузинской стороне последнего из унаследованных с советских времен российских объектов - базы в Батуми. Таким образом технических препятствий для выполнения плана действий по вступлению в НАТО для Грузии больше не существует.

Примечательно, что чрезвычайное положение не нанесло непоправимого вреда и перспективам вступления Грузии в ЕС. Спецпредставитель Евросоюза в Закавказье Питер Семнби (Peter Semneby) заметил в интервью EurasiaNet: 'Если Грузии удастся развернуть ситуацию в сторону президентских выборов, и если эти выборы пройдут успешно, никакого серьезного ущерба для наших отношений не последует'. А министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский (Radoslaw Sikorski) даже заявил в эфире Польского радио, что намерен в ближайшее время отправиться в Грузию, чтобы помочь найти выход из тупика в истории с 'Имеди'. О таком посредничестве его просил Вашингтон и еврокомиссар по внешней политике Хавьер Солана (Javier Solana).

Это отличный пример, подтверждающий, что США и Европа не утратили способности эффективно применять дипломатию 'кнута и пряника' в отношении совершающих вопиющие действия партнеров, по-прежнему кровно заинтересованных в военных и экономических связях с Западом. Слухи о кончине Доктрины Буша оказались сильно преувеличены. В данном случае уместнее сравнивать Грузию не с Пакистаном, а с другим упрямым и зачастую непростым партнером - Турцией.

Причина, по которой Турция не стала немедленно вторгаться в Иракский Курдистан - несмотря на то, что перед похищением боевиками РПК восьми турецких солдат в прошлом месяце бледнеет провокация 'Хезболлы' против Израиля два с лишним года назад - вероятно связана с ее членством в НАТО. Хотя официально НАТО не участвовала в освобождении Ирака, а Турция, как известно, в 2003 г. заблокировала войскам коалиции путь на Багдад с севера, Статья 4 Североатлантического договора была истолкована как обязательство альянса защитить Турцию, если она подвергнется нападению или угрозе нападения в ходе этой войны. Именно это обещание помогло остановить занесенную для удара руку Анкары и не позволило небезоблачным американо-турецким отношениям окончательно испортиться.

Что же касается заявки Турции на вступление в другую наднациональную структуру, членства в которой жаждут многие - Европейский Союз, то 6 ноября комиссар по вопросам расширения ЕС Олли Рен (Olli Rehn) представил доклад на эту тему, где указывалось: 'Печально известная Статья 301 должна быть безотлагательно отменена или изменена'. Речь идет о глупом и репрессивном законоположении, действующем уже давно, согласно которому уголовным преступлением ('оскорблением турецкой идентичности') считается даже упоминание о геноциде армян в Османской империи в 1915-18 гг., жертвами которого стали полтора миллиона человек. (По этому обвинению попал под суд турецкий писатель Орхан Памук (Orhan Pamuk), и разразившийся международный скандал, возможно, предопределил присвоение ему Нобелевской премии в 2006 г., а мужественный турецкий журналист Грант Динк (Hrant Dink), армянин по национальности, был убит в январе нынешнего года - возможно, при соучастии стамбульской полиции - за то, что осмеливался заявлять, что его в стране следует признать этот ужасный эпизод собственной истории). Стоит отметить, что доклад ЕС был обнародован через считанные недели после принятия Комитетом по иностранным делам Палаты представителей Конгресса США необязывающей резолюции о признании факта геноцида армян - против ее прохождения, к сожалению, возражал президент Буш, а в Турции она вызвала взрыв фарисейского негодования. Утверждалось также, что резолюция станет бомбой, подложенной под наш союз с кемалистским государством. Тем не менее, в тот же день, когда был обнародован доклад ЕС, турецкий министр юстиции Мехмет Али Сахин (Mehmet Ali Sahin) заявил, что в парламент будет внесен законопроект о поправках или полной отмене Статьи 301.

Конечно, пока еще рано говорить, что Сахин и президент Турции Абдулла Гюль (Abdullah Gul), всерьез намерены покончить с этой статьей. Однако обнадеживает уже тот факт, что умеренно исламистское правительство страны настроилось на либерализацию (причем юридически обязывающую). Что ж, если членство в НАТО и перспектива вступления в ЕС способны приблизить Турцию к демократии, то, надо думать, они смогут сыграть ту же роли и в отношении Грузии.

Майкл Вайс - заместитель главного редактора журнала Jewcy

___________________________

Мишины неприятности ("The Economist", Великобритания)

Что случилось с Грузией? ("The Wall Street Journal", США)

Хватит Западу 'назначать проигравших' ("The International Herald Tribune", США)

Свалить вину на Россию ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.